Среда обитания

Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?

В 1990-х я написал книгу «Что значит быть европейским мусульманином» (To Be a European Muslim), в которой предложил прочтение священных писаний в приложении к европейскому контексту. Мягко говоря, не все согласились с таким подходом. Многие заявили: «Мы – не европейские мусульмане, мы – мусульмане, проживающие в Европе».

Я никак не могу согласиться с такой постановкой вопроса, и свою следующую книгу, увидевшую свет в начале 2000-х, я назвал недвусмысленно: «Мусульмане стран Запада и будущее ислама» (Western Muslims and the Future of Islam). Я считаю, что нам, мусульманам, проживающим в странах западного мира, крайне важно понимать разницу между этими двумя подходами.

 Когда мы называем себя мусульманами на Западе, получается, что мы ощущаем окружающую нас действительность как чужеродную, как будто мы живем там, где нет ничего нашего. Но, называя себя мусульманами стран Запада, мы напротив, подчеркиваем, что мы одновременно принадлежим и к исламской, и к западной цивилизации.

 И тут важно прояснить еще один момент. Раз мы допускаем «западность» мусульман, означает ли это, что ислам на Западе отличается от ислама в мусульманских странах? Нет, не означает, ислам – един. И я говорю это не как социолог или политолог: так учит нас исламская правовая традиция. Независимо от места проживания, для мусульман ислам является набором общих принципов существования, в которые мы верим. Каждый мусульманин принимает шесть столпов веры вне зависимости от того, какой традиции он придерживается – суннитской, салафитской, суфийской или шиитской… С этим никто не спорит. Шесть столпов веры составляют основу вероубеждения, акиду.

 Некоторые называют меня новатором, но то, о чем я говорю, совсем не ново. Так с самого начала говорили ученые и знатоки права, факихи.

 В фикхе выделяют основные принципы (усуль) и разветвления (фуру). В соответствии с фуру, ислам одобряет все, что приносит пользу окружающей среде. Именно этот базовый принцип предписывает нам принимать многообразие культур. Именно по этой причине с самых первых лет распространения ислама мусульмане вбирали из окружающих культур лучшее. Именно об этом говорится в хадисе: «Мудрость – потерянная собственность мусульманина. Где бы он ни нашел ее, она принадлежит ему».

 Получается, что да, ислам – един, но культур – множество. Поэтому когда мы говорим о европейском, канадском, американском, западном исламе, «европейскость», «западность» относится к культуре, в то время как принципы остаются исламскими. В исламе есть место и единению, и многообразию. Вы можете быть носителем канадской культуры и при этом быть мусульманином по вероисповеданию, и в этом нет никакого противоречия, потому что это заложено в правовой традиции ислама.

 Следовательно, и в культурном измерении легко найти место религии. Почему? Потому что без культуры религии нет. Иудаизм, христианство и ислам были явлены в определенном культурном контексте, характеризующемся специфическими социальными взаимоотношениями. Никакие религиозные принципы не могут существовать вне культуры, которая принимает их.

 Но, в свою очередь, и во всякой культуре есть многое от религии. Взять хотя бы то, что воскресенье – выходной день. Это религиозная традиция, восходящая к христианству и иудаизму. Также и праздники, годичный цикл сильно привязаны к религиозным традициям. Мы не можем отделить культуру от религии. Однако между ними нельзя ставить знак равенства. Поэтому мы и говорим, что ислам – един, а культур – множество.

 Тарик Рамадан, профессор современных исламских наук факультета востоковедения Оксфордского университета

Комментарии 0