Просвещение

Отношения ислама к науке и к иноверцам

Современный мир столкнулся с волной исламофобии, вызванной катастрофическим непониманием сути религии Ислама, а также происходящих в мусульманском мире изменений. Самые влиятельные российские политики, включая президента В. В. Путина, объясняют согражданам принципиальную несовместимость Ислама и террора, способность этой религии откликаться на вызовы современности. Но даже самое лучшее политическое выступление стоит подкреплять убедительным словом богослова, объясняющего изнутри суть своего вероучения. Такую уникальную роль сыграл в России конца позапрошлого века петербургский ахун Гатаулла Баязитов. 


Тогда только недавно закончилась Кавказская война, под лозунгами защиты религии Ислама шло сопротивление российским войскам в Средней Азии, на Балканах и Закавказье, в Африке появился Махди, объявивший себя предвестником Страшного суда, а число мусульман возросло в самых различных уголках Европы и Азии, да уже и в самой Европе. Ситуация требовала глубокого анализа, но всегда проще создать образ деспотичного кровожадного врага с ятаганом или стингером, пришедшего из глубин средневековья. Вся эта информация подавалась под изрядной приправой в тогдашних желтых периодических изданиях, а публика в те времена еще больше была подвержена влиянию любой развесистой клюквы. В свете возвращения мусульман в веру своих предков православным миссионерам также было выгодно объяснить этот процесс фанатизмом мусульман. В этих условиях ктото должен был взять огонь на себя. Этим улемом оказался Гатаулла Баязитов.
Гатауллахазрат родился в деревне Тюменсу Касимовского уезда Рязанской губернии в семье имама. Начальное образование получил в медресе своего отца, затем учился в медресе «Баймурад» Касимовского уезда, затем в медресе «Кышкар» Казанского уезда. Касимовские татары славились своим знанием русского языка и российских реалий, а медресе «Кышкар» давало блестящую подготовку для будущих полемистов. Эти два знания соединил в себе молодой имам. По возвращении в деревню Чутай Баязитов преподавал логику и философию. 

Талантливого хазрата быстро заметили. В годы великих реформ в России в больших городах росло татарское мишарское население, которому требовались образованные и энергичные имамы. В 1871 году Баязитов получил приглашение из Петербурга, где возглавил и по сути создал 2й мусульманский приход, позднее стал военным ахуном Петербургского гарнизона. Одновременно он состоял переводчиком, лектором тюркских наречий и мусульманского права в Учебном отделе восточных языков Азиатского департамента при Министерстве иностранных дел, преподавателем основ Ислама в разных учебных заведениях Петербурга, в том числе и в Пажеском корпусе. В Петербурге Баязитов изучает русский язык, общается со столичной интеллигенцией. Он был вхож в высшие круги имперской администрации, был лично знаком с председателем Совета министров П. А. Столыпиным.

Баязитов сознавал необходимость деятельности мусульманской интеллигенции в создании условий для удовлетворения духовных потребностей единоверцев. Первым шагом на этом пути он считал создание национальной периодической печати. В 1880е годы Баязитов обращается за разрешением издавать газету «Хэфтэ» («Неделя») на татарском и русском языках, но только в сентябре 1905 года получает разрешение и становится учредителем и редактором первой газеты на татарском языке — «Нур» («Свет»). В газете Баязитов освещал общественное движение мусульман России и протестовал против планов расчленения Оренбургского магометанского духовного собрания.

В 1881 году Баязитов от имени мусульманской общины Петербурга обратился к властям за разрешением на строительство мечети. Всероссийская кампания по сбору средств на строительство Петербургской кафедральной соборной мечети в 1880е годы. стала видным феноменом общественного движения российских мусульман. В газете «Тарджеман» И. Гаспринский отмечал особо щедрых дарителей и особо активные общины. Сама мечеть выступала символом статуса Ислама как официальной религии в пределах Империи. Однако только в 1906 году Баязитову удалось получить разрешение правительства учредить Особый комитет уполномоченных лиц по сбору средств на строительство мечети, который он возглавил. Торжественный акт закладки мечети состоялся в феврале 1910 года.

В книге «Возражение на речь Эрнеста Ренана: Ислам и наука» (СПб., 1887) Баязитов вступил в полемику с французским ученым Ренаном, который заявлял о несовместимости положений Ислама и рационального знания. Миссионер Миропиев с раздражением констатировал, что, прочитав книгу Баязитова, «русский заурядный интеллигент невольно пленится высотой учения Ислама и обаятельной личностью основателя его, Мухаммеда». Известный русский публицист Александр Амфитеатров в 1898 году опубликовал похвальный отзыв на книгу Баязитова, поддержав главный ее тезис: «Ислам в своем первоисточнике не мертвящая сила, он призывает своих исповедников к прогрессу, в принципе веротерпим к иноверцам, терпим ко свободному мнению даже в области религиозного мышления, благоговеет перед наукой». 

В работе «Отношение Ислама к науке и иноверцам» (С‑Пб., 1887) Баязитов доказывал, что веротерпимость является одним основополагающих принципов Ислама, а его цивилизованное отношение к иноверцам (а не приспособление к новым веяниям времени и европейской цивилизации) — один из основополагающих принципов этой религии. В работе «Ислам и прогресс» (С‑Пб., 1897) Баязитов утверждал о принципиальной совместимости Ислама и прогресса. Он считал, что «конечный идеал, к которому стремится человечество, и окончательная цель его развития на земле — есть объединение религии и науки, этих высших областей духовного мира человека».

Книги Баязитова стали откровением для русского читателя и вообще европейского читателя, так как в них они впервые смогли прочесть рассуждения о сущности Ислама и его роли в европейской цивилизации, выдвинутые российским мусульманином. Сегодня мы должны продолжить святую миссию Гатауллыхазрата в объяснении сущности современного Ислама для наших российских сограждан.

Цитата: 

Баязитов Атаулла - — писатель; магометанин, происхождения татарского, род. в 1846 г. в Касимовском уезде, Рязанской губ., где отец его был имамом. Учился в медресе близ Касимова, потом сам стал преподавать в нем, преимущественно логику и философию. В 1871 г. мусульманское общество Петербурга избрало Б. имамом столичной мечети. В 1886 г. возведен в сан ахуна. Служит переводчиком тюркских языков при азиатском департаменте минист. иностр. дел и преподает тюркские наречия на курсах восточных языков, устроенных при мин. иностр. дел. Здесь же временно читал лекции по мусульманскому праву. Б. принадлежит к числу тех весьма редких представителей мусульманства, которые хотели бы примирить принципы новейшей цивилизации с духом Корана. Этому посвящены его брошюра: "Возражение на речь Эрнеста Ренана, сказанную в научной французской ассоциации" (СПб., 1883) и книги "Отношение Ислама к науке" (СПб., 1887) и "Ислам и прогресс" (СПб., 1897). Первые два сочинения переведены на турецкий язык и изданы в Константинополе. Рецензии о последнем сочинении Б. помещены в "Нов. Вр." за 1898 г., в 8205. Кроме того, Б. напечатал статьи: "Вопрос о просвещении инородцев" ("Восточн. Обозр.", 1885, № 10); "По поводу мусульманского фанатизма" ("СПб. Ведом." 1886 г., № 123); "По поводу помещенного в одной газете известия о скором обращении всех в ислам" ("Голос" 1882 г., № 308); "В защиту татарских мектебе и медресе в России" ("Сын Отечества", 1892, № 338); "В защиту татарской литературы от цензуры" ("СПб. Ведомости", 1891, №№ 96—214) и др. Сильно распространена среди мусульман средних и восточных губерний России, в качестве элементарного руководства мусульманского нравоучения, составленная Б. биография Магомета на татарском языке, под заглавием "Возникновение Ислама" (изд. 1881 г.), а также книжка для элементарного обучения на татарском языке, "Дунья-Маншат" ("Жизнь и свет"), изд. в 1883 г. {Брокгауз}



http//photoload.ru/data/29/2c/de/292cdeba8144fb121619c52840aa1ce9.jpg

Скачать весь документ (в Microsoft Word) http://rudocs.exdat.com/download/docs-181773/181773.doc

Автор: А. Хабутдинов, д. и. н., проф

Комментарии 0