Их нравы

О задачах Компартии Пекина по искоренению ислама

Широкомасштабную идеологическую кампанию проводят китайские власти в провинции Синьцзян, на северо-западе страны, где растет напряженность между исповедующим ислам местным уйгурским населением и прибывающими мигрантами – представителями китайской народности хань, число которых быстро увеличивается.

«Неделя модернизации и прогресса», о начале которой было объявлено синьцзянским обкомом в минувшую среду, направлена на предотвращение «незаконной религиозной деятельности» с помощью «патриотического воспитания», говорится на сайте официального издания правящей Коммунистической партии Китая  - газеты «Жэньминь жибао».

Информируя население о «партийной политике в отношении этнических меньшинств и религии», власти хотят воспитать «новых образцовых граждан с современной позицией».

Началась кампания с серии публичных лекций, которые не ограничатся одной неделей, а будут продолжаться и далее, в течение года, во всех городах и селах  обширной провинции. Проводят их чиновники совместно с религиозными деятелями: первые разъясняют религиозную политику правительства и опасность незаконной религиозной деятельности, вторые пропагандируют правильный дресс-код, патриотизм и необходимость укрепления мира и предотвращения насилия.

Проживающие в Китае уйгуры – тюркоязычное этническое меньшинство –уже давно выражают недовольство центральной властью. Правящая коммунистическая партия жестко контролирует любую религиозную практику, запрещает детям посещать мечети, подвергает цензуре пятничные проповеди и переводы  Корана.

«Незаконной религиозной деятельностью» считается даже изучение Корана в несанкционированном месте, то есть не в официально одобренной мечети.

В то же время нагнетается межэтническая напряженность между переселяемыми в провинцию в провинцию китайцами-хань и мусульманами-уйгурами: в июле 2009 года в Урумчи произошли масштабные столкновения на этнической почве, за которыми последовала целая череда инцидентов.

Население Синьцзяна крайне скептически относится к новой инициативе властей.

«Ничего хорошего из этого не выйдет, потому что чем больше подобной пропаганды, тем сильнее ответная реакция», - цитирует  Islam Today местную жительницу, отказавшуюся назвать свое имя.

«Власти боятся, что тюркские меньшинства в Синьцзяне объединятся вокруг ислама. Но отношения между этническими группами сейчас очень напряженные, и это [кампания] вряд ли будет хорошо принято».

По ее словам, хотя в  жизни небольшой части уйгуров произошли улучшения с прибытием экономических мигрантов, активизировавших  экономику богатого ресурсами региона, это не идет ни в какое сравнение с ростом благосостояния мигрантов-китайцев.

«Уровень жизни уйгур, уровень экономической выгоды по-прежнему намного ниже, чем у китайцев, – говорит она. – А возле каждой мечети стоит вооруженная полиция, отчего атмосфера только накаляется».

Профессор политологии из Университета Майами Джун Драйер так же не понимает, как китайские власти могут надеяться изменить ситуацию с помощью еще одной пропагандистской кампании

«Я не думаю, что это возымеет какой-либо эффект, – заявила она через переводчика китайской службе Radio Free Asia.  – Людям,  как правило, не нравится, когда им говорят, какие  аспекты их религиозной практики являются приемлемыми, например, какую одежду или личные украшения им носить».

«Учитывая ситуацию в Синьцзяне сегодня, люди, вероятно, будут вынуждены слушать эту пропаганду, но это не значит, они воспримут ее всерьез и будут действовать соответственно», – отметила профессор Драйер.

Предыдущие кампании в Синьцзяне были направлены против уйгуров, носящих бороды, женщин в платках,  тех, кто встречается с единоверцами, чтобы обсуждать Коран, а также постящихся в месяц Рамадан детей и государственных служащих.

В сентябре прошлого года власти усилили меры безопасности во время пятидневной торговой ярмарки Китай-Евразия ЭКСПО в Урумчи, памятуя об июльских столкновениях в городах «Шелкового пути» Кашгар и Хотан, в которых погибло более 30 человек.

Уйгурские организации в изгнании утверждают, что Пекин каждые три месяца проводит в Синьцзяне так называемую кампанию безопасности «Сильный удар», заключающуюся в  повальных ночных рейдах по домам уйгуров. Аресту подлежат обладатели «неприемлемых» с точки зрения властей религиозных материалов, а также фотографии, статьи и диски  находящейся за границей уйгурской диссидентки Рабии Кадир.

Комментарии 1