Их нравы

Максим Шевченко о Кураеве

"Дьякон" Кураев, заявивший на весь мир о своем тайном желании щипать развратных гей-активисток в храме Христа Спасителя и одобривший их хулу на Богородицу, Патриарха и Святую Апостольскую Православную Церковь, решил разоблачить меня, разместив "сенсационный" видеоролик с похорон застреленного какими-то тварями (которые будут найдены и наказаны по закону) основателя газеты "Черновик" и моего товарища Хаджимурата Камалова. 

"Дьякон" Кураев называет меня христопродавцем на том основании, что я произношу вместе с тысячами потрясенных подлым убийством Хаджимурата мужчин-мусульман, на пронизывающем ледяном ветру на кладбище на окраине Махачкалы: "Аллаху Акбар!".

Конечно, Кураеву в свое время разжигавшему ненависть от имени Православия к гражданам нашей страны исламского, иудейского и  христианского верисповеданий (староверческого, католического, протестантского толков), оскорбляя их веру, наплевать на убийства, пытки и унижения человеческого достоинства.

А мне не наплевать, я русский и православный человек. Не знаю, как там у "кураевых", а у нас, у русских, принято: свою веру беречь, в чужую не лезть, с иноверцами дружить и быть с ними честными и порядочными - куначеством себя связывать и подлостей не делать.

Нам, русским православным, Христос сказал: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя" (Ин.15, 13).

Может быть мы, русские, православные, в отличие от "кураевых" чего-то и недопонимаем, но кажется нам, что Христос это не только про христиан сказал, но и про тех, кто, хоть и веры иной, но человек правильный, честный  и кого полюбить можно, по-русски, всей душой. Уж такие мы, русские православные...

Поэтому, когда говорят наши друзья над могилой нашего убитого друга, что "Бог велик!", то мы, русские  православные, говорим это вместе с ними. И знаем, что все-равно "кураевы" завизжат - "христопродавцы"! Но Христос для нас больший авторитет...

То, что православные христиане в арабском мире Бога называют Аллах, а Иисуса Исой - это мы, русские православные, даже и объяснять "кураевым" не собираемся - не поймут.

Но, уж если война - так от войны, да от драки не бегаем. Кураев начал, оскорбляя веру и Церковь Православную оправданием бесчинств на амвоне Храма лесбиянок и активисток "гей-движения", участниц, по их признанию, гей- парадов- покажем и мы подлинный облик "отца дьякона".

Помнит ли сей "борец с христопродавцами" наш с ним разговор примерно 1996 года, когда проходили мы мимо библиотеки имени Ленина вечером, после некоего семинара  о свободе религии?

Кураев тогда был отставлен с должности референта Святейшего Патриарха за длинный язык и непомерную гордыню и, наверное, именно поэтому, раздираемый страстями,  и завел со мной разговор в таком ключе: "папа Леша совсем сбрендил..."
"Это Вы о ком, отец Андрей?"

До сих пор вижу блудливые и трусливые глаза Кураева и то, как он отшатнулся.
"Прошу Вас о Патриархе в моем присутствии грязными словами не выражаться!" - на этом мы с г-ном "дьяконом" и расстались.

Именно с тех пор я и стараюсь держаться от этого господина подальше, книг его не читать, лживых слов его не слушать.

Запомнилась только какая-то его идиотическая статья, в "Известиях", кажется, после бесланского кошмара, когда он, глубокомысленно рассуждал об оседлой цивилизации, порождающей культуру (о русских, стало быть) и кочевой цивилизации, культуру уничтожающей (о кавказцах).

То, что некоторые кавказские народы (вайнахи, например) живут на одном месте тысячи лет, этому "философу" было невдомек - он упорно приписывал им набеговое сознание (оправдывая тем пытки, расстрелы, зачистки, фильтрационные лагеря и ссылку народов, очевидно).

А, что они двести лет на РОДНОЙ земле кровью истекали и что набеги на них совсем другие совершали - на то Кураеву было просто начхать.

Равно как и на то, что русские православные от гнета романовской империи именно на Кавказ бежали, к "свободным", как они говорили, людям - где можно и веру свою христианскую сберечь, и от гнета иноземного и иноверческого избавиться. 

Кстати, в столь прославляемой Кураевым петровской империи веру сберечь было почти невозможно - священников ОБЯЗАЛИ от имени государства открывать тайну исповеди в "службе князя-кесаря Ромодановского". Разве, что каким братьям Денисьевым, староверам -беспоповцам, повезло, что напомнили они Петру столь любимых им голландских и швейцарских протестантов...

Главное для "дьякона" было себя любимого показать и других, мучимых и гонимых, пнуть.    
Святейший Патриарх Алексий Второй для многих, пришедших к вере в конце 80-х годов, был образом "доброго пастыря". Помню, как он отпускал птиц на Благовещение в Елоховском соборе, глаза его помню. И не "кураевым" порочить имя Святейшего Патриарха - строителя и Предстоятеля Церкви.

То, что все это было (разговор с Кураевым), как рассказано, готов засвидетельствовать на кресте и Евангелии. Доказать не могу и, если Кураев в суд подаст - он этот суд выиграет. Ведь светский суд не принимает клятву верующего человека.

Но Бог правду видит, ведь Он велик или, как говорят наши друзья и братья: "Аллаху акбар!" 

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 10