Среда обитания

Эксперты из КБР и КЧР о результатах выборов

О явно завышенных показателях явки избирателей и поддержки Владимира Путина свидетельствуют опрошенные нами эксперты из Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. «Кавказская политика», как и обещала, продолжает опрос жителей и выходцев из республик Северного Кавказа, могущих пояснить российской общественности секрет традиционно высокой поддержки кавказскими регионами действующей власти.

Сегодняшние наши собеседники открывают перед читателем много интересных нюансов относительно того, как проходят выборы в кавказской глубинке, какие настроения преобладают среди избирателей КБР и КЧР, а также к каким изощренным приемам фальсификаций выборов, со слов людей, прибегают местные избиркомы, оказывая Кремлю «медвежью услугу».

Расул Кубанов, руководитель коллегии адвокатов «Солидарность», КЧР:

В победе Путина я не сомневался, но другой вопрос – показатели. Думаю, в КЧР он набрал 50-51 % голосов – это максимум. Вряд ли  в КЧР была такая высокая  явка. Ко мне в день выборов поступала информация об обратном.

Ситуация похожа на выборы в таких авторитарных странах, как Египет, где Мубарак неизменно набирал 99,9 % голосов. Не уверен, что установка  на такие результаты голосования шла из федерального центра. По моему мнению, власти на местах такими высокими показателями оказали медвежью услугу Путину.

Могу поверить, что в Чеченской Республике Путин на самом деле получил 90 % голосов, там ситуация специфическая. Но в  КЧР традиционно большой процент голосов получают коммунисты – это не секрет.

Мне  рассказали знакомые учителя, что их заставляли переодеваться. Надевать парики  и голосовать   несколько раз. На самом деле, оказалось, веб-камеры очень легко обмануть. Хотя  чем больше ограничений, тем изящнее фальсификация.

Думаю, что и приказов на такие изощренные методы фальсификации не поступало из федерального центра. Это специфика местных властей. Складывается ощущение, чиновники на Северном Кавказе хотят выслужиться, доказать свою лояльность федеральному центру.

Но все это вызывает разочарование в обществе. Люди думают, если в нашей республике происходит такое, значит, то же самое творится по все стране, что приказ идет сверху. Все это вызывает апатию среди людей, наблюдается недоверие к выборам, и как результат к власти.

Все как в старом постулате – главное не как проголосуют, а как посчитают. Если говорить о мотивации, молодые люди проигнорировали выборы. В основном голосовали чиновники, госслужащие, врачи, учителя. Они шли на выборы  как в армии, по приказу.

Другие, после выступлений в крупных городах страны, испугались перемен, поэтому   поддержали Путина. Третьи устали от ситуации, и шли на выборы именно за переменами -  они готовы были проголосовать за кого угодно, кроме Путина.

Одни  шли на выборы, чтобы их  голоса никто не украл. Были и те, кто не верил в то, что могут повлиять на ситуацию, они убеждены, что выборы – полная ерунда. Чиновники, административные служащие, несомненно,   поддержали Путина.

А среди учителей были разногласия. В КЧР у некоторых учителей заработная плата ниже прожиточного минимума, им умудряются платить 3-4 тысячи рублей. Недовольных среди них очень много.

За месяц до выборов полицейским значительно увеличили зарплату – некоторым довели ее до 45-50 тысяч рублей. В КЧР это очень хорошая зарплата. Понятно, что правоохранители поддержали Путина. Человек, который в месяц зарабатывает 50 тысяч рублей, может в достатке содержать свою семью.

Думаю, если бы подсчеты были правдивые, между Зюгановым и Путиным по КЧР мог бы состояться второй тур. Хотя многим импонировал Прохоров. Но люди были убеждены, что он порожден Кремлем, поэтому большой поддержки он не получил.

Я адвокат, поэтому не могу кого-то обвинять, не имея доказательств. Я не специалист и не ищу недостатков в работе Избирательной комиссии КЧР. Но в одном уверен – подобные выборы характерны только для авторитарных государств.

Хочу сказать о возможных последствиях подобного подхода к выборам в СКФО. У людей складывается твердое убеждение, что при такой клановости никогда не будут сформированы институты гражданского общества.

Разочарование,  возникающее в обществе, переходит в агрессию, а позже в симпатию к противникам власти. Люди не верят в выборы. Это вызывает апатию к властям на всех уровнях и конечном итоге ко всему государству.

Потом появляются люди, которые грамотно «промывают» мозги нашей молодежи. Мы уже сейчас наблюдаем это в регионах Западного и Восточного Кавказа. Но  процессы рискуют  приобрести новые формы и объемы. Тогда властям придется все это расхлебывать.

Ибрагим Яганов, руководитель общественной организации “Хасэ” Кабардино-Балкарии, член Общественного совета при полпреде президента в СКФО:

В КБР явка на выборы была больше, чем обычно. Думаю, на участки пришли порядка 20%  населения, хотя обычно еле доходит до 10%. К сожалению, глава КБР оказался между двумя огнями. С одной стороны он должен был дать «нужный» процент и не отстать от коллег по СКФО.

Но с другой стороны после выборов в Госдуму активизировались движения за честные выборы, против фальсификаций. Наверное, это повлияло на результаты. И Каноков был вынужден выбрать золотую середину. В итоге избирком республики показал 77% явки.

Я не сомневаюсь, что фальсификации все же были. Выборы были безальтернативными. У меня нет никаких сомнений, что Путин  – президент, а выборы это простая процедура введения этого факта в  демократические рамки. Думаю, в ближайшее время честных, справедливых выборов не предвидится.

Если говорить о мотивации, не думаю, что избирателей стоит делить на категории. В основном на выборы ходят пенсионеры. Они, по привычке, голосуют за КПРФ, хотя не понимают, что КПРФ это не КПСС. Они не знают Зюганова, не думают о том что от него ожидать.

Был как-то случай,  в селе Аргудан Лескенского района республики, люди обратились за помощью установить веб-камеру. Первый, кто потребовал ее убрать, был первый секретарь Лескенского райкома КПРФ.

Сейчас нет той коммунистической партии, а старшие так и продолжают за них голосовать. А другие понимают, что главное не как проголосуют, а как посчитают. Сталинская аксиома действительна и сегодня.

Поэтому предпочли заняться в день выборов своими насущными, более важными для них делами. Но были и те, для кого выборы это своего рода выход в свет. Тем более, что на избирательных участках устраивают концерты, а в буфетах продают дешевые пирожки.

Мухаммад Черкесов, руководитель общественной организации “Хасэ” Карачаево-Черкесии, КЧР:

Думаю, как и в других регионах СКФО, в КЧР процент явки и количество проголосовавших за Путина завышены. Как вы думаете, если на выборах в Госдуму КПРФ получил 6-7% голосов, то за лидера партии проголосует меньше людей?

Обычно, явка в КЧР редко превышает 50 процентов, а чаще и того меньше. Федеральные выборы обычно менее интересны, чем местные. На местных те, кто идут во власть просят своих знакомых, соседей, родственников придти и проголосовать за него.

Но и этом случае 90% это нереальная цифра. Неужели на Кавказе люди более политизированы, чем, скажем в Центральной России? На Северном Кавказе, и в частности в КЧР, люди не верят в силу выборов и в их честность.

Поэтому и приходят на них старшие,  которые еще сохранили веру в справедливость. Но остальные видят, что обещания так и остаются на словах, поэтому предпочитают игнорировать выборы.

Мурат Гукемухов, корреспондент радио «Свобода», КЧР:

Я убежден, что высокий процент голосов на Кавказе получил не Путин, а ответственные за выборы лица. Это не вопрос  популярности или непопулярности Путина. Если поставлена задача высокой явки, она будет выполнена.

И решают ее власти всеми доступными методами. Вообще явки 90 % не бывает. Даже в середине 90-х годов, когда были самые яркие выборы,  и тогда явка не превышала 75 %. Устроители перегнули палку. Показав 90 %, они признали, что лгут.

Я говорил с членами нескольких избирательных участков в городе и в селах КЧР. На них явка не превышала 70%. Но ситуация в том, что традиционно местные выборы вызывают больший интерес, чем федеральные.

Это не признак политической борьбы, просто кандидаты просят родственников, соседей придти и проголосовать за него.  А им неловко не поддержать его, чтобы не быть заподозренным в зависти.

А федеральные выборы безразличны людям, по мнению многих они превратились в обман и фальсификацию. Помню, были выборы в Государственную Думу. Кандидат от КПРФ Михайлович в одном из районов обошла Березовского.

Представьте себе, женщина из аула обошла Березовского. Я уходил из Избирательной комиссии КЧР, когда результаты были 30 на 60 в пользу Михайлович. Но на утро  результаты были объявлены в точности наоборот. Когда такое  повторятся, в обществе возникает апатия.

Если говорить о мотивах, учителя, врачи, другие работники бюджетной сферы получают указание руководства обязательно пойти и проголосовать и дисциплинированные выполнят приказ. Многие боятся упреков за саботаж.

В основном же на выборы идут старшие. Я сам помогал двум бабушкам. Мы минут пять  преодолевали три ступеньки избиркома. Они шли поддержать  Зюганова. Мы «красная полоса», КПРФ  традиционно набирает в республике много голосов. Эта тенденция наблюдается и в селах, где старшие все коммунисты.

На этих выборах я не заметил оптимизма, какого-то напряжения. Раньше, заходишь в избирательный участок и тут же чувствуешь, что аж воздух звенит. Наблюдатели смотрели с каким-то подозрением – чего ожидать  от молодого человека.

Я сам несколько раз был наблюдателем. У нас был строгий учет явившихся, мы заполняли клеточки на специальном трафарете, потом сверяли их. Одним словом, шла работа. Но сейчас я этого не заметил.

Не видел ревностных наблюдателей. Одна знакомая от партии «Яблоко» рассказала, что на ее участке кучу бюллетеней просто взяли и поделили, без скандалов и претензий друг к другу.

Но в любом случае так называемые выборы состоялись. Можно было бы победить, показав реальные цифры, но необходимость потасовки результатов  выборов лично для меня очень неприятны. Похоже на соцсоревнования между регионами – кто больше голосов покажет.

Автор: Залина Арсланова

Комментарии 4