Политика

Инквизиция и ее сотворители

В  первом десятилетии 21 века антиисламская подрывная информационная война в Республике Татарстан первоначально велась усилиями прикомандированной в Казань журналистки Веры Постновой из «Независимой газеты» Константина Ремчукова. Эстафету из ее рук приняли чиновники от ислама казанец Валиулла Якупов, пермяк Мухамедгали Хузин, без постоянного места жительства Фарид Салман, аспирант КГУ Раис Сулейманов и прикомандированная в Казань журналистка Яна Амелина.

 В последние два года ушедшего десятилетия антиисламские борцы и их опричники  избрали, кроме репрессий и посадок в тюрьмы мусульман, в числе которых татарские студенты средних и высших учебных заведений, мишенью для своих атак также главу ДУМ РТ по формулировкам «пособничество салафитам». Последним аккордом стала декабрьская 2010 года конференция с тематикой «Салафизм в Татарстане: распространение, конфликтный потенциал, меры противодействия», проведенная  Центром евразийских и международных исследований при Казанском государственном университете. Среди итогов неприкрытой войны против мусульман стала и январская 2011 года отставка главы ДУМ РТ.

 После первого, февральского 2009 года международного научно-практического симпозиума «Исламоведческие исследования в современной России и СНГ: достижения, проблемы, перспективы», организованного  Центром евразийских и международных исследований Казанского госуниверситета, мною тогда же в 2009 году был подготовлен материал, который не был опубликован. Высказанные мною тогда мысли лишь подтверждаются ходом всей дальнейшей истории антиисламской политики в России.

 Март 2009 года, Казань- Москва

 Меня всегда удивляют некоторые Духовные управления мусульман. Своей деятельностью или бездеятельностью по отстаиванию прав и свобод граждан, исламского вероисповедания не на Западе, а в России. По поводу случаев разжигания религиозной нетерпимости, творящихся за бугром, наши деятели такие смелые, тут они и заявления, даже чуть ли не митинги. Например, нижегородцы вместе с Духовным управлением мусульман вполне цивилизованно и обоснованно призвали бойкотировать цветочный бизнес из страны, где регулярны проявления отдельных безумствующих исламофобов. Другое дело понятно, от кого зазвучали голоса с осуждениями - кукловоды и провокаторы в России заговорили «об опасности заявлений, сделанных нижегеродскими мусульманами». 

Поддерживая такую гражданственную активность нижегородских мусульман, в то же время задаюсь вопросом. Много ли мы слышали заявлений от Духовных управлений мусульман, которыми призвали бы бойкотировать отношения со структурами, в том числе с религиозными, члены которых проповедуют, благословляют ненависть к исламу в России? 

Когда касается государственной политики исламофобии, у Духовных управлений мусульман (ДУМ) срабатывает пружина «механизма естественной самоцензуры», которую мне хочется назвать не иначе как «механизм стула». Поэтому если временами подаются отдельные слабые голоса руководителей, действующих от имени 20 миллионов мусульман в защиту нарушаемых прав коренных мусульманских народов Российской Федерации, их никто не слышит. 

Повторюсь, что мне понятно, откуда раздаются голоса с одергиванием нижегородских мусульман. Мне непонятно другое. Когда в угоду чьим-то интересам предают интересы российских мусульман. Например, иудейская организация «Федерация еврейских общин России», активно действующая в нашей стране по отстаиванию интересов иудеев не только России, но Израиля и Европы бойкотировала Совет муфтиев (СМР) России за высказанное Нафигуллой Ашировым, руководителем ДУМ Азиатской части России, мнение с осуждением действий мирового сионизма и Израиля.  Глава СМР, как мне думается, должен был или высказать свое мнение, что согласен с действиями Израиля на палестинских землях, т.е. поддержать ФЕОР. Или же поддержать заявление члена Совета муфтиев России, председателя Духовного управления мусульман Азиатской части России Н.Аширова. Р. Гайнутдин мгновенно и поспешно делает заявление, что «мнение члена СМР Аширова не есть мнение всего СМР». Понимайте, как хотите.

На сегодня сам глава объединенной религиозной организации мусульман Совет муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России Равиль Гайнутдин по воле режима оказался в оковах запрещенной исламской литературы, и над ним висит домоклов меч быть привлеченным к суду за выпуск запрещенной исламской, т.н. экстремистской литературы. У нас закон может быть избирателен для простых и особо приближенных к власти. И один из шейхов всея Руси сегодня на свободе. Упаси Боже желать тюрьмы еще одному невинному мусульманину Российской Федерации, у меня не было, и нет таких намерений. Это простые мусульмане томятся в застенках, по всеобщему утверждению правозащитников, сфабрикованным делам в принадлежности, ставшей притчей во языцех, запрещенной партии Хизб ут-Тахрир, «ваххабизму», «нурсизму», «салафизму», а здравомыслящему человеку, не только мусульманам, непонятно, за что засудили деятельность или идеологию этой партии в России, одного из направлений ислама -ваххабитского, репрессированы десятки и сотни исламских книг, учение турецкого исламского философа Саида Нурси, опорочено имя великого и знаменитого исламского просветителя Гюлена. 

Мне вообще непонятно в моей стране многое. Недавно в очередной раз испытала потрясение, если не шок. Одно дело, когда по заказу власти опричнина в виде ОМОНов бросает в грязь и сапогами топчет Кораны в Бугуруслане Оренбургской области, Пензенской области. Там все понятно. Но вот за ними вослед свою опричнину вводит Духовное управление мусульман. Республика Дагестан давно впереди планеты всей, вернее всей правовой системы РФ: именно там юридически запрещено «ваххабитское течение» (не иначе, как бросить тень на хранителя святынь ислама Королевство Саудовская Аравия, где ваххабиткое направление ислама является государственной религией, и с которой Россия, вроде бы, в 1991 году восстановила дружественные отношения). «Ваххабиты» (нынче их исламофобы называют салафитами, чтобы  заменить заезженную пластинку)  преследуются как враги-еретики времен инквизиции или еврейско-большевисткая зараза в идеологических установках времен режима Адольфа Гитлера. Жертвы не просто гонимые, они сажаются в тюрьмы, где испытывают ежедневные издевательства и пытки за свои убеждения, их убивают на свободе поодиночке, группами, а также вместе с семьями. Где-где, а тут федеральные органы даже не вспоминают о едином общефедеральном правовом поле.

После инспекции Духовным управлением Республики Дагестан организаций, торгующих исламской книжной продукцией, идейными «хунвэйбинами», придерживающиеся «официального, традиционного ислама», совершены избиения предпринимателя и продавцов разных торговых точек, облавы на магазины, торгующие исламской литературой, изданной не в Дагестане и не по благословению официальных ДУМ. Из торговых заведений на улицы выбрасывались тексты с переводами Корана на русский язык известных исламоведов Валерии Пороховой, Эльмира Кулиева, Магомеда-Нури Османова, (а также подстрочный черновой, технический перевод текста Корана, сделанный востоковедом Игнатием Крачковским, незавершенный труд которого в советское время продавался в киосках как единственное предложение на русском языке), другая литература об исламе. Молодчики с затуманенными идеологическими официальными установками избивали предпринимателей, крушили их имущество, потом жгли издания перевода Корана на русском языке, вспарывали ножами «Тафсир» исламских ученых Абдуррахмана Сади, топтали «Сахих» Аль - Бухари». 

Эти хунвэйбинствующие погромщики из числа молодежи подстрекаются «инженерами человеческих душ» видеть врагов в «ваххабитах», «салафитах», «сжигать, сжигать все неугодные или запрещенные книги». Они в любой момент готовы способствовать запугиванию мусульман страны, крушениям имущества, сжиганиям исламских книг, соучаствовать в репрессиях неугодных мусульман. Что можно предположить другое, как не желание получать свои политические дивиденды в процессе верноподданнических услужений политике исламофобии? 

Что касается Татарстана, то застрельщиком такого пути был Валиулла Якупов. Вернее он стал вторым человеком. Первенством обладает работник единой вертикали Генеральной прокуратуры РФ Кяфиль Фахразеевич Амиров, прокурор РТ, который « действуя в интересах Российской Федерации» возбудил уголовные дела и добился запрета многих исламских книг, после чего последовали массовые облавы и обыски в домах и квартирах у т.н. нурсистов. Якупов, вослед Амирову, предложил сжигать все запрещенные исламские книги, так сказать устраивать добровольные костры инквизиции. 

Двенадцатого марта 2009 г.по сообщению весьма влиятельного и состоятельного, а потому и оперативного агентства Интерфакс-религия, находящегося, по мнению многих, под неусыпным патронажем Отдела внешних церковных сношений РПЦ МП: "Президиум Духовного управления мусульман принял решение предпринять ряд мер, чтобы не допустить распространения экстремистской идеологии в Татарстане. Мы хотим, чтобы молодежь понимала сущность духовного учения, и секты не могли проникнуть в их души", - заявил первый заместитель муфтия Татарстана Рамиль Юнусов журналистам после заседания президиума ДУМ РТ. Отныне «Под строгий контроль возьмут все встречи, беседы и лекции в мечетях - они будут проводиться строго по расписанию и только теми лицами, которые назначены имамом - на тот случай, если приверженцы "Хизб ут-Тахрир" попытаются привлечь молодежь в свои ряды под видом религиозных занятий в мечетях.. ДУМ Республики Татарстан объявило, что намерено контролировать религиозную литературу, продаваемую в мечетях и специализированных книжных магазинах, не допускать появления в продаже запрещенных книг экстремистского содержания». 

Далее, говорится в новостном сообщении, Рамиль Юнусов отчитался, что провел инспекцию десяти районов Татарстана, «где встречался с имамами, муниципальными властями, с правоохранительными органами. Нигде проявлений деятельности этой секты нет. Но в Татарстане могут жить не более двух десятков приверженцев учения этой организации, их деятельность на сегодня незаметна. Своим решением ДУМ решил опередить события».

Вот так и будем работать исходя из области предположений в поисках врага, будем бдительны товарищи, враг не дремлет, он может проявиться и в любой момент начать обработку молодежи, поэтому будем работать на опережение событий. В годы большевистского террора с его идеологией во всей этой вакханалии говорили «убьем врага в зародыше, в его логове».

По сообщениям правозащитницы Людмилы Михайловны Алексеевой, в 2008 году в Казани схвачены и томятся под следствием 12 молодых мусульман «за желание жить в исламском халифате», что автоматически влечет, оказывается арест по принадлежности к запрещенной партии «Хизб ут-Тахрир». 

Выражение «исламский халифат» стало новым пугалом для россиян, по которому заводят уголовные дела. По-моему мнению, исламский халифат сегодня не что иное, как единое мировое объединение мусульман через свои исламские структуры в различных странах, как то делает Ватикан или РПЦ МП, когда попечительствует, руководит общинами православных верующих по всему миру. Если взять иудеев, то у них структуры, которые объединены в сионисткий халифат (союз) в виде многочисленных территориальных и всемирных иудейских организаций.  

Смешно, если бы не было трагично. В татарских городах, деревнях и селах, где тысячелетиями не знали в таких масштабах пьянство, наркотики, массовые бытовые преступления - все это сегодня процветает на фоне отсутствия в школах какой-либо мало-мальски серьезной работы по обучению детей основам исламских ценностей. В сельской  и в городских мечетях мало молодежи. В республике в селах, являющиеся этнически исламскими, инославный прозелитизм приходит в виде бесплатных раздач христианской литературы в школах. Мне трудно представить раздачу исламской литературы в русских деревнях. В Татарстане можно дешево подписаться на комплект с более 50 каналами спутникового цифрового телевидения с круглосуточным вещанием православного канала. Круглосуточного исламского канала, охватывающего исламские территории Поволжья, Урала и Сибири нет, и уверена, что исламские деятели, главы ДУМ, оперирующие в нужных местах пятнадцатью-двадцатью миллионами мусульман, не скоро еще претворят желаемое мусульманами телевизионное и радиовещание в реальность.

В стране, по сведениям источника из Российской академии образования полмиллиона детей учащихся средних школ обучаются основам православной культуры. В Татарстане, выяснилось, нет даже учебников для школ по факультативному преподаванию Основ исламской культуры. И не ожидается. Духовному управлению РТ дети, наше будущее не нужны. Он озабочен поиском возможных членов запрещенной исламской партии Хизб ут-Тахрир. 

Сегодня отторгнутый за советское время от исламской веры народ сам по себе, служители культа сами по себе. А ведь когда-то татары даже во времена средневековой инквизиции слушали проповедь, закрываясь в домах за столами, накрытой едой – на случай внезапной облавы «а чем вы тут занимаетесь, не басурманской ли молитвами». Если в те времена большинство татарского народа самостоятельно читало Коран на арабском языке, сегодня у этнических татар больше слюны текут, чем проповедь заходит в головы. Имамы живут и действуют по правилам «не мы пойдем в школы, вузы, дома культуры, а народ пусть придет к нам, в мечети». Боюсь, что обстановка в стране не способствует этому. 

Матрица кодирования и запугивания россиян исламской верой, в особенности молодежи, набирает все новые обороты. Почему-то меня не покидает убеждение, что Духовное управление РТ могло вынести на свое заседание пункт «Принятие мер по профилактике экстремистских настроений в обществе, противодействие сектам и предотвращение радикализма среди молодежи» после однозначных докладов и предложений, сделанных со стороны. 

Продуктом заказа и нового витка поиска врагов, черных кошек и ведьм в среде исламского сообщества страны, я оцениваю доклад по теме «Религиоведение в ВУЗе и религиозные настроения молодежи на примере мусульман Татарстана». И сделал его Аскар Александрович Гатин, молодой научный сотрудник Казанского государственного университета на международной конференции "Исламоведческие исследования в современной России и СНГ: достижения, проблемы, перспективы", проведенной в середине февраля 2009 года в столице Республики Татарстан Центром евразийских и международных исследований Казанского государственного университета.

Если ДУМ Республики Татарстан активно старалось до сих пор «бдить за возможным появлением хизб ут-тахрировцев», то теперь в республике будут искать врагов и в «других личинах». Посмотрим, что предложил в своем выступлении молодой ассистент кафедры современной отечественной истории, кандидат исторических наук Казанского госуниверситета: «Особенность времени - в вузы идут студенты, которые отличаются от студентов начала 90-х годов. Сейчас, к сожалению, идет много верующей молодежи. Очень много в вузах республики верующих молодых мусульман, и хочу отметить как особенность, что у многих заранее сформировались религиозные знания и установки в плане исламской религии. Мои наблюдения позволяют говорить о случаях распространения ваххабитско-салафитской идеологии среди молодежи. В том числе среди учащихся, студентов вузов мне приходилось фиксировать эту идеологию. Под данной идеологией я не имею в виду каких-либо сторонников фундаменталистских, радикальных или террористических направлений как в Дагестане, Чечне. Под ваххабистко-салафитской идеологией я имею в виду учение Мухамада-Ибн-Ваххаба. Под ваххабизмом и салафизмом я вижу радикальное направление, которое формирует иррациональное понимание ислама.

Что дали мои наблюдения. Первое, в чем состоит опасность. Последователи этой идеологии говорят об идее чистого ислама, по их мнению, имеются малограмотные мусульмане, которые дозволяют в жизнь многое запретное в исламе, и есть мусульмане, ведущие свою жизнь, как истинные мусульмане. 
Второй очень опасный момент, который меня тревожит, это преподаватели, не способные в светских вузах адекватно реагировать на такие явления, компетентно преподавать религиоведение. Вопрос даже не в кадрах, а в том, что многие преподаватели не могут адекватно и правильно давать те или иные знания об исламе. Видишь на экзамене студентку в платке, раз в платке, наверное, мусульманка. Начинаешь ее спрашивать об истории, теории ислама, о праведных халифах, то видишь, что у учащегося свое видение ислама, свое мировоззрение и вероубеждение. Если бы вы внимательно послушали проповеди такой молодежи, то увидели бы опасность в этой идеологии в том плане, что эти люди формируют поколение, их дети через 10 лет станут основой исламской уммы. Во время интервьюирования желаешь понять мотивы
их невежественности, узнаешь, что у них свои источники для изучения ислама, свои преподаватели. С одной стороны вроде студент прав, с другой стороны не можешь компетентно ему ответить, так как невозможно спорить с вероубеждением, с ним бороться трудно».

Осветив тему «опасности ваххабизма и салафизма для верующей молодежи» Аскар Гатин предложил создать для курсов и кафедр религиоведения «комплекс компетентной научно-методической литературы в области исламоведения со стандартами для светских заведений и с учетом региональной специфики, которые должны отличаться от стандартов религиозных учебных заведений» (постоянные слова в обиходе лектора - «компетентно ответить», «компетентная литература»). 

(Сегодня бы я еще добавила: один из организаторов первой широкой конференции по исламской тематике, проведенной ЦЕиМИ,  Раис Сулейманов  в последние дни направо и налево дает интервью об «опасности салафизма в Татарстане», опасности отказа мусульман от проведения Нового года по христианскому летоисчислению. Сотрудник ЦЕМИ Раис Сулейманов регулярный гость государства Израиль и его основная деятельность в высшем федеральном учебном заведенииПоволжья- это лоббирование интересов евреев и Израиля. Экспертом ЦЭМИ определили не кого-нибудь, а махровую антиисламистку Яну Амелину).  

Как тут не согласиться с высказываниями сопредседателя Института Свободы Совести Сергея Анатольевича Бурьянова, что через ситуации с запретом исламской литературы, ксенофобскими ярлыками «ваххабизм», «салафизм» и прочими измами, возводимыми исламофобскими политтехнологами в ранг врагов страны, применения инквизиции против мусульман в виде фабрикации дел «суверенная» власть хочет контролировать мировоззренческую сферу как в большевистские, советские тоталитарные времена. Руководителям же исламских духовных управлений предлагается обеспечивать себе комфортное существование угоднически, через соглашательскую политику, которая, в конечном счете, ведет к войне против граждан одной из основных конфессий десятка народов коренных национальных меньшинств России. Хотя употреблять слово «одной из основных», наверное, звучит смешно, она таковой не являлась ни в царской России с ее многомиллионным мусульманским населением, ни тем более «в суверенной демократии» начала 21 века с его громадными возможностями ведения информационной, политтехнологической и силовой войны. 

С учетом убитых в советское время всех исламских ученых, богословов, служителей культа, загубленных на корню всех исламских учебных заведений, приглашенные исламскими организациями в постперестроечное время учителя по исламу из зарубежных стран, даже турецкие преподаватели светских школ Татарстана, Башкирии были под различными предлогами объявлены как нежелательные элементы и вынуждены покинуть страну. О вчерашних россиянах, прошедших обучение в зарубежных исламских учебных заведениях, лишь ленивый не говорил с отрицательным подтекстом, причем, что самое трагикомическое, такое приходилось слышать даже от самих бывших российских студентов. Так сказать «друг на друга» из области массового психоза. Новейшее время опозорило себя регулярными убийствами наиболее образованных, авторитетных и влиятельных среди мусульман исламских деятелей на Кавказе и в России. 

Слышит ли страна со всех центральных СМИ с постоянством о запретах иудейской, протестантской, буддисткой, православной и другой литературы? Убивают ли массово, сажают в тюрьмы, выдворяют из страны по сфабрикованным делам тайно или явно иудейских раввинов, протестантских, православных служителей русских, грузинских, армянских, сербских храмов? Как в случаях с Исмагилом Шангареевым из Бугуруслана, Мансуром Шангареевым из Астрахани, Саидом Байбуриным из Уфы, Антоном Степаненко из Пятигорска, Маратом Нажмуджиновым из Кисловодска, Бахтияром Умаровым из Улан-Удэ, коренных граждан РФ, или бывших граждан СНГ, живущих у нас, имеющих семьи, получивших в свое время гражданство Российской Федерации? Знает ли страна об убийствах полусотни виднейших имамов Кавказа и России? Трудно представить о целенаправленной политике геноцида в отношении немусульман. 

У иудеев России по признанию из ФЕОР Боруха Горина 60 процентов раввинов из Израиля, США и других стран. Когда недавно выслали из Дальнего Востока раввина Исроэля Зильберштейна за просроченность туристической визы и несоответствие пребыванию в Российской Федерации заявленным целям, то председатель раввинского совета Всемирного конгресса русскоязычного еврейства Берл Лазар, вчерашний гражданин Италии, мигрант, чуть ли не в одночасье ставший гражданином РФ, моментально заявил «об опасном прецеденте высылки религиозных деятелей, угрозе межрелигиозного и межнационального согласия, евреи впервые за многие годы начали опасаться за будущее своей общины в России». И тут же добился включения в повестку Госсовета с участием Д.Медведева вопроса о пребывании в России иудейских миссионеров из-за рубежа.

Исламофобы радуются и смеются над мусульманами с историями запретов исламских книг, безнаказанными случаями разжигания исламофобии, репрессиями имамов, фабрикациям уголовных дел, говоря, что «если бы ваши шейхи хотели, они давно со своими нефтяными деньгами, это остановили». У российских «шейхов» нефтяных скважин нет. В мире создание исламского халифата не предвидится, это образование в средневековье-то мало кому сумело помочь. Организация исламская конференция - общественная бюрократическая структура. Хотя доля справедливости в словах неприятеля ислама все-таки есть: наш этнический бизнесмен, если он есть, наверное, все еще не может выйти из стадии жадного прожигания жизни и накопления капиталов, не приучаемый никем, не побуждаемый ничем в пользу исламского меценатства. В России практикующий мусульманин-бизнесмен вызывает подозрение у властей, а поэтому их как таковой прослойки и нет. По крайней мере публичных откровений о поддержке исламской веры со стороны бизнеса мне не приходилось слышать. Из уст хазрата одного из районов Татарстана были откровения, что татарский бизнес не стремится брать на себя бремя развития и содержания исламских общин, но, по его утверждению, бизнес русских, мордва, кряшен, чувашей весьма охотно поддерживают православные общины. 

Страну давно и прочно взяли в оборот идеологического и практического запугивания исламом. К проводимой инквизиции массово подключают официальные Духовные управления мусульман. Уж не возжаждут ли наши граждане революции 17 года? Не приведи Господь, ведь именно после него простой народ пошел громить вчерашнюю «самодержавную власть и инженеров душ как опиумщиков народа», науськанные все той же большевистской заразой. Уже потом полетели головы тех, кто громил, далее очередных, кто громил тех… И все это в различных вариациях несколько веков продолжается до поры, когда мусульманам дается послабление из-за более важных проблем, как-то: время декоративной смены режима, очередной внешней войны… 

Опомнись, моя страна. Иначе однажды никто не помешает очевидным кукловодам раз и навсегда установить свой мировой порядок. Они сегодня ведут войну против ислама, кавказскими, татарскими образами, безобидным на первый взгляд обращением на НТВ: «Как стало, что для детей страшнее бабая стал кризис?». «Басурмане, татары-людоеды» , внедряемые в сознание россиян исламофобские определения в арсенале информационной войны через учебники истории для общеобразовательных школ, через центральные средства массовой информации.

Автор: Халида Хамидуллина

Комментарии 0