Среда обитания

Фабрикация уголовных дел об «исламском экстремизме»

В течение последних лет российские спецслужбы активно фабрикуют уголовные дела об «исламском экстремизме» и терроризме.

Международная исламская партия «Хизб ут-Тахрир», выступающая за создание единого исламского государства (Халифата), решением Верховного Суда РФ внесена в список террористических организаций и запрещена в России. Однако, по данным правозащитников, эта партия в своей деятельности не использует насилия и отвергает терроризм. Все обвинения в причастности к ней основаны на изучении и распространении религиозной литературы «Хизб ут-Тахрир», что трактуется прокуратурой и судами как участие в запрещенной организации (ст. 282-2 УК РФ), вовлечение в террористическую деятельность (ст. 205-1 УК РФ) и организация преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). В некоторых случаях сотрудники правоохранительных органов подбрасывали обвиняемым боеприпасы и др.

За причастность к «Хизб ут-Тахрир» в 2004-2005 г.г. в разных регионах России осуждены 46 человек, 30 из них - к лишению свободы на сроки до 8,5 лет.

Марс Гаянов (г. Туймазы, Башкортостан) за месяц до ареста был опрошен начальником местной криминальной милиции об исламе и о партии «Хизб ут-Тахрир», к которой не имел отношения. Позже один из листов объяснений Гаянова в материалах уголовного дела оказался заменен другим, где якобы со слов Марса записано, что он член этой организации. Арестован вместе с двумя сыновьями в день массовых задержаний мусульман по подозрениям в причастности к «Хизб ут-Тахрир», прошедших в нескольких районах Башкортостана. 2 месяца содержался под стражей. В СИЗО 53-летнего Гаянова на сутки поместили в «пресс-камеру», где его избивали заключенные, требуя признать участие в «Хизб ут-Тахрир» и назвать других членов этой организации. Марс отказался лгать, поэтому избиения продолжались всю ночь. Позднее он увидел одного из «сокамерников» в форме сотрудника СИЗО. До встречи с адвокатом избитый Гаянов почти 2 недели скрывал полученные травмы, чтобы зафиксировать побои, после которых он стал инвалидом. Приговорен к 4,5 годам условно по ст. 282-2 ч.2, 210 ч.2 УК РФ. По этому же делу осуждены еще 8 человек, в т.ч., сыновья Марса, Булат и Салават, получившие 7,5 лет строгого режима по ст. 205-1 ч. 1 и 210 ч.1 УК РФ и 5 лет общего режима по ст. 205-1 ч.1 и 210 ч.2 УК РФ соответственно.

Юсуп Касымахунов (Москва), гражданин Узбекистана, член «Хизб ут-Тахрир», из-за чего был объявлен Узбекистаном в международный розыск задолго до запрещения этой партии в России. Опасаясь выдачи на родину, использовал поддельный паспорт (ст. 327 ч. 3 УК РФ), с которым и был задержан. Касымахунов - первый, кому в России предъявлено обвинение в участии в «Хизб ут-Тахрир». Во время следствия его шантажировали экстрадицией на родину и применением пыток. В допросах участвовали сотрудники узбекских спецслужб, которые вместе с российскими коллегами добивались показаний о причастности к «Хизб ут-Тахрир» интересующих их людей, а в случае отказа угрожали похитить и вывезти в Узбекистан жену Юсупа - гражданку РФ, и новорожденную дочь. Так он вынужден был оговорить несколько человек, о чем впоследствии открыто заявил в суде. Обвинение по ст. 205-1 и 210 построено на сфабрикованных доказательствах, в т.ч., на показаниях провокаторов. Приговорен к 8 годам строгого режима по ст. 205-1 ч.1, 210 ч.1, 327 ч. 3 УК РФ. Жена осуждена по тому же делу на 4,5 года лишения свободы, их полугодовалая дочь при аресте матери помещена в дом ребенка. Подана жалоба в Европейский суд по правам человека.

Азат Хасанов (Казань) пропагандировал ислам и распространял информацию о ненасильственном характере действий «Хизб ут-Тахрир». На этом основании он и еще двое обвиняемых по тому же делу признаны виновными и приговорены к 4 годам 7 месяцам общего режима по ст. 282-2 ч.2 и 205-1 ч.2 УК РФ. Азат Хасанов - первый из осужденных, которому Верховный Суд РФ восстановил срок обжалования решения о признании партии «Хизб ут-Тахрир» террористической. После получения Хасановым уведомления об этом, на него началось давление со стороны администрации колонии: 54 дня подряд он под надуманными предлогами содержался в штрафном изоляторе, после чего на полгода переведен в помещение камерного типа (ПКТ). В январе 2006 г. адвокатом Хасанова подана надзорная жалоба на решение ВС РФ о запрете «Хизб ут-Тахрир».

Марат Сайбаталов (Тюмень) приговорен к 6 годам общего режима по ст. 205-1 ч.1, 282-2 ч.1 и ч.2 УК РФ за то, что вместе с другими восемью осужденными по тому же делу пропагандировал ислам и изучал религиозную литературу. После их ареста российские СМИ распространили ложную информацию о перехвате сотрудниками ФСБ машины с оружием, якобы направлявшейся к задержанным с Северного Кавказа для взятия заложников и совершения терактов. В обвинительном заключении, однако, этот эпизод отсутствует, т к. в действительности ни машины, ни оружия не существовало. Судебные слушания проходили в закрытом режиме, по мнению адвокатов - без достаточных оснований. Восемь из девяти осужденных приговорены к реальному лишению свободы.

Эльдар Хамзин (г. Альметьевск, Татарстан), гражданин Узбекистана, этнический татарин. Когда в Узбекистане не осталось никого из его родных, он приехал в Альметьевск к матери -гражданке РФ. Изучал ислам, никакой «партийной деятельностью» не занимался. Арестован по подозрению в причастности к «Хизб ут-Тахрир», 4-месяца провел в СИЗО и приговорен судом к 2 годам условно по ст. 282-2 ч.2 УК РФ. После освобождения из-под стражи отказался сотрудничать с «органами» и доносить на единоверцев. В отместку было принято решение о его депортации в Узбекистан, где ему грозили пытки. Признан УВКБ ООН беженцем и получил убежище в Швеции. Один из четверых, осужденных вместе с ним, был повторно арестован вскоре после выступления на пресс-конференции, посвященной преследованиям мусульман в России.

Эдуард Хусаинов (Нижневартовск), узнав о запрете «Хизб ут-Тахрир», направил председателю Верховного Суда и Генпрокурору РФ письмо о несогласии с этим решением и просьбой предоставить его текст для обжалования. Не получив ответа, составил открытое обращение к тем же адресатам и принес его для ознакомления в приемную представителя президента в Уральском Федеральном округе, депутату городской думы и в редакцию местного телеканала. Прокуратура расценила это как вовлечение в террористическую деятельность и участие в запрещенной организации. Во время следствия Хусаинов 2 месяца содержался под стражей. При первом рассмотрении дела в суде все свидетели заявили, что он не агитировал их, а лишь пытался реабилитировать идеологию «Хизб ут-Тахрир» в глазах общества. По ст.205-1 ч.1 УК РФ суд его оправдал, по ст. 282-2 ч.2 УК РФ осудил на 2 года условно. Однако после пересмотра дела по кассационному представлению прокуратуры Хусаинов признан виновным и в «вовлечении в террористическую деятельность», окончательный приговор - 4 года и 5 месяцев условно.

Гумаров, Ишмуратов и Кудаев - бывшие узники американской базы Гуантанамо, в 2004г. были переданы российским властям. После многомесячной проверки уголовное дело было прекращено, и все они отпущены на свободу. В 2005г. репрессии против них возобновились.

Равиль Гумаров (Набережные Челны) и Тимур Ишмуратов (г. Бугульма, Татарстан) собирали и передавали продуктовые посылки репрессированным мусульманам, содержавшимся в СИЗО г.Бугульма (Татарстан). Оперативники неоднократно предупреждали, что если они не прекратят оказывать заключенным гуманитарную помощь, то сами окажутся за решеткой. Обещание было исполнено: вместе с еще несколькими единоверцами они были задержаны по сфабрикованному обвинению во взрыве бытового газопровода в Бугульме, который, по первой версии следствия и по мнению многих жителей города, был технической аварией. Во время 6-месячного содержания под стражей их под пытками заставили оговорить себя. В суде они от этих показаний отказались. Суд присяжных вынес оправдательный вердикт, но прокуратура его опротестовала. Верховный Суд РФ отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Расул Кудаев (Нальчик), вернувшийся в Россию инвалидом, был задержан у себя дома по подозрению в причастности к вооруженному нападению на государственные учреждения в Нальчике 13 октября 2005 г., несмотря на то, что в это время уже практически не мог передвигаться без посторонней помощи. Его адвокат сообщила правозащитникам и СМИ о применении пыток к Кудаеву, после чего ее под надуманным предлогом отстранили от ведения дела. Во время проверки следственного изолятора правительственной комиссией Кудаев рассказал о пытках полпреду президента РФ в ЮФО Д.Козаку, и вскоре исчез из СИЗО. Матери Расула заявили, что его вывезли по указанию руководителя следственной группы прокуратуры, но не сообщили, куда. К концу января его местонахождение все еще оставалось неизвестным.

Фанис Шайхутдинов, Мансур Шангареев, Хатам Хаджиматов, Алишер Усманов

Жертвами кампании по фабрикации уголовных дел об «исламском экстремизме» становятся и те, кто оказывает гуманитарную помощь несправедливо репрессированном единоверцам и их семьям. Фанис Аглямович Шайхутдинов (г. Набережные Челны) вместе с бывшими «гуантанамовцами» Равилем Гумаровым и Тимуром Ишмуратовым собирал и передавал продуктовые посылки в СИЗО г. Бугульма (Татарстан) заключенным, обвиняемым в «исламском экстремизме» Оперативники и следователи неоднократно предупреждали их, что если они не прекратят оказывать заключенным гуманитарную помощь, то сами окажутся за решеткой. В конце концов, их обвинили в совершении теракта – взрыва на бытовом газопроводе в Бугульме, который, по первой версии следствия и по мнению многих жителей города, был технической аварией. Во время расследования дела для получения нужных следствию показаний обвиняемых подвергали жестоким пыткам, издевались над их религиозными чувствами, шантажировали уголовным преследованием родственников. Мать и беременную жену Ишмуратова оперативники принуждали отказаться от адвоката, который нашел свидетелей, готовых подтвердить алиби обвиняемых. Суд присяжных оправдал их, но по кассационному представлению прокуратуры Верховный Суд РФ вернул дело на новое рассмотрение.

Еще одна жертва - Мансур Калямович Шангареев (Астраханская область), на которого навесили ярлык «ваххабита». Не помогла и справка из мечети о том, что он исповедует «традиционный ислам». Обыск в его доме в связи с подозрениями в мошенничестве проводился при участии сотрудников антитеррористического подразделения УБОП, которые свое присутствие объяснили «полученной оперативной информацией, что Шангареев – ваххабит». По мнению жены Мансура, именно они и подбросили «обнаруженные» в ходе обыска наркотики и гранату. Шангареев оправдан судом по обвинению в мошенничестве и осужден на 3 года колонии-поселения за «хранение» наркотиков и гранаты. Перед оглашением приговора ему было предъявлено новое обвинение – в разжигании религиозной розни. По мнению следствия, преступление заключается, в частности, в том, что он «делал замечания девушкам-мусульманкам, что они одеты нескромно, не носят штаны, не покрывают голову платком, негативно отзывался об обряде погребения усопших», а также приглашал в мечеть индусов и выходцев с Кавказа, которые «носили нестриженые длинные бороды, закатанные в брюки носки, пытаясь с их помощью насадить жителям села <…> идеи радикального ислама». Дело слушается в суде.

В фабрикации дел об исламском экстремизме российские спецслужбы активно сотрудничают со своими узбекскими коллегами. Это хорошо иллюстрирует случай с гражданином России Хатамом Якубовичем Хаджиматовым (г. Иваново), задержанным в июне 2005 г. вместе с еще 13 этническими узбеками по обвинению в причастности к андижанским событиям. Во время трагедии в Андижане Хаджиматов , находился в Иваново, где жил с семьей уже несколько лет. Узнав о гибели сотен людей под огнем правительственных войск, Хаджиматов вместе с другими лидерами местной узбекской диаспоры распространил заявление с осуждением жестокости властей Узбекистана. Вскоре после этого 14 узбеков, и он в том числе, оказались объектом совместной спецоперации российских и узбекских спецслужб. В УБОПе, куда Хатама доставили вместе с другими, он слышал, как один из оперативников по телефону диктовал в Ташкент фамилии задержанных. В тот же день узбекские власти объявили их особо опасными преступниками. Участник операции из числа сотрудников спецслужб Узбекистана на допросе заявил Хаджиматову, что своего российского паспорта Хатам больше не увидит, зато ему «сделают настоящий узбекский и прописку в центре Ташкента», после чего он «отсидит лет десять». После 3-х месяцев содержания в СИЗО г. Иваново Хаджиматов был освобожден из-под стражи, т.к. его российское гражданство исключало выдачу его узбекским властям. Однако это препятствие было успешно преодолено: из Узбекистана прислали фальшивые документы о наличии у него узбекского гражданства, на основании которых суд принял решение о якобы незаконном получении им гражданства РФ. Опасаясь экстрадиции, Хаджиматов бежал на Украину, где обратился в УКВБ ООН с просьбой об убежище.

В последние годы в России получила распространение практика похищений и незаконного вывоза в Узбекистан выходцев из этой страны, подозреваемых в «исламском экстремизме». Осенью 2004 г. по подозрению в причастности к запрещенной партии «Хизб ут-Тахрир» был арестован преподаватель медресе Алишер Ахмаджанович Усманов (Казань), гражданин России с 1999 г. Суд оправдал его по этому обвинению, но приговорил к 9-месячному лишению свободы за «хранение» гранаты и тротиловой шашки, подброшенных ему при обыске. Вскоре после ареста на основании сфабрикованных доказательств было принято решение о незаконном получении им гражданства России. В день освобождении из тюрьмы Усманов исчез. Администрация СИЗО сообщила его жене, что он уехал «вместе со встречавшими его узбеками», а спустя 3,5 месяца обнаружилось, что он содержится под стражей в Узбекистане. Генпрокуратура РФ санкции на его экстрадицию не давала. На распространенную российскими правозащитниками информацию о его похищении узбекские спецслужбы отреагировали признанием, что Усманов был вывезен ими в Узбекистан «согласно совместному с ФСБ России плану по борьбе с международным терроризмом». В ноябре 2005 г. он осужден в Намангане на 8 лет лишения свободы.

Комментарии 8