Просвещение

Американо-исламский альянс против России: версия 2.0

Россия сталкивается с американо-исламистским альянсом, подобным тому, который сформировался в 70-80-е годы. Идеолог у этого альянса тот же, что и в 70-х годах — Збигнев Бжезинский, адепт построения нового мирового порядка «против России, за счёт России и на обломках России». Именно этой идее-фикс посвящены все геополитические построения и проекты Бжезинского.

«Арабская весна», триумфально шествующая по целому региону планеты начиная с декабря 2010 года, докатилась до рубежей, непосредственно затрагивающих интересы России. Все предыдущие революции если и затрагивали российский интерес, то только косвенно, за исключением Ливии, где устранение Муаммара Каддафи нанесло значительный ущерб российским энергетическим компаниям. Однако следующей после Ливии настала очередь Сирии — традиционного партнёра России. Здесь находится единственная российская военная база на Средиземном море. 5% населения Сирии составляют православные христиане, Антиохийская Православная Церковь — один из наиболее верных союзников Московского Патриархата в православном мире.

Сегодня в определении внешней политики России усилились позиции Владимира Путина, остающегося наиболее вероятным кандидатом на пост будущего российского президента. Перед голосованием в Совбезе ООН по поводу антисирийской резолюции было очевидно, что наложение вето означает открытое противостояние с образовавшейся коалицией Запада и Лиги арабских государств. Однако пропуск в Совбезе резолюции против Сирии, помимо прямого ущерба для российских интересов в регионе, явился бы дополнительным ударом по рейтингу Путина перед президентскими выборами.

Реакция США и арабских стран на российское вето напоминала самую настоящую истерику. Посол США в НАТО Сьюзан Райс по итогам резолюции уже заявила, что «США испытывают отвращение»: «Два члена Совбеза остаются непоколебимыми в своей готовности продать сирийский народ и защитить кровавого тирана». Премьер-министр Катара Хамад бен-Джасем аль-Тани в разговоре с послом России в ООН Виталием Чуркиным перешёл к открытым угрозам: «Если Россия наложит вето и не поддержит резолюцию, она потеряет все арабские страны».

Будем смотреть правде в глаза: фактически Россия сталкивается с американо-исламистским альянсом, подобным тому, который сформировался в 70-80-е годы. Идеолог у этого альянса тот же, что и в 70-х годах — Збигнев Бжезинский, адепт построения нового мирового порядка «против России, за счёт России и на обломках России». Именно этой идее-фикс посвящены все геополитические построения и проекты Бжезинского. В 1998 году (за 3 года до теракта 11 сентября и начала операции США против Талибана) в интервью французскому изданию Le Nouvel Observateur, в ответ на вопрос о поддержке США исламских боевиков в Афганистане, Бжезинский без обиняков заявил: «О чём я должен сожалеть? Эта тайная операция была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтоб я об этом сожалел? Что важнее для мировой истории? Талибан или крах Советской империи?».

В своей книге «Выбор: мировое господство или глобальное лидерство?» Бжезинский договаривается до того, что именно Россия — «главная антиисламская страна» — «после 11 сентября ловко втянула США в войну с исламом». Антитеррористическую коалицию с Россией Бжезинский называет «Священным союзом», проводя аналогию с аналогичным антинаполеоновским альянсом XIX века: «На словах этот союз должен быть направлен против мирового терроризма, на деле — против мусульманского мира и Китая, которых Россия рассматривает как основных, долговременных противников. Такой альянс смертельно опасен для Америки, ибо сделает ее главной мишенью всеобщего возмущения этим объединением, задуманным для прикрытия российских интересов». В статье «Последний суверен на распутье», опубликованной осенью 2005 года, Бжезинский с сожалением отмечает: «Ставка на случайные коалиции одновременно обесценила политическую значимость существующих альянсов (типа НАТО) и повысила целесообразность договоренностей в области безопасности с тактически удобными партнёрами (такими, как Россия)».

В 2008 году Бжезинский, уже будучи советником кандидата в президенты США Барака Обамы, пишет ещё одну концептуальную работу «Ещё один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы». По мнению автора, мир стоит на пороге «глобального политического пробуждения» (ГПП). Эта глобальная революция «направлена против США и всего западного мира, против американского доминирования на планете». По мнению Бжезинского, речь идёт о «глобальном распространении идей Французской революции», причём противодействовать этому процессу «болезненно и самоубийственно». Америка сможет быть уверена, что этот процесс не обернётся против неё «только в том случае, если идентифицирует себя с ним» и превратится в лидера глобальных революционных преобразований.

Наиболее мощным выражением «глобального политического пробуждения», по мнению Бжезинского, является исламизм, представляющий собой наиболее последовательный протест против доминирования Запада в мировой политике. Поэтому в сегодняшнем глобальном контексте многое будет зависеть от того, восстановит ли Америка степень доверия с исламским миром. Бжезинский считает, что, если Америка хочет остаться лидером глобальных процессов, ей необходимо возглавить борьбу за ислам. Будущее «прогрессивного человечества» автор видит в «сцепке американизма с исламизмом» — той сцепке, которая некогда похоронила Советский Союз.

По справедливому наблюдению Бориса Межуева, озвученному в статье «Второй шанс Бжезинского, или тёмная сторона Обамы», жертвой предполагаемого альянса США с мировым исламом должна стать Россия: «Именно нашей стране надлежит вновь воскреснуть в образе косной имперской, антиисламской силы, наследницы колониальных властителей прошлого, которой будет противостоять разбуженный ГПП и „измененный“ мистером Обамой мир... Америка предстанет перед миром в образе покровителя „униженных и оскорблённых“, париев всего человечества против надменных наследников византийских царей, колонизаторов и крестоносцев».

«Арабская весна», начавшаяся в 2010 году и активно поддерживаемая администрацией Обамы, является практическим воплощением идеи его советника Бжезинского. Коалиция США с Лигой арабских государств уже стала реальностью. «Программа-минимум» этого альянса — сокрушение несуннитских (шиитских и алавитских) режимов сначала в Сирии, а затем в Иране. Россия будет не просто вытеснена с Ближнего Востока — приведение к власти лояльного к Западу режима в Тегеране будет означать реанимацию проекта «Набукко», призванного лишить Россию газового аргумента в разговоре с Европой.

Но американо-исламская коалиция не остановится ни на Сирии, ни даже на Иране. Окончательная цель этого альянса — исламские революции в ориентирующихся на Россию странах Средней Азии, а затем приведение в движение мусульманских народов самой России. Создание антироссийского по своей сути американо-исламского альянса вынуждает Москву реагировать посредством создания контральянсов. В частности:

1) Укрепление и расширение стратегического союза с Китаем. Сегодня именно Китай оказался единственным союзником России среди ведущих мировых сил. Российско-китайский альянс вызывает достаточное число фобий в России, что, в первую очередь, связано с изменением демографического баланса на Дальнем Востоке. Однако большая часть этих опасений основана на пустом месте, а угроза изоляции России и Китая вполне реальна. Тед Пикконе и Эмили Алайникофф в статье «Развивающиеся демократии принимают вызов России и Китая», опубликованной в журнале The National Interest, указывают, что позицию Москвы и Пекина не поддержали их союзники по БРИКС — Бразилия, Индия и ЮАР. В связи с этим вместо БРИКС может возникнуть новое объединение — IBSATI, если к трём «развивающимся демократиям» примкнут Турция и Индонезия.

2) Поиск взаимопонимания с консервативными кругами в американском истеблишменте, отрицательно относящимися к альянсу с радикальным исламизмом. В частности, с теми, кто не готов ради альянса с Исламом жертвовать таким преданным союзником США, как Израиль. Если ещё в последние годы правления Буша-младшего, когда Кондолиза Райс провозгласила «новый курс» на умиротворение радикального ислама, директор Ближневосточного Форума Даниэль Пайпс, называющий себя «солдатом» в борьбе с радикальным исламизмом, высказал мнение, что «Америка находится в ситуации 10 сентября 2001 года», то сегодня такая ситуация ещё более наглядна. Можно согласиться с мнением директора Института Ближнего Востока Евгения Сатановского: «Свержение Асада нашими западными коллегами, если до этого дойдет, будет происходить не только вместе с Лигой арабских государств, но и вместе с Аль-Каедой и прочими неприличными людьми. Если хотите Аль-Каеду себе в союзники — вперед! В благодарность следующее 11 сентября не заставит себя ждать».

3) Укрепление взаимодействия России с исламским миром через объединения, которые могут стать альтернативой Лиге арабских государств. В частности, в Организации исламского сотрудничества арабские страны уравновешены иными, неарабскими исламскими странами. Сегодня председателем ОИС является союзный Казахстан, а Россия обладает статусом страны-наблюдателя.

4) Интенсификация евразийской интеграции. Стратегическая цель Збигнева Бжезинского и других идеологов американо-исламского альянса — воспрепятствование любой ценой интеграционным процессам на евразийской пространстве. Следовательно, интеграция, особенно в сфере военно-стратегического сотрудничества, должна проводиться с утроенными усилиями.
Когда-то США в союзе с арабскими монархиями удалось обрушить экономику СССР и привести Советский Союз к гибели. Однако вряд ли они сумеют воспроизвести сценарий с той же лёгкостью. Хочется думать, что Москва извлекла уроки из не совсем давнего прошлого. Praemonitus praemunitus (Предупреждён — значит вооружён).

27.02.2012

Автор: Владимир Букарский

Комментарии 2