Общество

«Запреты на строительство мечетей обернутся потрясающими последствиями!»


Дамир Мухетдинов






Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл заявил, что храмы различных конфессий в России могут быть построены только при условии согласия православного большинства. Прокомментировать это высказывание мы попросили Дамира-хазрата Мухетдинова, председателя Совета улемов Духовного управления мусульман Нижегородской области.

«Позиция патриарха вполне понятна. Но, как и всегда, возникает вопрос: «А судьи кто?». Кто конкретно будет давать отмашку, разрешение на строительство неправославного храма? Если это будет общественность, то кто ею будет дирижировать? Дело в том, что не только в истории имперского периода, но даже и в современной России мы уже сталкивались со случаями, когда запреты на возведение мечетей и исламских центров были особым образом инициированы, срежиссированы в руководстве православных епархий. Вроде бы это простой народ выступает «против» – а поговори с этими бабушками, так они и скажут откровенно: мол, батюшка в церкви призвал выйти на самоорганизованный, по сути незаконный митинг. Власти относятся к позиции местного епископа с пониманием, иногда откровенно стоят по стойке «смирно» перед ним. Получается, что мусульманское меньшинство (впрочем, как и все другие: католики, евреи, протестанты и т.д.) законными путями никогда не сможет реализовать свое неотъемлемое, официально прописанное в законодательстве право на свободу исповедания культа.

Все это мы уже проходили, и неоднократно, в нашей истории. Давайте вспомним ультиматумы и проклятия, которыми сыпали епископы в начале 20 века в адрес губернских властей, если те посмеют разрешить строительство мечети. Вот, хотя бы, классический сюжет об исламофобской позиции ярославского епископа Тихона. Вначале он категорически возражал против строительства в Ярославле мечети, и местная власть всячески его поддерживала. Тогда мусульманам удалось добиться разрешение на возведение мечети через высоких чиновников в Санкт-Петербурге, которые вышли непосредственно на самого императора. Разрешение удалось получить. В ответ на это епископ Тихон, с которым на этой почве произошел нервный срыв, заявил, что не явится на встречу с Николаем II, когда тот посетил Ярославль в мае 1913 года в рамках празднования 300-летия царствования дома Романовых. Безусловно, власти были вынуждены уступить, и надавить на мусульман с тем, чтобы те не появлялись перед своим императором – ведь он же был монархом для всех слоев населения Российской империи, а не только для православных. Вот так, ни много ни мало, ультиматум в адрес царствующей особы! И что, неужели сегодня православные епископы не предъявят аналогичные ультиматумы в адрес президента Медведева, который избран всего на 4 года, если их предшественники не боялись в свое время кидать вот такие «перчатки» в лицо помазаннику Божьему? В отличие от самодержца Президент России получает мандат от народа и выступает гарантом Конституции, закрепляющей равенство всех граждан, независимо от национальной и религиозной принадлежности. То же самое говорится в целом ряде международных документов, подписанных Россией. Патриарх Кирилл является гражданином России Гундяевым и обязан соблюдать ее законы. В России нет независимого государства Ватикан и его главы Папы Римского. Да и на территориях вне России нет такого порядка. В Прибалтике никто не требует согласовывать открытие православных церквей с протестантами, а в Центральной Азии – с мусульманами.

Однако я хотел бы заметить о том, что даже если в мировоззрении православных иерархов за целое столетие ничего не изменилось, между Россией начала 20 века и Россией начала 21 века – огромная разница. Например, эта разница – в состоянии мусульманской Уммы. В эпоху империи мусульмане собственно России – в основном татары, были сверхзаконопослушными. Они тихонечко удалялись в частные квартиры и молились там, боясь лишний раз повысить голос. Сегодня картина разительно отличается. У нас сейчас повсеместно распространены многонациональные общины, в них порой имеются представители разных движений. Что скрывать, есть и общины, организованные по принципу идеологического единства, в том числе запрещенные по закону. Если сегодня власти, как и сто лет тому назад, будут оглядываться на местного епископа с тем, чтобы спросить его разрешение на строительство мечети, все эти общины уйдут из-под контроля муфтиятов. Они будут собираться в частных квартирах и домах, арендовать помещения для собраний и молитв. Запреты на строительство мечетей могут обернуться потрясающими – в прямом смысле этого слова – последствиями. Правовой нигилизм на Северном Кавказе, о чем неоднократно говорили президенты В.В. Путин и Д.А. Медведев, привел к ежедневному кровопролитию. Кому-то это хочется устроить и по всей России?

Комментарии 0