Общество

Малайзия: секрет процветания тигра

Малайзия — уникальная страна, которой руководит выборный султан. Это государство в Юго-Восточной Азии менее чем за полвека независимости от Британии добилось огромных успехов в области экономики и мировой политики, превратившись из колонии в развитую страну, одного из "азиатских тигров".

По данным на 2010 год ее ВВП составлял 414,4 миллиона долларов (30-е место в мире), а по показателям на душу населения — 14,7 тысяч долларов (57-е место). В то время как многие западные страны находятся в состоянии стагнации, Малайзия развивается завидными темпами. В среднегодовом исчислении рост ее экономики составляет шесть-семь процентов.

Важно отметить, что эта преимущественно мусульманская страна добилась успехов совсем не за счет эксплуатации природных ресурсов. Хотя Малайзия богата нефтью, газом, оловянными рудами и редкоземельными металлами, она вовремя сделала ставку на производство высокотехнологичной продукции, особенно электроники. Не последнюю роль в ее подъеме сыграли и многомиллиардные заграничные займы. Но само по себе наличие огромных сумм на развитие не означает будущего процветания страны — известно множество примеров того, как средства из-за границы растворялись где-то на полпути. Страны "третьего мира", в том числе и азиатские, да еще и монархического толка славятся коррупцией — казалось бы, неудача была запрограммирована. Однако пришедшие из-за рубежа деньги не осели в карманах чиновников, а были вложены в развитие тех самых отраслей, которые сейчас приносят стране доходы.

Уровень коррупции удалось заметно снизить благодаря уникальной государственной системе Малайзии, где выборным является даже монарх — Верховный правитель. Его выдвигают из "своих" султаны и раджа, возглавляющие девять штатов страны. Основные же функции управления государством осуществляют демократически избираемый парламент и правительство. Ряд политологов видит в этом лучшее подтверждение того, что сменяемая власть — самое эффективное средство борьбы с коррупционной опасностью.

А это, в свою очередь, привлекает иностранных инвесторов, которые приходят в Малайзию, зная, что их бизнес защищает отлаженный механизм нормативно-правового регулирования. Весьма привлекательный рынок банковских услуг придает экономике страны дополнительную репутацию и устойчивость.

Параллельно экономическому росту растет и политическое влияние этого государства. В настоящее время развитие отношений с Малайзией становится все более важным для больших игроков мировой политики.

Отдельного упоминания заслуживает роль Малайзии в мусульманском мире — ведь она является одной из ключевых стран так называемой "Исламской восьмерки", созданной в 1997 году по аналогии с "Большой восьмеркой".

Наблюдатели отмечают, что Малайзия является самой демократичной из всех мусульманских стран. Впрочем, как сетуют некоторые западные политологи, это не распространяется на некоторые общественные нормы. Например, в этой стране, так же как и в остальных исламских государствах, запрещена любая публичная критика ислама.

Малайзия все более активно борется если не за лидерство в исламском мире, то, по крайней мере, за более высокое место в его иерархии. Этому немало способствует хаос в арабских странах. Ради блага государства Куала-Лумпур даже готов поступиться либеральными установками, которыми он некогда славился. Еще в 2006 году премьер Абдулла Бадави подчеркивал, что "исламу чужды экстремизм, фанатизм и насилие", а вслед за этим из Малайзии зазвучали реплики влиятельного политика, экс-главы правительства страны Махатхира Мохамада, в поддержку иракских повстанцев. Ему же принадлежит идея создания параллельного Международного трибунала и осуждения Буша и Блэра — "убийц детей и военных преступников".

Что касается отношений Малайзии с Россией, то в настоящее время Куала-Лумпур является одним из крупнейших торговых партнеров РФ среди государств АСЕАН. Торговый оборот двух стран растет: если в 2010 году его общий объем составлял 1,711 миллиарда долларов, то в 2011 году он превысил 1,8 миллиарда. Он мог бы быть еще больше, если бы Малайзия не отказалась от закупок МиГ-29 под предлогом их дороговизны — постарался Катар, который содействовал ей в приобретении французских "Миражей",

Заметим, что подобная политика Катара в Индонезии провалилась: местные специалисты быстро раскусили, что в эксплуатации "Миражи" на треть дороже "МиГов". Однако поведение Малайзии в области военно-технического сотрудничества лишний раз показывает, в какую сторону клонятся ее симпатии.

А вот с Поднебесной отношения Малайзии постепенно обостряются, несмотря на то, что для Китая малайзийское направление становится все более важным. Взять хотя бы тот факт, что 77 процентов всего китайского импорта нефти проходит через Малаккский пролив, расположенный между Малайзией и Индонезией. Не случайно в Пекине это стратегически слабое для него место называют "Малаккской дилеммой". Стоит его перекрыть — и китайскую экономику ожидает коллапс.

Но проблемы в отношениях Китая и Малайзии не ограничиваются "проливами". Еще одна больная для Поднебесной тема — борьба за архипелаг Спратли в Южно-Китайском море, через которое также проходят стратегически важные для мировой экономики транспортные пути. А еще в этом районе сосредоточены рыбные ресурсы и крупные запасы углеводородов. Сейчас КНР соперничает с Вьетнамом и Филиппинами за северные и центральные острова, рифы и скалы. Однако недалек тот час, когда Поднебесная открыто предъявит притязания и на южную часть архипелага, на которую претендует и шесть островов которого занимает Малайзия. Заметно, как риторика между Пекином и Куала-Лумпуром по Спратли становится все более резкой.

Куала-Лумпур, видя усиление китайского "дракона", включается в региональную гонку вооружений. Выгоду из этого обострения в первую очередь извлекают США. Америка уже начала создавать "антикитайский пояс", в который она втягивают Индию, Австралию, Вьетнам, Малайзию и Филиппины. Впрочем, из всего вышесказанного о Мазайзии ясно видно, что ее противостояние с Китаем вряд ли превратит ее в "пуделя США".

Автор: Сергей Балмасов, "War and Peace"

Комментарии 0