Среда обитания

Проблемы реализации свободы совести в России в 2011 году (часть 1)

Информационно-аналитический центр «СОВА» представляет шестой ежегодный доклад по свободе совести в Российской Федерации.

Доклад основан на информации, собранной в ходе мониторинга, который проводит наш Центр. Вся эта информация представлена на сайте Центра в разделе «Религия в светском обществе» (www.sova-center.ru/religion), включая ссылки на источники в СМИ и в интернете. В докладе даются ссылки только на источники, не отмеченные на сайте.

По событиям предшествующих годов, описанным в предыдущем докладе [1], здесь даны только необходимые обновления. Нашей задачей не является полное описание всех событий в религиозно-общественной сфере, произошедших в течение года; упоминаемые в докладе события, как правило, служат иллюстрацией к отмечаемым тенденциям.

Проблемы и сюжеты, связанные со злоупотреблением антиэкстремистским законодательством, представлены в составе отдельного доклада, посвященного этой теме; он вскоре также будет опубликован на нашем сайте. В нынешнем докладе не будут отражены религиозная ситуация в Вооруженных силах и образовательной сфере, а также ситуация на Северном Кавказе.



Резюме

В 2011 году получили развитие тенденции, отмеченные нами в предыдущем докладе.
Продолжается дискриминация религиозных организаций со стороны чиновников. Давление оказывается в первую очередь на «нетрадиционные» организации; в первую очередь необходимо упомянуть Свидетелей Иеговы, кампания преследования которых продолжилась в 2011 году, и некоторые течения среди мусульман. Одним из самых опасных инструментов дискриминации стало неправомерное применение антиэкстремистского законодательства, но эта тема выходит за рамки данного доклада.

Не исчезли и наиболее распространенные проблемы с регистрацией или со строительством культовых зданий. Уровень религиозной толерантности по-прежнему оставляет желать лучшего. Но и заметного ухудшения в этих сферах не произошло.

Продолжилось сближение государства с крупнейшими религиозными организациями, прежде всего с Русской православной церковью. Помимо продолжающегося бюджетного финансирования церковных инициатив и одобрения имущественных притязаний религиозных организаций, на уровне официального языка был все более заметен отход от принципа светскости: в течение года президент Д. Медведев несколько раз в публичных выступлениях охарактеризовал церковно-государственные отношения как «симфонию».

Увеличилось присутствие Церкви в публичном пространстве. Было принято решение о превращении экспериментального курса основ знаний о религии и об этике в обязательный. Даже в армии, где внедрение института военных священников явно тормозилось командованием, появился нормативный акт, регулирующий их деятельность: командующий войсками Центрального военного округа подписал приказ «Об упорядочении деятельности органов по работе с верующими военнослужащими»; появились и первые штатные священники.

Возросло количество антиклерикальных выступлений, вызванных как локальными конфликтами с религиозными организациями (чаще всего – строительством культовых зданий), так и более широким недовольством преференциями, предоставляемым религиозным организациями. Протестующие все чаще прибегают к судебным искам для отстаивания своей позиции.

В то же время не подтвердились наши прогнозы относительно резкого увеличения числа конфликтов, вызванных вступлением в силу закона о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, – число конфликтов не сильно возросло по сравнению с 2010 годом. Видимо, действующий закон не изменил принципиально ситуацию с передачей имущества – по-прежнему во многих случаях масштабы передачи зависят от позиции местных властей и настойчивости представителей религиозных организаций.

Мы затрудняемся предсказывать развитие законотворческой деятельности на ближайшие годы, но не внушает оптимизма тот факт, что в новой Государственной Думе, начавшей работу в конце декабря 2011 года, Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций возглавил представитель ЛДПР Алексей Островский, сменивший на этом посту единоросса Сергея Попова.


Правовое регулирование, касающееся религиозных организаций
Законы, принятые в 2011 году


В течение 2011 года было принято несколько законодательных актов, затрагивающих интересы религиозных организаций. В основном эти законы были направлены на упрощение их деятельности.
18 июля были приняты, а 1 сентября вступили в силу поправки к Налоговому кодексу, освобождающие от налогов средства, выделенные, в том числе религиозными организациями, на благотворительную деятельность.

22 ноября был подписан федеральный закон о внесении изменений в ряд законодательных актов в части формирования и использования целевого капитала некоммерческих, в том числе религиозных, организаций. В соответствии с законом, религиозные организации вместе с остальными НКО получили возможность пополнять целевой капитал не только за счет денежных средств, но и за счет иного имущества (ценных бумаг и недвижимости). 18 ноября приняты Госдумой, а 8 декабря подписаны президентом поправки в закон «О государственной охране», легализующие предоставление государственной охраны патриарху Московскому и всея Руси. Это один из очень немногих актов на уровне федерального закона, прямо выделяющих православие, и тем более конкретно РПЦ, из других религий страны.

Кроме того, 6 декабря Конституционный суд РФ принял постановление о невозможности автоматически ликвидировать религиозные организации, имеющие формальные признаки недействующих организаций, подтвердив, что исключение таких организаций из списка ЕГРЮЛ осуществимо только в судебном порядке. Постановление позволило религиозным организациям, исключенным из ЕГРЮЛ без суда, обжаловать решение налоговых органов.

Наконец, 8 декабря, через год после вступления в силу закона 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», была создана специальная комиссия по рассмотрению заявлений религиозных организаций о передаче такого имущества. Комиссия входит в состав Министерства экономического развития РФ.


Региональные инициативы


Ряд законодательных актов, прямо касающихся религиозной деятельности, был принят субъектами Федерации. 24 февраля 2011 г. Белгородская областная дума одобрила дополнения в региональный Кодекс об административных правонарушениях. Принятые поправки предусматривают штрафные санкции за распространение религиозной литературы людьми, не имеющими документов, подтверждающих их статус «официальных представителей» религиозной организации. Этот закон непосредственно и грубо ограничивает свободу совести и свободу слова граждан в части их права распространять свои религиозные убеждения. Такого рода акты вообще не должны приниматься на уровне субъектов Федерации (хотя все равно иногда принимаются), так что следует ожидать обжалования.

В Липецкой области был принят закон «Об общественных воспитателях несовершеннолетних», предусматривающий участие представителей религиозных организаций в воспитательном сопровождении несовершеннолетних с девиантными формами поведения.

Государственное собрание (Курултай) Башкортостана внесло поправки в республиканский закон «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время», установившие, что создавать шум теперь нельзя с 23, а не с 22 часов. Поправки призваны, в частности, защитить муэдзинов от нареканий местных жителей, недовольных громкими призывами на молитву в вечернее время.

Костромская областная дума одобрила в первом чтении поправки в закон «О гарантиях прав ребенка в Костромской области» и в местный Кодекс об административных правонарушениях. Поправки призваны обеспечить наряду с недопущением «публичных действий, направленных на пропаганду педофилии, гомосексуализма (мужеложства и лесбиянства), бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних», и пропаганду «религиозных сект» – причем в законопроекте используется именно такой термин. За нарушение этих статей предусмотрены штрафы от 1 до 3 тыс. рублей (для граждан) до 50 тыс. рублей (для юридических лиц).


Инициативы, не получившие развития


Ряд законодательных инициатив пока не получил продолжения. Как и в предыдущие годы, в 2011-м предпринимались попытки изменения закона «О свободе совести и религиозных организациях».

В марте проект поправок к этому закону, а также к ст. 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях внесла на рассмотрение Госдумы Белгородская областная дума. Авторы законопроекта, по аналогии с принятым в области законом, предлагают ограничить распространение религиозной литературы, аудио- и видеоматериалов «и иных предметов религиозного назначения», наделив таким правом только официальных представителей религиозных организаций. Правительство РФ не поддержало проект, расценив его как «ограничивающий права граждан по распространению религиозных убеждений» и противоречащий Конституции.

Другой проект поправок к закону «О свободе совести и о религиозных организациях» и в Кодекс РФ об административных правонарушениях был предложен фракцией ЛДПР. Поправки предусматривают установление специального порядка для проведения ритуального жертвоприношения и касаются мусульманских организаций. Эти поправки правительство также не поддержало, отметив, что «фактически законопроектом вопреки заявленной цели не только не ужесточается порядок проведения религиозных мероприятий вне помещений религиозного назначения, но, наоборот, расширяется возможность проведения таких мероприятий в особенности с учетом установления права субъектов Российской Федерации регулировать данный вопрос своими нормативными правовыми актами».

Осенью сразу два проекта поправок к федеральному законодательству вынес на общественное обсуждение Минюст. Один из этих проектов был также направлен на изменение закона «О свободе совести и о религиозных организациях» и вызвал широкий общественный резонанс. Недовольство участников обсуждения было обусловлено целым рядом положений этого проекта, в частности, ликвидацией понятия «религиозная группа» и расширением полномочий государственной религиоведческой экспертизы, которой среди прочего давалось право проверки соответствия религиозной практики заявленному вероучению (трудно себе представить проверки ортодоксальности в отдельных приходах, мечетях и т.д.).

В то же время предложенный законопроект предусматривает регистрацию религиозных групп, которые не хотят или не могут войти в централизованную религиозную организацию в качестве полноценной и самостоятельной организации, права которой будут ограничены не 15, а 10 лет и не так радикально, как в настоящее время. Среди экспертов возникла дискуссия, к чему приведут такие изменения – к ужесточению или смягчению режима функционирования религиозных групп [2], но дискуссия эта не продолжилась, так как и сам законопроект до конца года не продвинулся к реальному рассмотрению.

Уже по традиции депутат Госдумы Борис Кашин вновь выступил с предложением для «консолидации общества» исключить из текста государственного гимна слово «Бог». Как и в предыдущие годы, Госдума отказалась поддержать поправку.


Проблемы, касающиеся мест богослужения


Многие религиозные организации, как и в предыдущие годы, сталкивались с трудностями при строительстве и эксплуатации культовых зданий.


Проблемы со строительством культовых зданий


По-прежнему часто проблемы при строительстве возникают у мусульман. После прошлогоднего конфликта, связанного с неудачной попыткой строительства мечети в московском районе Текстильщики, глава Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин объявил о достигнутой договоренности с городскими властями о возведении пяти новых мечетей. Однако в течение года о начале строительства или о выделении участка хотя бы для одной из них не сообщалось.

В Калининграде многолетний конфликт вокруг строительства мечети, казалось бы, разрешившийся в 2010 году, получил продолжение: группа калининградцев обратилась в суд с требованием признать незаконным решение городской администрации от 2007 года об изменении Генплана города. Изменения включали в себя, в частности, выделение участка под строительство мечети. Центральный районный суд города удовлетворил иск. В ноябре началось судебное слушание по заявлению граждан, оспаривающих на этом основании постановление главы администрации города о месте строительства мечети. В начале 2011 года в городе вновь проходили акции протеста против строительства.

В Костроме конфликт вокруг строительства мечети длится с 2004 года. В 2011 году строительство было приостановлено властями города, как уверяет община, без объяснения причин. Мусульмане обратились в суд, администрация подала встречный иск, утверждая, что строительство ведется без соответствующей документации. В результате приостановление было подтверждено судом до окончания разбирательства.

В Воронеже мусульманская община, добивающаяся разрешения на строительство мечети на протяжении нескольких лет, вновь – дважды в течение года – получила отказ городских властей. Власти Сочи не выделяют участок для строительства мечети с 2003 года.

Против строительства мечетей выступали жители Сургута и подмосковного Наро-Фоминска.


У протестантов по сравнению с прошлым годом проблемы при строительстве культовых сооружений возникали реже, но все же и протестантам приходилось сталкиваться с трудностями. Например, пятидесятническая церковь «Филадельфия» в Ижевске закончила 2011 год в состоянии тяжбы с республиканским управлением Госстройнадзора, в течение нескольких лет отказывающимся вводить в эксплуатацию построенное здание храма.

Похожая проблема возникла и у псковских католиков, которые с 2010 года не могут добиться разрешения на завершение строительства храма. В марте 2011 участок, выделенный общине десятью годами ранее, был снят с кадастрового учета. Верующие, опасаясь, что храм будет признан незаконной постройкой, начали сбор подписей под обращением к премьер-министру В. Путину. В декабре городская администрация выразила готовность все-таки придать законный статус почти достроенному зданию храма, «несмотря на явное несоответствие как места возведения, так и параметра высотности построенного храма требованиям действующего законодательства».


Отличием от предыдущих лет стал заметный рост протестов общественности против строительства не только мечетей или протестантских молельных домов, но и православных храмов. В первую очередь здесь следует отметить Москву, где сопротивление встретила реализация принятой в 2010 году «Программы-200». В 2011 году в рамках этой программы городские власти выделили 39 участков для строительства храмов «шаговой доступности». Однако в течение года не только продолжились конфликты вокруг планов строительства модульных храмов, начавшиеся в 2010 году, но и возникли новые.

В районах Строгино и Дегунино (здесь противники «Программы-200» даже разрушили каркас строящегося храма) местные жители с 2010 года протестуют против строительства в природоохранных зонах. Новые конфликты – в Новопеределкине, Ясеневе и Южнопортовом районе и подмосковном городе Московский – также были обусловлены неудачным выбором участков для строительства – на месте автостоянки, торгового центра или школы.

Противники строительства храмов в Москве даже, объединившись, провели акцию протеста «Антиклерикализм-2011».

Иногда представители власти внимали голосу протестующих: мэр Москвы отменил распоряжение о выделении земельного участка для строительства храма Рождества Богородицы в Строгине, префект Северного административного округа поручил муниципалитетам подыскать другое место для строительства храма Серафима Саровского в Дегунине, а в Новопеределкине строительство храма было приостановлено.

В других регионах строительство православных храмов также нередко сопровождалось конфликтами.
Жители Бийска, Саратова и Рязани протестовали против строительства храмов в зеленых зонах. В Саратове дело дошло до физического столкновения на месте строительства между защитниками парка и рабочими, приехавшими вырубать деревья.

В Южно-Сахалинске бурное недовольство общественности вызвали планы городской администрации реконструировать площадь Победы и перенести с нее мемориал павшим воинам ради строительства на этом месте кафедрального собора. Участников акций протеста, в которых принимали участие различные общественные и политические движения, возмущало, что собор станет смысловым центром площади, оттеснив мемориал, подчеркнет доминирование одной религии и закроет красивую панораму. Противники строительства потребовали провести референдум по этому вопросу.

В ряде случаев противники появления церковных зданий отстаивали свою позицию через суд. Так, глава Карельского отделения «Молодежной правозащитной группы» Максим Ефимов обратился в республиканский Верховный суд с требованием признать незаконным региональный закон о финансировании из бюджета республики строительства храма вмч. Пантелеимона в Петрозаводске. Суд отклонил иск, признав выделение средств законным. В Пензе жители обратились в суд с требованием прекратить строительство храма на территории детской площадки, однако суд не удовлетворил их иск. С требованием остановить строительство часовни во дворе жилого дома обратились в суд и жители Самары.

Недовольство может вызывать и попытка расширения территории уже действующего храма, как это было в Москве (храм свт. Тихона Задонского в парке Сокольники) и Ульяновске (Вознесенский храм), где местные жители обращались в различные структуры с просьбой проверить законность строительной деятельности. В обоих случаях расширение территории храмов могло нанести урон зеленым насаждениям.

В ряде случаев протестующие находили поддержку у представителей власти. Например, против инициативы Екатеринбургской епархии по примеру Москвы построить в городе 300 храмов «шаговой доступности» выступили не только жители Екатеринбурга, но и депутат городской Думы Леонид Волков. Жителей Орла, выражавших недовольство решением мэра ради строительства собора расселить жилой сектор и перенести развлекательные аттракционы и городской парк, поддержал городской Совет народных депутатов. Депутаты отказались утвердить решение мэра, предложив перенести строительство в другое место.

Такое противодействие побудило православную общественность к самоорганизации. В сентябре в Москве был учрежден православный правозащитный центр «Территория Церкви», руководителем которого стал глава Клуба православных журналистов Александр Щипков. Центр занялся обеспечением информационной поддержки в случаях конфликтов между чиновниками и православными общинами, сбором информации о дискриминации православных, проведением акций по сбору подписей за строительство новых храмов.


Проблемы, относящиеся к действующим культовым зданиям


В 2011 году такие проблемы чаще всего возникали у протестантских организаций.
Во Владивостоке мэрия потребовала от Центральной Церкви евангельских христиан-баптистов и Церкви адвентистов седьмого дня освободить занимаемое ими двухэтажное здание. Здание находилось в безвозмездном пользовании обеих церквей с 1976 года, однако договор аренды с адвентистской церковью истек, а с баптистской был расторгнут досрочно. Требование освободить помещение последовало после просьбы церквей передать им это здание в собственность в соответствии с новым законом о передаче религиозного имущества, вступившим в силу в декабре 2010 года. Баптистский пастор обратился в суд, и в январе 2012 года суд признал требование покинуть помещение в отношении баптистской церкви незаконным.

В Москве судебные приставы обязали церковь Святой Троицы в Новокосино (христиан веры евангельской) до 30 декабря освободить занимаемые помещения. Прокуратура Восточного округа Москвы еще в 2010 году потребовала от общины снести временное молитвенное здание и фундамент основного на занимаемом пятидесятниками с 1995 года участке, поскольку договор аренды был расторгнут еще в 2005 году. В 2010 году суд удовлетворил требование прокуратуры, и хотя верующие дважды пытались обжаловать это решение, все последующие инстанции подтвердили решение первой.

В Калуге церковь пятидесятников «Слово жизни» в конце года получила уведомление об отключении электричества, несмотря на оплаченные счета. Прихожане полагают, что отключение электричества вызвано конфликтом с руководством строящегося рядом торгового комплекса. Ради строительства этого комплекса власти города несколько лет пытались изъять у церкви здание.


Продолжилась отмеченная в 2009 году тенденция передачи храмов «альтернативных» православных юрисдикций в пользование Русской православной церкви. В 2011 году РПЦ были переданы принадлежавшие двум ветвям Русской православной церкви Заграницей, не присоединившимся к РПЦ: Вознесенский храм в Барнауле – РПЦЗ (митр. Агафангела) и Покровский храм в селе Вырыстайкино Ульяновской области – РПЦЗ (митрополита Виталия). В обоих случаях передаче предшествовал захват этих храмов представителями РПЦ при поддержке милиции и администрации. Российской православной автономной церкви (РПАЦ) не удалось оспорить изъятие нескольких храмов Росимуществом в 2010 году: в 2011 Верховный суд подтвердил законность этих изъятий.


Дважды были отмечены случаи сноса строений РПЦ, однако в обоих случаях епархии не имели никаких возражений по этому поводу, поскольку речь шла о сооружениях, построенных людьми, имевшими конфликты с официальными церковными структурами. Более того, Самарская епархия сама выступила инициатором сноса часовни в Чапаевске, построенной в 2008 году клириком этой епархии, позднее запрещенным в служении. Участок, на котором располагалась часовня, находился в безвозмездном и бессрочном пользовании епархии.

Кимовский районный суд Тульской области постановил снести как незаконное строение храм во имя иконы Божией Матери «Державная», построенный на участке, принадлежавшем заштатному клирику Тульской епархии иеромонаху Василию (Новикову), после смерти которого статус участка оказался спорным. Тульская епархия не только не предприняла попыток отстоять храм, но и представила суду справку о том, что храм «не имеет к Церкви никакого отношения».

Из положительных решений конфликтных ситуаций можно отметить два случая.
В ноябре церковь евангельских христиан-баптистов «Ковчег» выиграла иск к администрации подмосковной Балашихи. Суд признал незаконным июльский отказ чиновников выдать разрешение на ввод в эксплуатацию здания молитвенного дома. Конфликт с чиновниками у балашихинских баптистов продолжается много лет, и это не первый иск, который общине удалось выиграть.

Администрация Тюмени, наконец, предоставила мусульманской общине участок в Рабочем поселке, чего тюменские мусульмане добивались несколько лет.

 

Покровительство властей по отношению к некоторым религиозным организациям


Как и в предыдущие годы, из бюджетов разных уровней выделялись средства на реставрацию культовых зданий, большинство которых является памятниками архитектуры. По словам министра культуры РФ Александра Авдеева, в течение 2011 года на эти цели из федерального бюджета было выделено около 5 млрд рублей. Бюджетное финансирование реставрации религиозных объектов проводилось, в частности, в Москве, в Хабаровском крае, в Курганской, Самарской, Свердловской, Тюменской областях. Как и раньше, в большинстве случаев средства направлялись на православные объекты, реже – на мусульманские. В то же время в 2011 году московские власти отказались реставрировать историко-архитектурный ансамбль старообрядческой Рогожской слободы, исключив его из планов реконструкции.

Интересно, что департамент культурного наследия Москвы признал программу реставрации религиозных объектов 2011 года полностью проваленной. Следствием этого стало изменение системы финансирования реставрации таких объектов: средства на эти работы с 2012 года будут закладываться в городской бюджет как субсидии, чтобы религиозные организации могли проводить текущий ремонт сами. Соответствующее постановление правительство Москвы приняло в конце декабря 2011 года.

Время от времени бюджетные средства тратились и на строительные работы. Например, в Тюменской области из регионального бюджета были выделены деньги на завершение строительства нескольких мечетей, а в Томской – на строительство православного храма.

Как и прежде, представители власти нередко побуждали (в основном административными методами) потенциальных благотворителей вкладывать средства в строительство религиозных объектов. Губернатор Ярославской области Сергей Вахруков призвал местные власти заняться поиском внебюджетных средств для реставрации Успенского собора. Губернатор Пензенской области объявил строительство православного собора и мечети «народной стройкой». В качестве жертвователей могли выступать крупные государственные компании: ОАО «Транснефть» в течение 2011 года перечислила около 390 млн рублей на нужды Русской православной церкви.


Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, созданный при участии Администрации Президента РФ, как и в предыдущие годы, выделял средства на исламское образование. В ноябре Д. Медведев пообещал выделить на это 1 млрд рублей в течение трех лет, что в среднем сопоставимо с выделяемыми ранее суммами.


Так же, как и в предыдущие годы, религиозным организациям передавалось имущество: чаще всего – православным, иногда – мусульманским; нам известен также один случай передачи культового сооружения иудейской организации. Учитывая, что 3 декабря 2010 г. вступил в силу закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», в 2011 году можно было ожидать резкого увеличения числа как случаев передачи, так и связанных с этим конфликтов.

В первую очередь, стоит обратить внимание на ситуацию в Калининградской области, власти которой в 2010 году, еще до вступления в силу федерального закона о передаче имущества религиозным организациям, начали такую передачу на основании регионального законодательства, что тогда же повлекло за собой многочисленные конфликты. В 2011 году Калининградский областной суд принял к рассмотрению иск жителя города о признании этих областных законов недействующими со дня принятия. Но интересно, что в течение 2011 года новых конфликтов, связанных с передачей имущества, в этом регионе зафиксировано не было.

В других же регионах такие конфликты возникали, но не намного чаще, чем в прошлом году. В Саратове епархия добивается передачи ей здания храма Страстей Господних, занятого спортивным клубом «Буревестник». В течение 2011 года двенадцатый Арбитражный апелляционный суд Саратова постановил передать это здание в собственность городского Комитета по управлению имуществом для последующей передачи Церкви (новое здание спортклубу обеспечено не было), а Арбитражный суд Приволжского федерального округа отменил это решение.

В том же Саратове епархия заявила претензии на здание военного госпиталя, против чего выступили, в частности, представители Союза солдатских матерей. В Бийске общественность протестовала против передачи Церкви здания Дома офицеров (до революции – Архиерейское подворье и Алтайская духовная миссия), в котором сейчас действует большое количество детских кружков.

Община московского храма Спаса Преображения на Болвановке, переданного Церкви еще в 1997 году, не может использовать здание полностью, так как часть его занимает детский сад. Нового здания детскому учреждению власти не предоставили до сих пор.


По-прежнему много проблем возникает, когда религиозные организации претендуют на помещения, используемые музеями. Число таких конфликтов по сравнению с 2010 годом увеличилось, при этом многие из них развиваются уже не первый год.

В Перми в 2011 году разгорелся конфликт в связи с передачей в собственность епархии здания Спасо-Преображенского собора, на протяжении нескольких десятков лет занимаемого Пермской художественной галереей. Епархия заявила свои претензии на это здание еще в начале 2000-х годов, но строительство нового здания для перевода галереи так и не было начато. Согласно ранее достигнутой договоренности, здание собора должно было перейти епархии в 2015 году, однако в 2011 году епархия потребовала ускорить процесс. Несмотря на протесты музейного сообщества и краевой Общественной палаты, а также на отсутствие новых помещений для галереи, Росимущество приняло решение передать здание Церкви. Противники передачи обратились в прокуратуру с просьбой расследовать факт коррупции.

Сотрудники краеведческого музея Вязьмы были вынуждены жаловаться президенту на выселение из переданных Церкви зданий. Музей вместе с архивом, библиотекой и литературным салоном был выведен из занимаемых ранее помещений без предоставления новых.

После многолетнего конфликта между историко-архитектурным музеем-заповедником «Рязанский кремль» и епархией у музея в пользу епархии были изъят еще один объект – Архангельский собор. В мае там возобновились богослужения, но уже в ноябре открылся епархиальный церковно-археологический музей, где разместилась коллекция древнерусских икон, ранее изъятая у музея-заповедника вопреки мнению экспертной комиссии. Министр культуры Александр Авдеев тем временем вновь пообещал, что музей-заповедник не будет выселен из кремля окончательно до тех пор, пока не найдется подходящее для музейной работы здание.

В течение года прихожане московского храма Иоанна Богослова под Вязом, переданного Церкви в 2010 году, требовали вывести Музей Москвы из уже переданного здания, жаловались, что им не дают проводить богослужения в переданном храме, и упрекали сотрудников музея в нежелании ускорить переезд. Новые помещения были подготовлены к переезду экспозиции только к концу года, и тогда музей окончательно освободил здание храма. На реставрацию переданного приходу храма московские власти в 2011 году потратили 38 млн рублей.

В Петербурге возмущение музейщиков вызвало заявление председателя городского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Александра Макарова о возможной передаче Церкви Исаакиевского Собора, который и так много лет используется совместно музеем и епархией. Годом ранее епархия обещала, что не будет претендовать на главные соборы города. Представители Александро-Невской лавры между тем заявили свои претензии на здания, относящиеся к Музею городской скульптуры.

В Чите общественность протестовала против возможной передачи епархии Михаило-Архангельского храма, занятого Музеем декабристов.

В Ростовской области епархия заявила свои права на здание бывшей почтовой станции, занятое Аксайским военно-историческим музеем, и комплекс Ефремовского Атаманского подворья в станице Старочеркасской, где находится Старочеркасский историко-архитектурный музей.

Торопецкая икона Божией Матери (XIV век), как и опасались представители музейного сообщества, не вернулась в Русский музей, откуда она была изъята в 2009 году, а после двух лет пребывания в подмосковном храме была передана в Реставрационный центр имени Грабаря для последующей передачи в собор Торопца Тверской области.

В Нижнем Новгороде решили повторить схему, уже опробованную в Соловецком музее-заповеднике, где директором музея в 2009 году стал настоятель монастыря, чья деятельность в новом качестве вызвала множество нареканий. В марте 2011 года наместник Вознесенского Печерского монастыря архимандрит Тихон (Затёкин) был назначен заведующим филиалом Нижегородского историко-архитектурного музея-заповедника – Музеем русского патриаршества в Арзамасе. Как и его соловецкий коллега, архимандрит Тихон не имеет искусствоведческого или музеологического образования.


Несмотря на действующий закон о передаче имущества религиозного назначения, религиозные организации не всегда могут получить требуемые помещения. Так, старообрядцам Москвы и Новгорода не удалось вернуть храмы, на которые они претендовали. Новгородской общине в течение 2011 года власти отказали дважды: по поводу храма св. Димитрия Солунского – «в связи с неудовлетворительным техническим состоянием здания» и по поводу другого храма, который община запросила вместо Димитриевского. Московская община РПСЦ с 2004 года не может получить Покровско-Успенский храм, занятый спортивным залом.

В Тверской области не используемое здание бывшего монастырского храма, на которое претендовала Тверская епархия, решением районного Собрания депутатов было выставлено на продажу, но после вмешательства прокуратуры снято с аукциона.


В то же время были отмечены случаи передачи религиозным организациям имущества отнюдь не религиозного назначения. Так, например, Пермской епархии власти передали в безвозмездное пользование здание роддома для организации в нем женского клинико-диагностического центра. Первоначально здание было выставлено на аукцион, его победителем стала компания «Пермская верфь», в руководстве которой значатся два представителя епархии. Выиграв аукцион, компания не стала подписывать акт приемки-передачи имущества, осознав, что «переоценила собственные силы и возможности». После этого власти решили передать здание Церкви безвозмездно. Ни администрация города, ни краевое управление ФАС не усматривают в произошедшем ничего противозаконного. Общественность же обеспокоена, в частности, тем, как новое медицинское учреждение сможет сочетать аборты с православием.

Продолжение (Часть 2)

Автор: Ольга Сибирева

Комментарии 2