Политика

Ливия разваливается. Бенгази, Мисурата и Бани-Валид отделяются от Триполи

Пример Бенгази оказался весьма заразителен, и ливийцы вплотную занялись внедрением концепции «городов-государств». За регионом Барка и Бани-Валидом, о своей автономии заявила Мисурата, третий по величине город в стране.

Одним из лозунгов сторонников убитого Муаммара Каддафи был «Бог, Муаммар, Ливия — и всё». Долгое время считалось «хорошим тоном» высмеивать эти параллели, находя в них очередное подтверждение «авторитаризма», «тирании» и прочих вещей, которые послужили формальным поводом для нападения на Ливию. Однако, чем больше времени проходит с момента смерти полковника, тем больше возникает свидетельств того, что Ливия действительно держалась на личности Каддафи. Причём не только в смысле политики, но и географии.

Исторически, Ливия представляет собой объединение трёх областей, Триполитании, Киренаики и Феццан, где проживает огромное количество племён, а фактическими центрами экономики и внутренней политики этих регионов являются месторождения нефти. Муаммар Каддафи в своё время смог решить головоломную задачу — связать племена и общественные группы в единое государство, где соблюдался баланс интересов каждой этнической группы, был выработан запутанный, но вполне действенный формат отношений региональных лидеров, а сепаратизм был сведён к возможному в данной ситуации минимуму. 

Этот механизм не был идеальным, поскольку многие племена враждуют между собой на протяжении нескольких веков. На юге страны спокойствия не существовало и при Каддафи — так, даже в 2009 году для подавления вооружённых выступлений местных правителей пришлось применять авиацию. 

Теперь же, когда Каддафи нет, поддерживать стабильность вообще некому, и ничем не сдерживаемые центробежные силы приводят к ожидаемым результатам. 6 марта, около двух тысяч делегатов специально созданного «Конгресса народов Киренаики» сформировали Высший переходный совет региона. По мнению собравшихся граждан, центральное правительство традиционно уделяет недостаточно внимания развитию востока страны, хотя именно в Киренаике добывается основной объём ливийской нефти. Шейхи этой области намерены создать независимые от Триполи органы управления и ведомства, центральным из которых станет орган, управляющий добычей нефти и распределением финансов от её продажи. Хотя пока что во всеуслышание не говорилось о том, что речь идёт о создании новой самостоятельной единицы, среди прочих ведомств, которые намерены открыть «народы Киренаики», упоминаются министерство внутренних дел, образования, коммунального и сельского хозяйства. И, якобы, предполагается создать также некую структуру «для отстаивания интересов региона во внешней политике» параллельно с центральными органами власти в Триполи.

Для будущего полусуверенного региона уже создано название — регион Барка, и его территория будет простираться от Сирта в центре Ливии до самой египетской границы. Председателем Верховного совета региона Барка был избран шейх Ахмад аз-Зубейр аш-Шариф ас-Сануси, который также является членом ПНС. В совместном выступлении ас-Сануси с другим лидером нового региона, Таиром аль-Хаири, шейх пообещал отстаивать интересы земляков и права их региона на автономию в ПНС, хотя подчеркнул свою верность идеалам ПНС и отсутствие намерений добиваться независимости восточной Ливии. 

Идея трансформации унитарной Ливии, как минимум, в федерацию, полностью соответствует желаниям племенных вождей и командиров вооружённых отрядов, из которых ПНС так и не смогло создать управляемую армию. 

Несмотря на заверения глав автономии Киренаики в приверженности территориальной целостности ливийского государства, в Триполи подобные инициативы встретили, мягко говоря, враждебно. 

Глава Переходного национального совета Ливии Мустафа Абдель Джалиль выступил с угрозой применить военную силу против региона Барка. Глава ПНС заявлял, что объявление полуавтономной Киренаики стало результатом «иностранного заговора», угрожает территориальной целостности, и нарушает заключённые ранее договорённости о том, что племенные лидеры не будут настаивать на своём суверенитете. «Они должны знать, что их пытаются использовать просочившиеся в Ливию недобитые сторонники свергнутого режима Каддафи. Мы готовы им воспрепятствовать, пусть даже с применением силы», — заявил глава GYC Джалиль в эфире национального телевидения.

Впрочем, последствия воинственного поведения Джалиля могут быть совсем иными, нежели ему хочется. Тем более, что ПНС решило пойти на дополнительное обострение ситуации. Чтобы подкрепить свои слова делом, руководство ПНС распорядилось арестовать делегацию из Бани-Валида, которая прибыла в Бенгази на «Конгресс народов Киренаики». Все арестованные принадлежат к наиболее мощному — и наиболее оппозиционному к ПНС племенному объединению варфалла. 8 представителей прибыли из «столицы» племени Бани-Валида, ещё пятеро делегатов представляли восток страны.

При этом стоит учесть, что всего полтора месяца назад в Бани-Валиде произошло восстание против ПНС. Лояльные ПНС боевики были выбиты из города, назначенные из Триполи чиновники спаслись бегством, и с тех пор в городе действуют собственные органы управления и развеваются флаги Джамахирии. Впоследствии с ПНС было заключено перемирие, но весьма хрупкое. Со стороны ПНС оно, во всяком случае, выглядит как попытка, в лучшем случае, сохранить лицо. Сдавать оружие и размещать на своей территории части ПНС жители Бани-Валида категорически отказались, и ПНС ничего с этим сделать не смог.

Арест старейшин племени варфалла, которые фактически перешли в категорию заложников, никак не может добавить ПНС любви многочисленных племён, которые и без того ощущают себя ущемлёнными в правах. Ведь после формальной победы ПНС, произошла ротация, в результате которой многие племена были оттеснены от стратегически важных нефтеносных участков, и, разумеется, этим весьма недовольны. 

Таким образом, своими собственными руками руководство ПНС создало для себя крайне невыгодное положение. Собственных ресурсов ПНС, самостоятельно неспособного даже разоружить отряды революционеров, не хватило на установление контроля над небольшим Бани-Валидом. И если варфалла и дружественные племена сочтут арест старейшин достаточным поводом, то ПНС может получить не только новый виток противостояния племён, но и качественно новую автономию восточной части страны. Вряд ли стоит игнорировать тот факт, что встреча «народов Киренаики» прошла не где-нибудь, а в Бенгази, который до того считался главной опорой ПНС. 

К тому же, пример Бенгази оказался весьма заразителен, и ливийцы вплотную занялись внедрением концепции «городов-государств». За регионом Барка и Бани-Валидом, о своей автономии заявила Мисурата, третий по величине город в стране. Муниципальные власти ограничили въезд в этот город для «немисуратцев» и объявили, что отныне порядок в городе будут поддерживать боевики, ранее воевавшие с Каддафи.

Возможен, впрочем, и другой итог. Если Джалиль, ранее высказывавшийся в пользу исламского порядка для новой Ливии, решит руководствоваться именно этой тактикой и дальше. 4 марта, официальным представителем организации «Братья-мусульмане» Мохаммедом Гаиром было объявлено о создании ливийской «Партии справедливости и развития», которая будет представлять интересы организации на данной территории. Гаир сообщил, что «братья» присутствуют в Ливии с 1949 года, однако до самой смерти Каддафи находились под запретом. Теперь же, представительства исламистского движения имеются в 18 городах Ливии, и, хоть это движение не представлено в ПНС, оно претендует на более заметную роль. Такая сила действительно способна повлиять на расстановку сил и поколебать традиционную ливийскую родоплеменную структуру общества. Впрочем, будет ли в итоге доволен этим сам господин Джалиль — это вопрос открытый.

Автор: Александр Вишневский

Комментарии 0