Общество

Годовщина штурма: что не установит суд?
















С бородой на Кавказе бывает трудно снять квартиру
13 октября, исполнилось четыре года одной из самых трагических страниц в истории современной России – нападению боевиков на Нальчик. В последнее время это событие вспоминалось в основном в связи с судом над его участниками: долго решали, где и как их судить. В итоге, как известно, судят без присяжных в специально построенном здании, непосредственно соединенном с СИЗО. Однако остались вопросы, к суду отношения не имеющие. Некруглая годовщина –повод их перечислить.

Среди участников нападения, видимо, были такие, которые до 13 октября 2005 года не знали друг друга. «Нальчикское дело» совершило не единое формирование, «натасканное» инструкторами и психологами, а молодежное движение исламского толка. За каких-то 2 – 3 года до нападения его лидеры были публичными фигурами, участвовали во внутриисламских диспутах. Затем в эти диспуты неожиданно вмешались сотрудники силовых структур, закрывавшие «неправильные» с чьей-то точки зрения мечети. Отсюда вопрос первый: есть ли гарантия, что сегодня в мусульманских регионах России не осуществляется административная поддержка какого-либо направления ислама, (в виде «традиционного») ведущая к ответной радикализации всех других направлений?
Одним из тех, кого наверняка знали все участники нападения, был директор Института исламских исследований в Нальчике Руслан Нахушев. До октября 2005 года он открыто имел дело с представителями того самого «нетрадиционного» ислама и как будто не ощущал никаких препятствий для своей деятельности, будучи даже вхож на некоторые московские телеканалы. Сразу после 13 октября он был вызван на допрос, а по пути с него исчез. Спрашивается: велик ли запас прочности и самостоятельности у нынешних общественников, пытающихся наладить диалог между «официальным» и «неофициальным» исламом? Или к ним относятся слова восточного поэта:

«Подвигают, притиснут – и побили,
И в темный ящик сунут на покой».

И третий вопрос. Я не буду задавать его про создание рабочих мест и прочих социальных благ для молодежи – не секрет, что многие теракты совершили молодые люди из вполне благополучных семей. Вместо этого возьму в руки свежие северокавказские газеты, рассказывающие, как трудно бывает семьям с визуальными признаками «радикалов» или «ваххабитов» – борода у мужа и т.п. – снять в столице своего родного региона квартиру: хозяева боятся. Думает ли хотя бы кто-то, как остановить бытовую рознь, начавшую укрепляться как раз накануне нальчикского мятежа?

Автор: Константин Казенин

Комментарии 0