Политика

Иранские не сдаются

Иранские пользователи несколько дней были почти полностью лишены доступа к иностранным почтовым ресурсам, социальным сетям и другим сервисам. Это вполне достаточный повод, чтобы поговорить о противоборстве в сфере информационных технологий, которые разворачиваются вокруг Ирана.

Вслед за успешной информационно-технической операцией, проведённой спецслужбами Израиля и США в отношении важных промышленных объектов Ирана, реализованной посредством активации вируса Stuxnet, заблаговременно внедрённого в информационно-управляющую систему от компании Siemens, последовала даже более успешная операция иранских специалистов в области информационного противоборства – США лишились одной из своих шпионских новинок – беспилотного аппарата Lockheed Martin RQ-170 Sentinel. Пожалуй, по совокупности последствий такой успех иранской стороны был в несколько раз больше, ибо, если в случай со Stuxnet Израилю и США и удалось внести некоторую сумятицу, то в случае с беспилотником Штаты не только утратили контроль над целым рядом секретных технологий, но потеряли уверенность в надёжности шифрованных линий связи и управления военного назначения. И это накануне возможного «горячего» конфликта!

Такой успех иранских специалистов может быть сопоставлен не иначе как с захватом в годы Второй мировой войны шифровальной машинки Enigma, давшей в руки союзников доступ к кодам немецких подводников Кригсмарине (да и то сегодня эта излюбленная британская героическая новелла ставится под сомнение – скорее всего, британцы до сих пор просто выгораживают своих агентов, работавших в верхних эшелонах власти фашистской Германии, и Enigma тут ни при чем).

Во всяком случае, этот удар по своим последствиям оказался далеко не тактическим (как в случае Stuxnet, так как к серьёзным последствиям он не привёл), а стратегическим – самые сильные в мире армия и флот оказались в один момент уязвимыми от возможных действий вероятного противника. Это однозначно повлекло не только самые серьёзные организационные и кадровые решения (не одна голова слетела с «секретных» плеч в ЦРУ и Пентагоне), но и повлекло пересмотр стратегических планов в части сроков развёртывания группировки американских войск в регионе.

Оценивая последствия двух описанных выше действий в информационном пространстве, можно с уверенностью констатировать следующее. В ходе нарастания противоборства между Ираном и западной коалицией широко используются информационные средства поражения. Причём важно отметить, что применение вируса Stuxnet явилось, по сути, первым в истории подтверждённым информационным воздействием со стороны одного государства (коалиции государств) на критически важную инфраструктуру другого государства. Это именно тот случай, который так старалась предотвратить Россия ещё несколько лет назад, внося в Совет Безопасности ООН резолюции о международной информационной безопасности и запрете разработок и применения информационного оружия.

Однако Запад не внял голосу разума и поспешил принять средства информационно-технического воздействия на вооружение своих армий. Результатом он вполне может гордиться – новейшая техническая система, квинтэссенция передовых западных технологий, оказалась под асимметричным информационным ударом, а сама эта операция стала одной из первых успешных и подтверждённых операций стратегического информационного противоборства, но Запад в ней проиграл…

Но история не закончена. Известно, что современной военной наукой информационное противоборство разделяется на информационно-техническое (в котором объектом поражения являются критические элементы систем государственного и военного управления и связи) и информационно-психологическое (в ходе которого борьба идёт за умы и души не только личного состава армии, но и мирного населения). И если в информационно-техническом противоборстве силы сторон оказались примерно равными, то, как обстоят дела в иной сфере противоборства?

Красивое словосочетание «информационно-психологическое противоборство» на самом деле лишь прикрывает шаблонный термин «пропаганда», который известен десятилетия, если не столетия. Борьба за умы, души и сердца всегда была важнейшим элементом цивилизационной борьбы. История знает массу примеров, когда физически превосходящего противника порабощали исключительно через ослабленную волю. Именно поэтому оценка эффективности информационно-психологического противоборства сегодня является важнейшим элементом прогнозирования успеха той или иной кампании. И надо отдать должное, Западу удалось достичь определённых и весьма доказательных результатов в этой сфере – череда, так называемых, «бархатных революций» последние десятилетия будоражит разные регионы планеты. Пожалуй, сегодня нет такого уголка, куда бы не дотянулись руки западных специалистов по психологическим операциям.

Наиболее свежий пример – так называемая «великая арабская революция». С точки зрения специалиста – это пример успешной операции стратегического информационного противоборства. Именно стратегического – так как в отличие от прежних лет, когда «бархатные революции» затрагивали лишь одну страну, в ходе неё по однотипному сценарию были реализованы операции в ряде стран региона, что повлекло кардинальное изменение обстановки в регионе и в мире в целом.

Иран же на своём опыте убедился в силе психологического воздействия на широкие массы – череда волнений, прокатившаяся по стране в прежние годы, тому доказательство.

Практика показывает, что, если в случае с информационно-техническим противоборством Ирану удалось достичь фактического паритета с передовыми западными державами, то в области информационно-психологического противоборства ситуация пока остаётся не в пользу ИРИ. И дело здесь вовсе не в низкой квалификации иранских специалистов. Дело в том, что в случае информационно-технического противоборства идёт поединок интеллекта технических специалистов, которые на равных борются с противником. Что же касается информационно-психологического противоборства, то здесь речь фактически идёт лишь о масштабе влияния, с чем, к сожалению, Ирану бороться очень сложно – все крупнейшие мировые СМИ, все электронные линии связи, весь интернет – это продукты западной цивилизации и поставлены на службу ей именно с целью подавляющего превосходства в информационно-психологической войне.

Но противостоять этому широкомасштабному и всеобъемлющему натиску все же можно и нужно. Однако для этого необходимо чёткое и глубокое осознание основ национального мировоззрения. И здесь у Ирана всё в порядке – его тысячелетняя история не идёт ни в какое сравнение с несколькими столетиями Запада. Его религиозные традиции служат основой единства общества. Есть, пожалуй, одно «но» – Иран сегодня в силу недооценки значимости информационно-психологического влияния оказался фактически в информационном вакууме.

Не секрет, что сегодня большинство населения, практически любой страны (включая страны Запада, Россию и многие другие), формирует собственное представление о происходящем исключительно на основе информации, получаемой из СМИ и Интернета. Причём значение Интернета в последние годы существенно возросло по отношению к традиционным СМИ.

Сегодня мало кто может делать выводы на основании реальной информации. Как правило, выводы делаются исключительно из оценки информации «виртуальной» – той, которую преподносят зрителю СМИ, в большинстве своём контролируемые западным капиталом. Что касается Интернет, то здесь все определяется тем, кто контролирует «три кита» современного информационного интернет-пространства: домены верхнего уровня, поисковые сервисы и социальные сети. Все «три кита» сегодня во власти Запада: ключевые доменные серверы находятся на территории США, глобальная поисковая система (Google) как и глобальная социальная сеть (Facebook) сегодня американские. В этих условиях очевидно, что американцы просто не могли не воспользоваться теми преимуществами, которые предоставляет им монопольное владение этими «тремя китами».

Можно ли бороться с этими технологиями? Обоснованно можно утверждать, что да, можно. Однако чтобы победить в этой борьбе необходимо планомерное использование и продвижение «зеркального» подобия западным технологиям пропаганды. Опыт борьбы, полученный, в частности, Белоруссией в ходе противодействия «пятой колонне» пытавшейся дестабилизировать страну после президентских выборов, показывает, что простой запрет элементов технологии (отключение серверов, блокирование социальных групп в Сети и др.) – это лишь борьба с последствиями, но никак не с причинами нестабильности. И если ситуация доходит именно до запрета, то это в условиях информационно-психологического противоборства может рассматриваться как поражение (что, кстати сегодня происходит в России).

Необходимым условием успешного противоборства в области психологического противоборства является наличие чёткой государственной информационной политики, в основу которой положен единый образ государства, как неотъемлемой части общества, со своими традициями, культурой, религиозными взглядами и др.

Реализация же такой политики должна основываться на использовании современных технологий, причём зачастую для этого имеет смысл использовать те же технологии, что используются и противником – необходимо массово использовать возможности, которые предоставляются социальными сетями, интернет-порталами и др.

Но главное – необходимо понимать, что сегодня в мире нарастает недовольство политикой глобализации, проводимой Западом и бросившей мир в пучину глобального финансового кризиса. Однако зачастую этот протест разрознен и по этой причине не представляет серьёзной угрозы. Консолидация этого разрозненного протеста – благодатная почва для реализации масштабной информационной кампании, успех которой гарантируется тем, что Запад сегодня не способен отказаться от порочной зависимости от тех принципов мироустройства, которые и послужили первопричиной возникновения глобального хаоса.

Комментарии 0