Политика

Серикжан Мамбеталин: В Казахстане будет не арабская, а исламская революция

Бывший председатель партии "зеленых" "Руханият" ("Духовность" - каз.) Серикжан Мамбеталин в Казахстане считается довольно противоречивым политиком. Начав свою деятельность сразу с должности председателя "зеленых", на первых порах Мамбеталин являл собой образец общественного лидера западного образца: выступал за спасение Каспия, говорил о консолидации всех "зеленых" сил Казахстана.

Однако, с течением времени, ближе к парламентским выборам - риторика резко ужесточилась, позже он объединился с политиком и поэтом Мухтаром Шахановым, имеющем неоднозначную репутацию среди русскоязычной части населения Казахстана. "Руханият" собирался идти в парламент с лозунгами о национальном возрождении. Однако бывший лидер партии Алтыншаш Жаганова провела съезд, в ходе которого Мамбеталин был выдворен из объединения, а сама партия была снята с выборов. Сейчас Мамбеталин живет в Лондоне и отказывается прекращать политическую деятельность. О некоторых ее аспектах он рассказал корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Серикжан, в своих интервью вы даже не скрываете, что купили партию "Руханият", инвестировав определенные средства в бизнес сына руководителя партии Алтыншаш Жагановой. Как вы сами оцениваете нравственные аспекты такой покупки? Ведь все-таки партию создают не только люди и общая идея, но и репутация. А если за владение политическим объединением заплачены деньги - это ли не самый главный удар по репутации?

Если вы заметили, до определенного времени я не говорил о том, что инвестировал деньги в бизнес сына (председателя партии Алтыншаш) Джагановой. И назвать это покупкой партии было бы неправильно. Это было джентльменское соглашение, которое нарушила другая сторона. И теперь должна возвратить инвестиции согласно этому же соглашению. И возвратит обязательно, не сегодня так в будущем. Хотя Алишер и отрицает, но деньги действительно ему выдавались на покупку офисных помещений в Праге, которые он сдает. И об этой сделке знают многие наши общие друзья, которые могут подтвердить мои слова, если потребуется. Я не планировал раскрывать подробности сделки, но у меня не было другого выхода, после того как Джаганова на всю страну назвала меня мошенником. Более того, пользуясь поддержкой власти, она провела незаконный съезд партии "Руханият", на котором присутствовали члены ее семьи и бюджетники, их заставили изображать массовку. Тайком, в 9 часов вечера, в присутствии едва ли 30 человек съезды порядочные люди не проводят.

Кстати партию она продает, возможно, не в первый раз. В 2006 году владелец "Валют-Транзит Банка" А.Беляев был избран сопредседателем этой партии и наверняка не бесплатно. Когда он выйдет из тюрьмы, мы узнаем об этом более подробно. Я не считаю, что поступил нечестно по отношении к моим сторонникам. Эта партия по большому счету даже не Джагановой. Это партия оралманов (казахов, вернувшихся на родину из-за границы), за счет которых она, будучи председателем Агентства по миграции, и создала партию. И которыми потом даже не удосужилась заниматься. Если вы спросите оралманов из Монголии и Китая, они вам много интересного расскажут, как у них вымогали взятки, продавали пригородные дачи как дома, и так далее.

ИА REGNUM: Как вы сам считаете, какая у вас репутация, как у политика? Речь здесь идет не только о покупке партии - речь идет о предвыборной смене идеологии. Вспомните, во время предвыборной кампании вы много говорили о казахской идее и совсем ничтожное время о "зеленой" платформе, которая с самого начала была одной из основных?

Оценку репутации как политика в нормальной стране должны были дать выборы, с которых нас незаконно и бесцеремонно сняли, побоявшись независимой позиции и популярности партии "Руханият". Главные выводы из прошедшей выборной компании: меня никто не считает афиллированным с властью политиком, хотя до этого были сомнения. А второй, и самый главный вывод: казахская идея, национал-патриотическая идеология, является самой востребованной на сегодняшний день и ее патологически боятся те, кто сейчас правит страной. И за эту идею пойдут миллионы людей и она, в конечном счете, восторжествует в Казахстане, сметя антинародный режим.

А "зеленая" идея была в приоритете всегда, я и никогда не скрывал, что создал партию, чтобы спасти Каспийское море и поставить крест на планах правительства разместить Банк ядерного топлива/отходов и построить в Актау атомную электростанцию, которая там абсолютно не нужна. Я потерял много времени на политику в Казахстане, справедливо полагая, что став парламентской партией, нам будет легче решать поставленные задачи. Во время предвыборной кампании акценты сместились в сторону казахской идеи, потому что мы объединились с партией (лидера и символа националистов в Казахстане, поэта) Мухтара Шаханова, которого считаю самым порядочным и авторитетным политиком сегодняшнего Казахстана. Но при этом мы и не забывали проводить "зеленые" акции. Вы, наверное, помните республиканскую акцию "Наследи чистотой". Так вот основным организатором ее были мы, но чтобы привлечь спонсоров, боящихся излишней политизации бизнеса, мы были вынуждены работать под эгидой фонда, а не партии. Сейчас я работаю над проектами Фонда спасения Каспийского моря в Европе и мы, активно, совместно с европейскими зелеными, прессингуем МАГАТЭ, призывая их отказаться от планов строительства Банка ядерного топлива. Нам внушали, что Банк это престижно и выгодно, страны чуть не соревнуются между собой, чтобы расположить его у себя. Так вот, не верьте официальной пропаганде. Ни одна страна кроме Казахстана не предложила разместить это опасное производство на своей территории!

ИА REGNUM: Что дало объединение с национал-патриотами, ведь в самом начале своей политической деятельности вы говорили в основном, о проблемах оралманов - и тут такая резкая смена риторики. Чем вы ее объясните?

Как я уже сказал, мы с самого начала провозгласили, что будем бороться за права оралманов. И это были не просто слова. Я пригласил стать моим заместителем Башира Жаналтая, бывшего журналиста Би-Би-Си стать моим заместителем по партии. Он кстати племянник недавно скончавшегося лидера казахской диаспоры в Турции Далелхана Жаналтая. Общаясь с ними, я узнал много нового о казахских обычаях, подтянул родной язык. Узнал, что задолго до того как мы ввели казахский в делопроизводство, в Баян-Ульгей автономной области Монголии казахский давно выполняет эту функцию. А в Китае, синьцзянские уйгуры, для того чтобы переехать в Казахстан массово записываются казахами и получают статус оралманов. А наш МИД смотрит на это сквозь пальцы. А вот узбекские оралманы рассказали интересный факт, что лидер партии "Ак Жол" ("Светлый путь" - каз.) на самом деле родился в Узбекистане и тоже может считаться оралманом.

Насчет смены риторики вы не совсем правы. Если бы вы были казахом, то понимали бы, что проблемы оралманов это обнажение проблем, присущих казахской глубинке. Когда казахи, не владеющие русским языком, поражены в правах на работу, учебу, получение медицинской помощи, аул погибает, потому что бюджет выделяет деньги в основном в город, это порождает справедливые требования. Все эти вопросы поднимает партия Шаханова, и я разделяю эти их озабоченность. Только власть пытается сделать вид, что таких проблем не существует, а национал-патриоты просто сеют межнациональную рознь. Хотя тот факт, что во главе России стоит самый настоящий национал-патриот Путин, должность вице-премьера занимает бывший глава Конгресса Русских общин Рогозин, а в Думе представлена партия открытого шовиниста Жириновского, наших политиков почему-то не смущает. Кстати у нас, в отличие от других партий, в партийном предвыборном списке были возвратившиеся на Родину казахи.

ИА REGNUM: Вы довольно активно ведете себя в социальных сетях - но при этом бывает, что часто нецензурно отвечаете на провокационные заявления, можете оскорбить оппонента, если видите слабость в его риторике. Как вы считаете, подобные высказывания вас красят, как политика? Как расценивать угрозы, которые вы высказали, в частности, (главному редактору биографического сборника "Кто есть кто в Казахстане") Данияру Ашимбаеву (по его данным, лидер "зеленых" предупреждал, что к Ашимбаеву могут прийти крепкие молодые парни)? Даже если оставить за скобками конфликтную ситуацию, считаете ли вы, что лицо, наделенное общественным статусом, может легко выходить из себя и угрожать пользователям расправой?

Социальные сети это мощный инструмент воздействия на умы. К счастью власть еще не понимает, какой потенциал у подобных средств коммуникаций. Я активно пользуюсь Facebook, Twitter в меньшей степени, потому что мне нужна обратная связь. В отличие от большинства политиков, не боюсь выносить на обсуждение вопросы, прошу советов? И иногда споры бывают не всегда дружеские. Но я не намерен на грубость отвечать любезностями, будучи человеком прямым и принципиальным. Что касается Данияра Ашимбаева, то в сети он часто ведет себя как заурядный провокатор, практически в каждом своем выступлении негативно высказывающийся о национал-патриотах. Я понимаю его, у него проблема с этнической самоидентификацией. То есть, говоря языком Айтматова, он законченный манкурт, каких, к сожалению, в нашем обществе еще немало. Но у него это идея фикс, ему все время нужно подчеркивать пренебрежение ко всему казахскому. Удивляет, что сын профессора Алшанова может так оторваться от своих казахских корней. Угрожать ему никто не собирался, хотя он выставил на обозрение личную переписку, что еще раз характеризует его как непорядочного человека. Больше не хочу говорить о нем ничего, он не стоит нашего обсуждения. Я умею себя держать в руках, но это не значит, что я слабохарактерный и не дам отпора тем, кто мне хамит.

ИА REGNUM: Одной из самых жестких тем вашей предвыборной риторики стала трагедия в Жанаозене (город в Мангистауской области Казахстана, где 16 декабря 2011 года протест нефтяников перерос в массовые беспорядки и столкновения с полицией, в ходе которых, по официальным данным погибло 17 человек). Хотелось бы остановиться на ней подробнее - вы действительно поддерживаете протестующих, вышедших на улицы, вне зависимости от того, как они относятся к вопросам правопорядка? Как вы расцениваете в таком случае громкое обвинение против вас, прозвучавшее в сети - его можно сформулировать так: легко раскачивать ситуацию в стране, если твоя семья в это время находится за рубежом. Ведь вы сами сказали позже, что ваша семья находится в Лондоне?

Михаил, это, совсем не тема предвыборной риторики. Это трагедия казахского народа, которая поставила крест на остатках легитимности нынешней власти. Все, что хорошего было сделано за годы Независимости, в день ее 20-й годовщины, было просто перечеркнуто. Я, если помните, первым из казахстанских политиков выступил с обращением, призвав армию не стрелять в собственный народ. Как оказалось, не зря призывал, убивали три дня подряд. Выступил первым, потому что еще летом, при первых слухах о возможном вводе бронетехники в Жанаозен, написал это заявление. Но чтобы не прослыть провокатором, не стал его раньше времени публиковать, о чем сейчас сильно жалею. После расстрела нефтяников я два раза был в Актау, второй раз с группой кандидатов в депутаты, вместе с Шахановым, пытались проехать в Жанаозен, но были остановлены на въезде в город. После этого власть дала установку нас снимать с выборов. Я считаю, что расстрел бастующих в Жанаозене - это геноцид власти против народа. За семь месяцев можно было решить самый сложный трудовой конфликт, не доводя ситуацию до кровопролития. Власть показала не только свою абсолютную беззубость в решении социальных вопросов, но и свой страх перед организованным выступлением, применив против безоружных огнестрельное оружие. Этому нет, и не может быть никакого оправдания. Двадцать лет мы хвалились миром и отсутствием конфликтов, которых не было не благодаря, а скорее вопреки действиям власти. Теперь идиллия закончилась, а с ней - надежды (Назарбаева) получить Нобелевскую премию мира. А доверие народа к власти опустилось до критически низкого уровня. Но власть не делает должных выводов. Недопустима ситуация, когда не понес наказания ни премьер, ни министр МВД, я уже не говорю об отставке самого президента. Если для него расстрел собственного народа оказался "неприятностью", а он, видите ли, не знал о трудовом конфликте. Он оказался менее информированным даже чем английский певец Стинг, отказавшийся петь на его дне рождения летом прошлого года, поддержав позицию бастующих. Если глава государства не владеет ситуацией в стране, то ему лучше уйти на пенсию. Если владеет, то почему до сих пор никто не наказан за кровопролитие?

А разговоры о раскачивании пресловутой лодки мы слышим постоянно. Как съязвил Дмитрий Быков, они кричат "Не раскачивайте лодку, наших крыс тошнит". Я надеюсь, наших крыс у власти тоже начало подташнивать от осознания содеянной кровавой расправы над безвинными людьми. Что касается моей семьи, то я никогда не скрывал, что моя семья в Лондоне, и мне тяжело быть вдали от них. Я планировал их перевезти на Родину, потому что они живут за границей уже больше 10 лет. Но те, кто меня обвиняют в чем-то, должны помнить, что я не беглый олигарх или банкир, а поехал в Англию на работу в английскую компанию.

ИА REGNUM: Сейчас вы позиционируете себя, как полностью оппозиционный политик, который намерен бороться с режимом из-за рубежа. Нет ли у вас желания объединить свои усилия с деятелями оппозиции, которые находятся за рубежом? Тем более, что по вопросам Жанаозена ваша позиция почти полностью совпадает с позицией опального банкира Мухтара Аблязова? Как вы относитесь к (бывшему зятю президента Назарбаева, живет за пределами Казахстана) Рахату Алиеву? (бывшему премьер-министру Казахстана, живет в Лондоне) Акежану Кажегельдину?

Наша власть любого может сделать оппозиционным. Хоть успешного банкира, хоть зятя президента, хоть бывшего премьера. В отличие от них, у меня не отбирали бизнес, меня не разводили с женой и не снимали с должностей. Мое желание помочь стране основано на чистом альтруизме и патриотизме, как бы это высокопарно не звучало. И Аблязовым, и Алиевым, и Кажегельдиным движет личная обида на президента Назарбаева. У меня же личной обиды на президента нет. Мне обидно за мой народ, за Родину, которая просто обречена быть процветающей и счастливой, но жители которой влачат жалкое существование и мечтают побыстрее уехать. Ситуация может, измениться, если только к власти придут действительно патриоты, болеющие душой за будущее нашей страны. Кстати, оппозиция за рубежом ничем не отличается от той, которая внутри страны. Такая же разрозненная и неэффективная. Я, например, планировал участвовать в слушаниях по Жанаозену вЕвропарламенте, как англоязычный политик, знающий проблему не понаслышке. Не знаю, было ли это намеренно, но меня не пригласили, хотя я был готов выступить. Тем более, что оплатить билет до Брюсселя я мог бы сам, это дешевле чем из Алматы в Астану слетать. В итоге, после того как (лидер незарегистрированной партии "Алга", находится под арестом) В.Козлов и (главный редактор газеты "Взгляд", находится под арестом) И. Винявский оказались за решеткой, на последних слушаниях показания давали люди, которые даже в Казахстане в последнее время не были, за исключением журналистки телекомпании "Стан". С самим Аблязовым переговорить не удалось из-за запрета Лондонского суда, а теперь, наверное, получится не раньше, чем через 22 месяца. Про Кажегельдина вообще не слышал в последнее время, возможно, его молчание является результатом договоренностей с правительством Казахстана, либо ему сказать уже нечего. В общем, в зарубежной оппозиции те же проблемы разобщенности, конформизма, отсутствия лидера, что и в казахстанской оппозиции.

ИА REGNUM: Какой конструктивный выход вы видите в сложившейся ситуации? Как политик - вы уже не имеете возможности помогать людям из-за рубежа - а в этом случае остается только общедемократическая риторика и разоблачение режима из-за пределов страны. Между тем, социально-экономическая ситуация в стране вполне располагает к появлению новых Жанаозеней на карте Казахстана. Как в случае нового противостояния власти и какой-то части общества будете действовать вы? Апеллировать к западным партнерам и все?

Конструктивный выход я вижу только один. Объединяться всем, кто хочет жить в суверенном и процветающем Казахстане. Забыть все свои мелкие разногласия, о постах, о былых заслугах и понять, что власть никогда не сменится законным путем. Прошедшие выборы окончательно убедили всех, кто еще надеялся на благоразумие властей. Власть сама себя разрушит, в силу того что построена под одного человека. Как только он уйдет, вся конструкция рухнет сама собой, погребя под собой всю так называемую элиту. По одной простой причине. У второго 01 не будет и сотой доли легитимности первого президента, хотя после двух роспусков парламентов и неоднократных переписываний Конституции, когда ни одни выборы в стране за 20 лет не были признаны соответствующим демократическим стандартам, легитимность нынешнего президента тоже под большим вопросом. Поэтому нынешняя система стремится к энтропии, то есть к хаосу и саморазрушению. Но это не значит, что нужно сидеть, сложа руки. Нужно провести Учредительное собрание или Курултай и избрать Гражданское Правительство. Которое при определенных условиях станет Правительством Национального спасения. Основной вопрос, который волнует наш народ: а кто придет на смену Назарбаеву и его команде? Мы должны дать ответ на этот вопрос. Мы должны дать людям надежду, что после ухода Назарбаева в стране есть команда единомышленников, которые смогут взять на себя ответственность и управлять страной. Поэтому основная задача объединить известных патриотов с активной жизненной позицией в Гражданское правительство. Они должны быть профессионалами в своих областях и со знанием дела критиковать решения, принимаемые действующим правительством. В социальных сетях уже идет обсуждение кандидатов. Чтобы исключить борьбу за власть внутри оппозиции, должности премьер-министра гражданского правительства не будет. Народ потом сам решит, кто достоин возглавить кабинет. Мухтар Шаханов мог бы занять пост Государственного секретаря, а (первый казахский космонавт) Тохтар Аубакиров Секретаря совета безопасности. (экономиста, противника ЕЭП) Мухтара Тайжана предлагают в министры по делам экономической интеграции, (режиссер) Болат Атабаев заслуживает пост министра культуры, а (бывший депутат сената) Зауреш Батталова замечательно справилась бы с работой министра труда и социального обеспечения. Но эта тема другого интервью или статьи.

ИА REGNUM: Вообще, какой выход из ситуации в Жанаозене видите лично вы? Вы же не рассчитываете, что власти пойдут на публичное покаяние? Или дело непременно должно закончиться "арабской" революцией? Как бы вы отнеслись к вторжению иностранных сил на территорию страны для защиты граждан Казахстана?

Выход и для народа и для власти только один. Максимально объективное и открытое расследование событий. Это нужно власти в первую очередь, чтобы сохранить лицо перед всем миром. Найти и наказать виновных в трагедии, это прямая обязанность президента. Если он этого не сделает, то ответственность будет лично на нем. Поэтому я лично приложу все усилия, чтобы привлечь как можно больше международных организаций, политиков, журналистов к этому расследованию. Покаяния не жду, а жду, что премьер-министр и министр МВД будут в ближайшее время отправлены в отставку и против них откроют уголовные дела. Первый за то, что халатно относился к своим обязанностям, и довел трудовой конфликт до трагедии, а второй за то что отдал преступный приказ стрелять на поражение. Кстати (министр внутренних дел) К.Касымов в этом публично признался и собирается, по его словам, не задумываясь дальше расстреливать людей.

Всех кстати удивило то что (премьер-министр) К.Масимов остался после выборов на посту, видимо влияние Пекина действительно распространяется на кадровую политику Акорды. Президент высказался в духе "коней на переправе не меняют". Но наш премьер, самый непрофессиональный из всех предыдущих, больше похож на загнанную лошадь, с которыми сами знаете, как поступают.

Арабской революции не будет, скорее, будет, возможно, исламская. Потому что электорат национал-патриотов исламисты могут легко позвать под свои знамена, привлекая лозунгами справедливости. Здесь не в последнюю очередь играет роль ситуация в соседней России, с которой мы оказались в одной упряжке после подписания договоров по ЕЭП. Если Путин начнет закручивать гайки и сможет сбить протестные настроения, то нас ждет незавидная судьба и вероятность "цветных революций" повышается. Если Путин проиграет, то и конец режима в Казахстане не за горами.

Автор: Михаил Пак, Алма-Ата

Комментарии 0