Политика

Способны ли арабы на демократию?

Демократические перемены, которые в настоящее время переживают арабские государства, наверняка ждет провал. Демократия не является чем-то, что может быть реализовано заблаговременно, например, под прикрытием монархического режима. Немецкий журналист Ян Кульман рассуждает о том, почему европейцы должны встать на сторону населения стран арабского мира.

  Проблема появилась неожиданно. Никто до этого не ставил проблему настолько глубоко. Во время недавней общественной дискуссии с журналистами и экспертами в Берлине о ситуации в Египте после свержения Хосни Мубарака, слово взял один из присутствующих, который заявил о том, что у египтян нет никакого практического опыта в осуществлении демократии. Поэтому, не будет ли лучше, предложил он, восстановить монархию, которая была уничтожена в 1952 году военным переворотом?

 Данное заявление вызвало серьезные опасения относительно того, что произойдет после массовых протестов в арабском мире. Прежде всего, многие опасаются, что исламисты в таких странах, как Египет и Тунис, придя к власти, в качестве модели государственного устройства возьмут модель Ирана или Саудовской Аравии, в которых власть осуществляется на основе строгих религиозных догматов. Поэтому в настоящее время даже принято говорить об «Исламской весне» в арабском мире.

 Результаты выборов в Египте подтверждают мнения многих скептиков о том, что началось триумфальное шествие религии. Братья-мусульмане получили на выборах почти 50% голосов, ультра-консервативные салафиты - 25%. Можно предположить, что страна сейчас находится под властью злых бородатых религиозных фанатиков.

 Недоверие и высокомерие

 Вышеуказанное заявление, в то же время, выражает уровень недоверия у населения арабского мира. Вопрос можно сформулировать более откровенно: что они вообще там знают о демократии?

 Если рассматривать данный вопрос с этой точки зрения, то он выглядит очень резким, если не сказать грубым. Он предполагает, что люди "там" не могут жить в условиях демократии, т.е. население арабского мира не способно функционировать в рамках демократической системы.

 Это, в свою очередь, говорит о том, что они не могут ни перенять опыт, ни развиваться дальше. Стоит сказать, что не так давно подобных взглядов придерживались в отношении конкретной европейской страны. После нацистской диктатуры, многие считали, что немцы просто не в состоянии жить в мире и согласии со своими соседями, и что было бы лучше превратить Германию в сельскохозяйственную территорию.

 К счастью, тех, кто был на стороне Германии, было больше. Мы должны придерживаться такого же подхода и по отношению к арабскому миру. Мы должны оказать поддержку всем тем, кто работал над установлением демократии на Ближнем Востоке. Невозможно сказать, сколько времени займет этот процесс, но для его осуществления, несомненно, потребуются не годы, а десятилетия.

 Многие препятствия продолжают проявляться. Не последнее место среди них занимает военная армия. То же самое можно сказать и о структурах, оставшихся от бывшей диктатуры, религиозных экстремистов и большой нищеты в регионе. Поэтому очевидно, что неудачи еще будут, поскольку демократия не является чем-то, что может быть реализовано заблаговременно, например, под прикрытием монархического режима.

 «Обучение без отрыва от производства»

 Усвоить опыт демократического режима и его особенностей можно только через практику. Можно сказать, что демократия похожа на обучение без отрыва от производства. Первые попытки могут оказаться неудачными. Но это не значит, что арабы не в состоянии учредить институты демократии. В то же время, они не единственные, кому потребуется больше одной попытки, чтобы сделать это.

 Наступление подходящего периода для демократии зависит не от уровня знания народа о демократии, а от их желания жить в демократических условиях. Многое становится ясным, когда мы видим, что миллионы арабов, которые вышли на улицы, выступая против диктаторов, а также те, кто продолжает протестовать, хотят демократии. Они выступают за плюрализм, разделение властей в правительстве и верховенство закона. Они сыты по горло старым режимом, во главе которого стоит коррумпированная элита.

 Это ни в коем случае не значит, что все они хотят отвернуться от религии. Наоборот, ислам играет важную роль в жизни людей на Ближнем Востоке. Многие из них слишком набожны, в то время как другие связывают религию лишь с определенными ценностями и традициями. Результаты выборов в Египте четко отражают взгляды его населения. Они не поддерживает политические программы, которые полностью разорвали связи с религией. Ислам должен обеспечить определенную базу, в рамках которой власти должны осуществлять политическую деятельность. 

Сочетание ислама и демократии 

Ислам в принципе не является препятствием на пути демократии, хотя очень часто некоторые яростно пытаются утверждать обратное. Такие страны как Тунис и Египет в настоящее время ищут пути объединения демократии и ислама. Сегодня данная тема является одной из самых обсуждаемых.

После того как исламские силы показали свою мощь в Египте, возник вопрос: способны ли они работать в условиях демократии? Относительно ультра-консервативных салафитов имеются серьезные сомнения. Трудно представить, как их призыв сделать шариат основой правовой системы может быть совмещен с принципами плюралистического демократического государства, основанного на верховенстве закона.

Что касается партии Братья-мусульмане, то здесь ситуация более запутанна. Данная партия является разветвленной организацией, которая к настоящему времени смогла объединить свои различные разрозненные группировки под общим лозунгом «Ислам – это решение».

Несмотря на то, что внутри партии на протяжении десятилетий шли постоянные споры относительно реформы, она всегда придерживалась консервативных взглядов. Преследования со стороны государства не позволили осуществить данный процесс обновления. Вместо этого, Братья-мусульмане решили изолироваться - солидарность и защита от внешних врагов были важнее, чем реформа.

Для высшего руководства партии и старшего поколения было трудно порвать с такими устоями, даже после свержения Мубарака. Внутри партии все еще живет очень сильный корпоративный дух. Публичная критика организации ее членами считается неприемлемой.

Тем не менее, даже Братья-мусульмане оказались незащищенными от нового, более открытого политического климата в Египте. В частности, молодое поколение партии, которое всего лишь год назад участвовало в демонстрациях вместе со своими сверстниками, требует открытого обсуждения относительно будущего Братьев-мусульман.

Переход с неясным исходом

Представители Братьев-мусульман не считают ислам и демократию противоречащими друг другу. Их главной задачей является разработка такой системы, которая объединит эти два понятия. Они прекрасно понимают, что «турецкая модель» намного выгоднее «иранской». Нет никаких оснований для того, чтобы сомневаться в их верности демократии.

Кроме того, заявления Партии Свободы и Справедливости, являющейся политическом крылом Братьев-мусульман, дают надежду полагать, что они со всей серьезностью поддерживают демократическую систему. Они вполне осознают тот факт, что любая форма новой диктатуры - будь то военная или религиозная - столкнется с массовым сопротивлением на улицах.

Самым большим достижением восстания в арабском мире является то, что, в частности, молодые люди из пассивных субъектов, находящихся под властью диктатуры, превратились в активных граждан, желающих принять участие в политической жизни своей страны.

Нет никакой гарантии, что преобразования в Египте и других арабских странах приведут к образованию полностью демократических государств. Тем не менее, те возможности, которые появились в результате бурных изменений в арабском мире, гораздо выгоднее возможных рисков.

Автор - Ян Кульман (Jan Kuhlmann), журналист, работает в Берлине. Учился в Университете Гамбурга, а также Американском Университете в Каире. Является членом Сети журналистовисламского мира (NEFAIS)

Комментарии 0