Общество

Жизнь не фонтан…

5 марта в Москве на Пушкинской площади состоялся первый после президентских выборов митинг оппозиции. Уже отшумел пир победителей на Манежной, прошедший в явном формате государственного мероприятия. Уже были разбиты ОМОНом нацболы, с непонятным мотивом двинувшиеся к ЦИКу. И вот пришел черед Пушки. Чем же отличались власть и оппозиция 5 марта от 5 декабря наблюдал корреспондент WordYou.

Митинг на Пушкинской ждали все – и потерпевшие победу, и потерпевшие поражение. И те и другие собирались продемонстрировать предел своего терпения. Но ожидание оказалось куда содержательнее самого действа.

В общем-то, этот митинг прошел по схеме Чистопрудного 5 декабря, когда после санкционированной акции оппозиционеры решились на несанкционированную, за что и получили от сотрудников правоохранительных структур. Правда, полученное 5 марта, хоть и меньшее по объему, оказалось горше и трагичнее.

После урн они стали сильнее…

Начало митинга было назначено на 19:00, но «готова» Пушкинская была задолго до старта. Улицы перекрыли самосвалами. Пятницкая улица (которая, кстати, в митингующую зону не входила) превратилась в своеобразную колонну автобусов.

Вокруг оцепленной Пушкинской площади выстроилось невероятное количество ОМОНа. Еще одно невероятное количество «засело» в близлежащих улочках и переулках. Вероятно, силы правопорядка, уверовав, что смены власти не будет, обрели устойчивое равновесие и стали куда тверже в своих желаниях.

До начала митинга оставалось минут 40, а станции метро уже были забиты пришедшими на акцию людьми. Самыми первыми появились… коммунисты. Это можно объяснить простой оказией: у них неподалеку проходил небольшой митинг – собралось около 300 человек – после которого (вместо десерта?) они явились помитинговать на Пушкинскую.

Но еще раньше КПРФ на площади появились загадочные люди с повязками в виде российского триколора на рукавах. Тут не надо было быть проницательным, чтобы понять – провокаторы подготовились к митингу не хуже оппозиции. Лица «специалисты по массовым мероприятиям» не скрывали, и даже демонстрировали. Это были не молодые люди, и стало понятно, что в бой их поведут отнюдь не гормональные причины.

Ребята, не Кремль за вами?

Даже по данным ГУВД, на митинг собралось около 20 000-25 000 человек. Пушкинская, понятно дело, для таких акций совершенно неудобное место (не зря ж его так тщательно выбрали), и люди вынуждены были стоять по периметру площади между деревьями практически по колено в снегу.

Ровно 19:00 митинг начался. Акцию вели Татьяна Лазарева, Владимир Рыжков и Анастасия Удальцова. Ораторы говорили о нечестности этих выборов, преступности Путина и требовали новых выборов. Все-таки тяга к рулетке у русских заложена в крови (не к митингу будет сказано).

Между тем, на краю площади активизировались дядьки-провокаторы. Сначала они развернули плакат в поддержку Путина, но его быстро «смяли» оппозиционеры. Тогда дядьки, как показалось, стройно (наверно репетировали на плацу) начали скандировать «Пу-тин! Пу-тин!». Не думаю, что они звали Владимира Владимировича на помощь, но силу от его имени они явно приобретали.

Но столкновения не случилось. По той простой причине, что провокаторов было не больше сотни, а взволнованных нечестными выборами куда больше. При всем своем мастерстве провокаторы не могли рассчитывать на победу: в случае драки их просто раздавили бы.

Надо сказать, что оппозиционеры даже не пытались покалечить оппонентов, понимая, что служба есть служба. Митингующие просто окружили провокаторов и стали заглушать их лозунги своими. Это не помешало кричащим участвовать в прениях – чем плох или хорош новый-старый президент и куда он полетит после Кремля.

- А вы готовы умереть под Москвой, как призывал вас Путин? – ехидненько вопрошал крепкого дядечку с рязанским выражением лица пожилой московский интеллигент.

- Да, готов. Чтобы победить, как русские победили французов на Бородино! – с готовностью ответил атлет, демонстрируя достойный уровень морально-политической подготовки.

- Но тогда ведь победили французы, – опешил интеллигент.

И, видимо, исходя из гуманных соображений попытался рассказать детине подробности той страшной битвы. Но тот скорее бы умер под Москвой, чем стал бы слушать. Да и сюда его послали, чтобы творить историю, а не вляпаться в нее.

Где вы, господин Драйф?

Между тем, на сцену выходили и уходили ораторы – Явлинский, Зюганов, Прохоров (которого встретили в большинстве своем довольно прохладно), Навальный (от которого многие не дождались призывов идти на Кремль), Пономарев, Тор (встреченный криками «Фашизм не пройдет»). Нового они ничего не сказали: нечестные выборы, Путин-вор, и т.д. Или вот перл от Яшина «Мы Россия, а они – жалкая кучка маргиналов. Мы, наконец-то, увидели слезы диктатора».

Кстати, слезы Путина не прокомментировал только ленивый. Были и плакатчики: «Москва слезам не верит» или «Я не видел слез Путина, когда затонул Курск, когда взорвали метро, когда был Беслан».

Но вообще плакатов было не так уж много. И вообще это совсем не походило на светлые и праздничные митинги и шествия на Болотной, Сахарова, Якиманке. Да и по сравнению с Чистыми Прудами, когда люди просто ошалели от того, что их собралось аж 5000, атмосфера была мрачноватой. Это очень важная деталь – не было драйва.

Может быть потому, что в этот раз фальсификации были не столь яркими, явными или курьезно-наглыми, как на думских выборах? После холеры простой понос всегда выглядит оптимистично. И вполне жизнеутверждающе. Поэтому рассказы о массовых вбросах и каруселях – не впечатляли?

Мартовские виды

Быстро стемнело и на фоне непрекращающихся криков «Россия без Путина», «Путин – вор», «Путин-лыжи-Магадан» начала мерещится Триумфальная-31.

Ораторы все вещали. На фоне их речей немым укором смотрелся плакат «Хватит просто критиковать», владелец которого пояснил, что хотелось бы услышать «конструктивную программу» оппозиционеров на будущее.

Но, вместо конструктивной программы, была принята новая резолюция. Которая отличалась от прежней тем, что туда была добавлена строчка с требованием президентских перевыборов.

Около 21:00 Владимир Рыжков объявил митинг закрытым и призвал участников расходится, не поддаваясь на провокации. Однако, людей спровоцировали не провокаторы в толпе, а люди со сцены. Удальцов, заявил, что не уйдет с площади, пока не уйдет Путин. «Кто готов остаться на бессрочную акцию, оставайтесь», – призвал Сергей. Илья Пономарев тоже призвал никуда не уходить.

К счастью, большая часть людей, устроив небольшую давку на выходе, так как из-за заграждений попасть в подземный переход или в метро было затруднительно, разъехались кто куда. И проход по Тверской в сторону Кремля на всякий случай заблокировали ОМОНом.

Но несколько сотен человек остались на Пушкинской и объявили бессрочную забастовку. Удальцов забрался в фонтан, вскарабкался на возвышенность и что-то говорил в испорченный мегафон. Тем временем, площадь окружали отряды ОМОНа в снаряжении, предназначенном для уличных боев. Люди вокруг фонтана пытались шутить по этому поводу, но выходило не очень.

Вскоре на возвышенность к Удальцову взобрался довольный Яшин, который вообще предлагал, как и на митинге 5 декабря, устроить шествие до Манежной и перекрыть Тверскую. Простое стояние на Пушкинской его, видно, уже не устроило. Но люди ждали другого человека.

«Леша, ты где?» – спросил Удальцова. Толпа нестройно подхватила «Леша! Леша!». Леша стоял тут же в фонтане, но на импровизированную трибуну лезть не спешил. Было очевидно, что участвовать в этом ему не очень-то хочется. На фонтан он-таки, взобрался, но речь его была не столь пламенна. На Кремль он никого не позвал, а вяло и неуверенно пообещал, что «мы выйдем на улицы Москвы, мы займем площади, и мы не уйдем».

Правда, не уточнил, когда.

«У нас полицейское государство, мама, иди спать»!

А Удальцов все вещал с трибуны, рядом стоял Пономарев, который заявил, что, так как это встреча с депутатом, никого не тронут. Между тем, площадь была уже в тройном кольце ОМОНа, и словам депутата не очень-то и верилось.

«Мама, я буду поздно. Если не приду, значит в кутузке, – сообщила девушка по телефону. И после паузы строго добавила: – Потому что, у нас полицейское государство, мама. Все, иди спать».

Около 22:00 отряды ОМОНа подошли вплотную к столпившимся у фонтана людям и перегруппировались. Полицейские покричав в мегафон «Разойтись!», с азартом начали «зачистку» площади.

Сначала разогнали людей, стоящих вокруг фонтана. Действовали омоновцы очень жестко. Доставалось всем – журналистам, женщинам, непонятно зачем оставшейся горстке стариков.

Разбегаясь, кто куда, люди кричали «Позор!», женщины истошно визжали.

Пономарев, защищенный депутатским мандатом, как заведенный кричал в мегафон: «Уважаемые сотрудники полиции, вы нарушаете закон! Здесь проходит встреча депутата Госдумы с избирателями. Вы будете наказаны». Но полиция наказывала сама. В том числе и помощницу Пономарева, которой сломали руку, стащив с возвышения за ноги.

Забравшись в фонтан, омоновцы поочередно схватили Удальцова, Яшина и Навального.

Тогда считать мы стали… Рано?

Где-то через минут 40 площадь была зачищена. Оставались только журналисты и полицейские, вскоре появились и несколько депутатов Госдумы, в частности Геннадий и Дмитрий Гудковы. Они весьма активно давали интервью, называя происходящее произволом.

Тут же суетился Илья Пономарев, сообщивший, что по всей Москве задержали где-то тысячу человек (по данным ГУВД и следующим пересчетам самой оппозиции– 250).

После завершения акции на Пушкинской площади несколько сотен человек попытались провести шествие по Тверской улице, однако на Триумфальной площади шествие было разогнано полицией, около 50 человек арестовано.

Еще около сотни человек (в основном, хипстеры) ближе к полуночи вернулись на Пушкинскую, чтобы поскандировать «Россия без Путина», их немного потерпели, а потом тоже разогнали.

Задержанным, в том числе и тройке лидеров, «вменили» статью 20.2 КОАП (участие в несанкционированной акции).

И ночью отпустили из ОВД.

Автор: Юлия Ахмедова

Комментарии 4