Общество

Мусульмане в кризисе

1.      Отсутствие лидера

Мусульманская община Татарстана переживает глубокий кризис. ДУМ РТ стремительно теряет авторитет, а его лидеры уже давно утратили легитимность в глазах многих мусульман. Это результат не только грубого вмешательства со стороны государства в деятельность муфтията, но и результат пассивности ДУМ РТ в решении копившихся годами организационных и иных вопросов, связанных с деятельностью мусульманских организаций республики. Для выхода из создавшегося кризиса необходим настоящий духовный лидер-интеллектуал, обладающий высоким нравственными качествами, организаторскими способностями и глубоким пониманием ислама.

К сожалению, нынешний председатель ДУМ РТ Ильдус Файзов не соответствует таким высоким требованиям. Поэтому в народе его не любят, что, возможно, взаимно. На одном из недавних пленумов ДУМ РТ он признался, что знает о негативном к нему отношении со стороны большинства мусульман республики. Но дал понять, что ему нет до этого дела, он же «не проститутка, чтоб его любили», и призвал остальных имамов, чтобы и они не были проститутками. Возможно, наши «священнослужители», многие из которых заняли посты мухтасибов и имамов мечетей вопреки воле народа, заслуживают такой уровень общения, но ведь среди присутствовавших было не мало достойных людей. Впрочем, в команде Файзова их становится все меньше, а он, видимо, понимая, что не способен конкурировать с интеллектуальной частью татарстанской уммы, любыми способами устраняет авторитетных в народе имамов.

Недавно из ДУМ РТ во все районы республики поступила срочная телефонограмма за подписью муфтия. Она предписывала не пускать с проповедями имамов мечети Кул Шариф Рамиля Юнусова и Рустама Зиннурова в сельские мечети. Стоит отметить, что другие имамы такого уровня со своими проповедями в татарские деревни не спешат. Чаще здесь встречаются Свидетели Иеговы. Можно подумать, в Казани опасаются того, что столичные муллы составят конкуренцию христианским миссионерам. Это странное распоряжение муфтията вызывало неоднозначную оценку в среде мусульманского духовенства. Всем понятно - муфтий никак не может накинуть узду на этих народных любимцев и пытается всеми силами их дискредитировать, выставляя «опасными преступниками». А интрига кроется в том, что Кул Шариф находится в ведении Казанского кремля и эта «автономия» от ДУМ РТ позволила сохранить «оппозиционных» имамов на своих должностях. А было время, когда мусульмане возмущались тем, что правительство Татарстана не передает мечеть Кул Шариф верующим. Только сейчас люди поняли – это не руководство республики сопротивлялось, это была милость Всевышнего, потому что именно благодаря этому у мусульман сохранилась возможность наслаждаться проповедями своих любимых богословов.

2.      Отсутствие единства

Представители официального ислама в Татарстане любят цитировать аят из Корана, который в переводе на русский язык гласит: «Держитесь за вервь Аллаха все и не разъединяйтесь», при этом добавляет, что в Татарстане мусульмане обязаны придерживаться мазхаба Абу Ханифы, изначально ставя себя в конфронтацию к представителям других течений ислама. Странная картина вырисовывается в Татарстане: если татарин принимает христианство, не важно какое, православное или евангелистское, то это не вызывает никаких претензий, но стоит ему выбрать направление в исламе, отличное от мазхаба Абу Ханифы, его настойчиво начинают призывать к «традиционному татарскому исламу».

Такая позиция противоречит мусульманскому праву, согласно которого правом провозглашения какого-либо учения государственной религией, что де-факто пытаются сделать в Татарстане, – это прерогатива мусульманского правителя. В условиях светского государства на это никто не имеет права: ни муфтий, ни съезд мусульман, ни президент Татарстана. А у нас уже складывается такое ощущение, что в республике откуда ни возьмись появился халиф. Если так будет продолжаться и дальше, то завтра в Татарстане потребуют ворам отрубать руки, а за пропуск пятничных намазов сажать в зиндан. Стоит отметить, что о «татарском традиционном исламе», который якобы имеет право на монополию в Татарстане, говорят и представители органов власти. Очень странная позиция для светского государства, провозгласившего свободу совести и вероисповедания.

Не удивительно, что, насмотревшись татарстанского телевидения и начитавшись местных газет, жители республики находятся в недоумении, почему салафиты спокойно разгуливают по городам. Я, например, вырос в Карелии и помню, как в советское время там распространяли слухи, о том, что баптисты совершают ритуальные убийства малолетних детей и пьют их кровь. Мы там очень сильно боялись этих «сектантов». Поэтому я прекрасно понимаю татарстанцев. Но баптисты не пьют кровь малолетних детей, а «безмазхабники» на самом деле являются законопослушными гражданами России. Возможно, я кого-то разочарую, но хочу сообщить и еще одну «новость»: в Уголовном кодексе РФ не предусмотрено наказание за отход от традиционной религии.

В моем окружении среди экстремистов числится один успешный фермер в соседней со мной деревне, что находится в Мамадышском районе. На всякий случай власти его поставили на особый контроль и уже лет десять следят за его деятельностью. Но он никак не может оправдать «надежды» правоохранительных органов и вместо производства взрывчатки успешно занимается животноводством. Стоит отметить, что сельчанин действительно не придерживается мазхаба Абу Ханифы, но не потому, что приверженец какого-либо учения, а ввиду того, что знаний в деревне брать не от кого, и он их берет из тех книг, которые ему попадаются. Для таких, как он, проповеди казанских имамов могли бы принести большую пользу, но, видимо, он еще не скоро увидит мусульманских проповедников в своей деревне. А прокуратуре уже давно пора разобраться, на каком основании в республике пропагандируется ненависть к представителям не традиционный мусульманских течений и утверждается превосходство мазхаба Абу Ханифы над другими направлениями ислама.

Никто не имеет права граждан России принуждать к следованию мазхабу Абу Ханифы. Значит, необходимы другие пути для достижения единства мусульман в Татарстане в соответствии с Кораном. Нужна новая концепция построения муфтяита. Она должна быть основана либо на отказе от идеи, что ДУМ РТ - «единственный законный выразитель и представитель мусульманского сообщества РТ», либо придется смириться с регистрацией альтернативного ДУМ. А бестолковые споры о том, где же находится Господь: на небесах или «везде», в атеистическом государстве, где 98% вообще сомневаются в существовании Аллаха, вызывают улыбку. Отсутствие канонического единства само по себе не может привести к расколу в среде мусульман. Это надуманная проблема, которая появилась в результате грубого нарушения российского законодательства.

3.      Приход – это не игрушка

В соответствии с российским законодательством зарегистрированные приходы – это добровольные объединения граждан, образованные в целях совместного исповедания и распространения веры. Они являются самостоятельными юридическими лицами, и никто не вправе вмешиваться в их деятельность. Общее собрание прихода имеет право самостоятельно избрать себе руководителя. Три и более мечети имеют право образовать свой муфтият. Таким образом, имам мечети подотчетен Общему собранию прихожан, а ДУМ РТ, который объединил все приходы республики, подотчетен приходам. Это вытекает из российского законодательства. И многие проблемы в Татарстане появились вследствие не желания руководством ДУМ РТ и отдельными представителями властных структур следовать букве закона.

В частности, навязали мысль, что приходы являются структурными подразделениями ДУМ РТ и должны ему подчиняться. Таким образом, в результате грубого нарушения законодательства прихожане мечетей оказались отстранены от принятия решений, а любая их инициатива, противоречащая «генеральной линии ДУМ РТ», воспринимается как бунт. Дошло до того, что муфтий, а не местная община, решает, где мыть покойников в Елабуге и кому быть имамом.

Простой пример. В Елабуге Соборную мечеть посещает 450 прихожан. Нынешний руководитель Соборной мечети, «избранный» летом прошлого года, был водворен при помощи административного ресурса. Елабужская администрация совместно с муфтяитом организовала тайное заседание 10 бабаев, которые и привели к власти нужного человека. После того как был поднят скандал, число «привилегированных прихожан», имеющих право участвовать в жизни прихода, увеличили до 20. И с этим бороться бесполезно. В среде мусульман уже укореняется мысль о необходимости создания своего, независимого от ДУМ РТ прихода. Не желая входить в какие-либо официальные мусульманские структуры, группа елабужан планирует уведомить органы местного самоуправления о начале деятельности независимой религиозной группы «последователей Абу Ханифы», которую в соответствии с российским законодательством можно будет зарегистрировать только через 15 лет. Это долгий, но, видимо, единственно верный путь уйти из-под опеки нынешнего руководства ДУМ, узурпировавшего власть. Потенциально в нее может войти 430 мусульман, которых лишили права избирать себе имама и уже целый год запрещают открыть место для омовения покойников.

Противоречивый статус муфтията провоцирует углубление раскола в мусульманкой умме республики, поскольку он не согласуется ни с современным российским законодательством, ни с шариатом. И пока не удастся решить эту чисто теоретическую, философскую задачу, мусульманскую общину республики будет лихорадить. А основа его противоречивости исходит из того, что ДУМ РТ воспринимается многими как контролирующий либо карательный орган государства, направленный против мусульман, в то время как это в условиях современной России – обычная религиозная организация. Однако стоит признать - у мусульман отсутствует опыта работы с подобными структурами, и его еще предстоит накопить, а прошлый опыт явно непригоден.

 

4.      Немного истории

Если обраться к истории, то Уфимское духовного магометанского закона собрание, было учреждено Екатериной 2 как государственный орган Российской империи. Его сотрудники, в том числе указанные муллы, были обычными государственными чиновниками. Одно из немногих их отличий заключалось в том, что на жалование им скидывались мусульманские общины, чьи «духовные требы» они исполняли, да и текст присяги императору содержал экзотические для русского уха фразы типа: «Я, нижепоименованный обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, Перед Святым Его Алкораном…». Представленные к присяге мусульманские чиновники клялись: «верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови и все к высокому ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Самодержавству…»

Указной мулла в то время имел реальную власть над свой паствой и мог включить всю мощь государственной машины против татарина, не посещающего пятничный намаз. При этом он находился в явном противоречии со своей религией. Дело в том, что само «клятвенное обещание», которое ставило Императора выше Аллаха, входит в явное противоречие с шариатом, не говоря уже о различных противозаконных, с точки зрения ислама, поборов, которые взимались с населения. Например, для совершения никаха по ханафитскому мазхабу не нужен никакой мулла. Достаточно желания жениха и невесты, которые будут  засвидетельствованы двумя мужчинами-мусульманами. Даже разрешение родителей не требуется, как, например, у представителей других мазхабов. Однако указные муллы могли образованные таким образом супружеские пары объявить «сожительствующими», а их детей незаконнорожденными, что создавало в последствии массу проблем. Крестьяне вынуждены были прибегать к регистрации никаха у указного муллы, который все аккуратно записывал в метрическую книгу. В конце 19 века за такую запись взималось 25 копеек. А вот это уже вступало в противоречие со «Святым Алкораном», который запрещает чинить препятствия мусульманкам, желающим выйти замуж, ведь 25 копеек по тем временам - сумма немаленькая, тем более для жителя деревни, и могла стать реальной преградой к соединению молодых сердец.

5.      Ислам и государство

В светском государстве ДУМ РТ не имеет никакой реальной силы над «инородцами магометанского вероисповедания». Регистрацией актов гражданского состояния занимаются загсы, и даже татарские кладбища находятся в руках муниципалитетов. С другой стороны, живи и радуйся, ведь согласно российскому законодательству ты теперь не обязан прислуживать властям, идти против своей совести, нарушает «магометанский закон» в угоду императору, лишь бы твоя деятельность не вступала в противоречия с российским законодательством. Но в том-то и дело, что государство уже изменилось, общество совсем другое, а муллы все те же. Некоторые из них так и стремятся добровольно посягнуть Белому Царю, лишь бы стать частью огромной государственной машины. Именно поэтому они и ведут себя с народом именно так, как по их извращенным представлениям должны вести себя власть имущие. И пока Путин пытается выйти на диалог с россиянами, прислушиваться к мнению оппозиции, демонстрируя кардинальные изменения в своем сознании, произошедшие буквально за несколько месяцев, ДУМ РТ, наоборот, все дальше и дальше отделяется от простых людей, не желая даже выслушать его чаяния. Эта игра в больших начальников, похоже, уже надоела и светской власти. Как не крути, но 98% татар не читает намаз. А потому не слишком ли велика честь со стороны государства столько внимания уделять структуре, которая не имеет реальных рычагов давления и на оставшиеся 2%?

А мусульманская умма замерла в ожидании, понимая, что власть до выборов намеренно избегает резких движений. А что ждать после 4 марта: очередную зачистку или примирение - этого никто не знает. Стоит отметить, что, не смотря на провокации со стороны ДУМ РТ и некоторых представителей властей, а также «негосударственных организаций», мусульмане Татарстана демонстрируют лояльность правящему в стране режиму и приверженность отстаивать свои права в рамках российского законодательства. В частности, в Альметьевске мусульмане сделали уведомление о желании провести 11 февраля митинг против муфтия республики, но по просьбе органов местного самоуправления добровольно отказались от этой идеи.

Это связано с тем, что в целом в России созданы условия для свободного исповедания ислама. Здесь не запрещают носить бороды мужчинам младше 40 лет, как в Узбекистане, или девушкам ходить в школу в хиджабе, как это практикуется в Азербайджане. Мусульманки даже на российский паспорт могут фотографироваться в платке. И как показывает практика, напряженность в отношениях мусульман и государства возникает только там, где отдельные чиновники не желают следовать букве российского закона, пытаясь поставить под жесткий контроль деятельность мусульманских организаций.

Автор: Линур Мифтахов, Газета «Звезда Поволжья»

Комментарии 8