Общество

Неприкаянный народ

В отличии от других потерявших отчизну кавказцев у турок-месхетинцев очень мало шансов вернуться на историческую родину.

Недавнее обращение представителей черкесской общины Сирии к России с просьбой о репатриации на историческую родину, в очередной раз напомнило о нелегких судьбах многих кавказских народов, в разное время вынужденных покинуть свою землю. Но если у черкесов все-таки есть возможность вернуться на Кавказ, то турков-месхетинцев на их исторической родине, в Грузии и Турции, никто особо не ждет.  

Почти шестидесятисемилетняя история репрессий, ссылок и переселений турок-месхетинцев, привела к тому, что этот малочисленный народ в настоящее время рассеян по миру. До сих пор турки-месхетинцы не смогли обрести земли своих предков, и будущее их туманно. История этого народа, не нашедшего приюта, выделяется даже на фоне других репрессированных народов.

Исторической родиной месхетинцев считаются южные районы Грузии: Адигенский, Ахалцихский и Аспиндзский, хотя происхождение этноса до конца неясно. По одной из версий, они — потомки турок-османов и грузинского племени месхов. С другой стороны, специалисты не отождествляют турок-месхетинцев с другими народами, указывая на то, что «это – совершенно самобытный и этнически самостоятельный народ, хотя и имеющий этногенетические связи с соседями».

Депортация и ее последствия

Более трагическую судьбу, чем у месхетинцев, представить, пожалуй, сложно. Этот народ в полной мере разделил судьбу неугодных сталинскому режиму. Несмотря на то, что на фронт в ВОВ ушли практически все взрослые мужчины, более половины из которых погибло, турок-месхетинцев обвинили в антисоветских настроениях.

В ноябре 1944 года войска НКВД оцепили районы их проживания в Грузии и приступили к депортации. Процедура к тому моменту уже была «опробована» на других народах Кавказа: чеченцах, карачаевцах, балкарцах.

Депортированные турки-месхетинцы были рассредоточены в различных областях Узбекистана, Казахстана и Киргизии, без права изменения места жительства. Лишь весной 1956 года их реабилитировали и дали право проживать в любом регионе СССР. Но фактически народу было запрещено возвращаться на родину, к тому же, с них взяли подписку, что они не будут требовать компенсацию за оставленное в Грузии имущество.

Не менее трагичной страницей истории народа стали массовые погромы 1989 года в Узбекистане. По данным профессора Кубанского госуниверситета Михаила Саввы, около 17 тысяч турок были организованно эвакуированы из Ферганы в Центральную Россию. Еще более 70 тысяч месхетинцев в последующие полтора года были вынуждены уехать из других областей Узбекистана, опасаясь за свою безопасность.

 Гостеприимство Кубани

Именно с этого момента начинается история турок-месхетинцев на Кубани. По решению властей они должны были  расселяться только в средней полосе, но часть из них все же осела в Краснодарском крае. С тех пор на этой земле началось накопление взаимных обид, претензий и скрытое формирование национального конфликта.

Не приняли переселенцев на Кубани ни казаки, ни местные власти. Их в открытую называли незванными гостями, обвиняли во всяческих грехах от неспособности принять местные нормы поведения до продажи наркотиков, предлагали отправиться на историческую родину – в Грузию и «создавать проблемы там».

На Кубани турок практически открыто притесняли: не прописывали по месту жительства, отказывали в получении российского гражданства, не давали работы, запрещали торговать на рынках. По словам правозащитников, члены общины постоянно подвергались задержаниям и обыскам со стороны милиции.

В  начале 21 века проблема достигла таких масштабов, что ею заинтересовались в ООН и международных организациях по правам человека. В течение примерно двух лет край посетили несколько международных делегаций. Комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблес в 2004 году уделил этой проблеме внимание в своем докладе.

В нем говорилось: «Нынешнее положение этой части населения не может быть оценено иначе, как катастрофическое». Он отмечал, что власти края заняли откровенную ксенофобскую позицию, и что в других российских регионах таких проблем нет. Также в докладе подробно описывались случаи ущемления прав  человека.

Welcome to USA

В итоге в 2004 году, Госдепартамент США с учетом обращений правозащитных организаций о нарушениях прав турок-месхетинцев по национальному признаку в Краснодарском крае в сотрудничестве с Международной организацией по миграции организовал добровольное переселение турок-месхетинцев Краснодарского края в США. За время действия программы Кубань покинули более 12 тысяч беженцев.

Впрочем, в крае ничего кроме облегчения не почувствовали. Губернатор края Александр Ткачев в интервью краевой прессе давал следующие комментарии программе переселения турок: «Этого дня кубанцы ждали давно. Мы в начале пути и будем действовать цивилизованно, в рамках действующего законодательства.

Тринадцать лет назад, после ферганских событий, турки-месхетинцы прибыли к нам, согласно договоренности, на несколько месяцев. С первых дней пребывания на нашей земле наравне с коренным населением пользовались бесплатным медицинским обслуживанием, школами, детскими садами. Но, задержавшись на долгие годы, они так и не вписались в эту среду, отказавшись принять уклад жизни кубанцев».

По оценке Михаила Саввы сейчас в крае проживает около 4 тысяч турок, в свое время получивших гражданство России. Не всех устроил такой исход, некоторые местные жители возмущались: «их надо всех выселить, под корень», словно не о людях речь, а о сорняках в огороде.

А в США месхетинцев приняли тепло. Расселили в разных штатах группами по 200—300 человек, обеспечили социальную адаптацию (обучение английскому языку, устройство детей в школы, контакты с мечетями и т.д.). Всем получившим статус беженцев из Узбекистана, были обеспечены пособия и жилье.

«Нам всячески помогали, узнав, что в России мы подвергались притеснениям»,- рассказывали в телефонных разговорах пораженные турки-месхетинцы.

Где родина твоя, репатриант?

За прошедшие годы многие приняли гражданство в Штатах, вернулись лишь единицы. Можно говорить, что в Америке эмигранты прижились и особых проблем не испытывают. Но спокойная жизнь месхетинской диаспоры в США не решает проблемы разделенного народа. Тем более что программа переселения для турок-месхетинцев закрыта.

Даже сегодня нет единого мнения  о численности турок-месхетинцев в бывшем СССР. По разным оценкам их всего от 250 до 400 тысяч человек. По одной из версий, предполагается, что в настоящий момент примерно 90 тысяч турок-месхетинцев находятся в Казахстане, столько же в Азербайджане, около 50 тысяч – в России, 30 тысяч – в Киргизии, 25 тысяч – в Турции, и по 10-12 тысяч – в Узбекистане и на Украине, и около 15 тысяч месхетинцев проживает в США.

По сути, это народ, репрессированный в сталинские времена, которому не дают вернуться на родину. Когда в 99-м Грузию принимали в Совет Европы, то республика обязалась в течение двух лет принять закон о репатриации турок-месхетинцев. Закон приняли только в 2007. Но и к концу 2011 года министерством по делам беженцев из почти 9 тысяч заявок статус репатрианта присвоен немногим более ста месхетинцам, а всего в Грузии их около 2 тысяч человек.

Поводов для оптимизма эксперты не видят. Грузинские власти будут и в дальнейшем затягивать вопрос, используя разные предлоги, как то отсутствие свободных земель. Также делается упор на то, что заселение южной Грузии мусульманами-месхетинцами приведет к усилению влияния в регионе Азейбарджана и Турции. Усложняется вопрос еще и тем, что между разными группами месхетинцев не стихают споры об этнической принадлежности народа, и соответственно об исторической родине.

Но и в Турции, которую многие месхетинцы считают исторической родиной, они не встретили горячего приема. В Турции действует специальный закон, облегчающий получение турками-месхетинцами турецкого гражданства, но допускающий их расселение только в бедных восточных районах страны, где преобладают курды, что не устраивает ни местное население, ни переселенцев.

«Так хочется домой»

Ему уже 83, и он до сих пор мечтает, что успеет вернуться на родину, ведь Ализар Усманов еще из того поколения, которое застало сталинскую депортацию 44-го, а вообще он отлично помнит, как турки-месхетинцы жили в Грузии. У него и в паспорте место рождения — Ахалцихский район.

«Я хотел бы вернуться, конечно, но на все воля Всевышнего, — говорит Ализар Усманов. – Дети, конечно, в России жить привыкли, но я очень хочу домой. Так хочется показать детям и внукам настоящую Родину, которую сначала отняли, а теперь она стала вообще недоступна».

Таким образом, целый этнос со своей историей на сегодняшний день остался ненужным и неприкаянным. Месхетинцы – единственный из репрессированных в сталинские времена народов, которому не дают вернуться на родину. Им не рады ни на исторической родине, ни в местах, в которые им пришлось оправиться не по своей воле.

Автор: Милена Пинатова

Комментарии 1