Общество

Силовой разлом Дагестана

Проигрывая боевикам на идеологическом фронте власти усиливают силовые спецподразделения.

Вот уже несколько недель Дагестан взбудоражен слухами о том, что власти опять наращивают присутствие сводных спецгрупп по борьбе с экстремизмом и террором. Часть дагестанцев считает, что вдобавок к совершенным похищениям и внесудебным казням прибавятся еще.

А другие считают, что и этих спецгрупп мало. Мол, давно уже пора навести порядок в республике. Дагестанское общество расколото в религиозном и идеологическом отношении, и каждый понимает рецепт установления торжества закона по-своему.

Одно остается неизменным, симпатии радикально настроенной молодежи к проповедникам «чистого ислама» и даже боевикам Имарата Кавказ охватили значительную часть районов и населенных пунктов республики. И на этом фоне любое усиление контингента спецподразделений только мобилизует  молодежь в ряды вооруженного подполья.

Свидетельство силы или слабости?

Создание спецгрупп в Дагестане ставит окончательную точку на пути различных домыслов и слухов о том, что Россия собирается уйти из Северного Кавказа. На сей раз спецназ сгруппировался против боевиков и это означает, что обстановка  потребовала срочного усиления спецслужб и внутренних войск в Дагестане.

По замыслу Национального антитеррористического комитета (НАК) при ФСБ РФ, более пяти сводных оперативных групп сотрудников МВД, ФСБ и внутренних войск должны окончательно подавить мятежные настроения в Дагестане и должны стать заслоном  экстремистскому подполью.

Сводные группы будут дислоцированы в районах с высокими показателями угроз терроризма, и это позволит контролировать особо чувствительные районы Дагестана. Таковыми названы районы: Дербентский, Сергокалинский, Унцукульский, Цумадинский, Кизлярский.

По другой же информации, подобные группировки будут размещены во всех районах республики. А возможно и во всех регионах Северного Кавказа, где, как считают военные, есть такие же факторы риска.

Военным противостоят организованные, и точно также мобилизованные группы боевиков. Их количество регулярно пополняется за счет рекрутов из числа верующих мусульман, прежде всего студентов дагестанских вузов.

В самой «джамаатовской» среде уверены в том, что сводные группы из разных силовых ведомств уже давно действуют в Дагестане. Высокий показатель внезапного исчезновения людей, с их слов, и есть первое свидетельство в пользу этой версии.

Задается резонный вопрос – имея колоссальную государственную силовую машину, большую агентуру и резидентуру, космические спутники видеонаблюдения и специальные виды вооружения, наши органы правопорядка годами не могут очистить от радикализма хотя бы один район республики. Спрашивается почему?

Пропаганда и социальные сети

Информационное сопровождение деятельности правоохранительных структур всегда вызывало недовольство населения и нарекания со стороны местного руководства.  Конвейер смерти и террора в Дагестане работает бесперебойно, унося жизни и калеча людей практически каждый день, как с той, так и с этой стороны.

В голове простого дагестанца все смешалось, он не понимает кто из них прав, так как обе стороны выдвигают лозунги “за справедливость и закон”. Только одни апеллируют к законам государства, а другие к законам Всевышнего.

По разные стороны необъявленной войны оказались даже самые близкие родственники – брат против брата, сын против отца, дочь против матери. Для Дагестана с его особой традицией уважения к ценностям семьи и рода, по сути это означает, что «война» коснулась почти  каждой семьи.

На недавнем координационном совещании в Махачкале по обеспечению правопорядка в Дагестане глава республики Магомедсалам Магомедов заявил, что в Дагестане увеличилась численность собственных подразделений, и приданных им сил.

По его словам, и данным полицейских органов в республике антиконституционной и подрывной деятельностью занимаются порядка 12 различных военизированных группировок  с общей численностью около 300 человек  - сторонников создания шариатского государства.

Он также дал понять, что деятельность боевиков в социальных сетях и информационном интернет пространстве  хорошо организована и активно продвигается. Глава Дагестана охарактеризовал оперативную обстановку в республике  как сложную и  назвал деятельность боевиков основной дестабилизирующей силой в республике.

В докладе министра внутренних дел Дагестана Абдурашида Магомедова сообщалось, что ресурсной базе боевиков нанесен значительный урон, но им, все же, удается сохранять высокую боеспособность и пополнять свои ряды благодаря активной пропаганде и  вербовочной работе в среде дагестанской молодежи.

 Увидеть причины

Суть происходящих изменений в тактике силовиков в том, что МВД ведет передислокацию сил и средств, чтобы быть ближе к местам напряженности. Такое размещение позволит силовикам контролировать большую часть территории республики.

Главное силовое ведомство Дагестана ставит задачу разбить правоохранителей на группировки и отправить как можно ближе к боевикам. Считается, что данное решение повысит эффективность использования силового ресурса и положительно повлияет на стабилизацию обстановки.

Статистика преступности в Дагестане говорит о необходимости принятия подобных мер, так как  наблюдается высокий рост тяжких и особо тяжких преступлений, а показатель раскрываемости невысокий.

При этом отсутствует и должное информационное сопровождение и пропаганда действий силовых структур. Тревогу вызывает и количество преступлений с применением взрывных устройств и огнестрельного оружия.

По данным, которые были обнародованы министерством внутренних дел, за прошлый год членами диверсионных групп совершено 323 преступления, в том числе 103 убийства, поджоги, подрывы объектов торговли, транспорта, энергетики, связи.  Полицией обнаружено и уничтожено 64 схрона, 49 бомб, 26 блиндажей,11 лагерей боевиков, большое количество огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, снаряжения и другое.

Федеральные и региональные власти и силовые структуры, трактуют проблемы Дагестана в исламской плоскости, отвергая политическую направленность в действиях боевиков. Они видят причины терроризма в увлеченности верующей молодежи идеями салафизма.

Утечка информации

Интересно, и на взгляд некоторых экспертов, не случайно наблюдаемое в последнее время усиление прогрузинских и проазербайджанских настроений в регионе. В первую очередь из-за того,  что местная молодежь начала все больше ориентироваться на эти страны Закавказья, нежели на Москву.

Сегодня, даже ориентировочно нельзя сказать, сколько молодежи едет в эти государства, и с какой целью, а главное, какими они оттуда возвращаются.  Много учебных программ, рассчитанных на региональную молодежь, проходит по линии Госдепа США,  которые, откровенно говоря, не проявляют особых  симпатий по отношению к России.

Идет своего рода отбор, и, судя по некоторым источникам,  Россию только из северокавказских республик ежегодно покидают несколько сотен одаренных, молодых, дипломированных и подающих большие надежды специалистов.

Известно много случаев, когда у  боевого крыла радикальной молодежи находили списки, маршруты передвижения и адреса представителей государственных и правоохранительных органов. Когда и как подобная информация попадает в руки «лесных» остается загадкой.

Осведомленность  участников вооруженного подполья по различным аспектам работы правоохранительных органов действительно вызывает много вопросов и является предметом отдельного изучения специалистами служб собственной безопасности силовых органов.

Сейчас, по данным НАК, действующие в Дагестане боевики «работают» автономно и сильно разобщены, а между амирами различных джамаатов возникают склоки. И теперь они, обложив данью местных предпринимателей, сосредоточились на самообогащении.

НАК объясняет это тем, что сейчас от амиров нет такой отчетности, как раньше была верховному амиру «Имарата Кавказ» Доку Умарову. НАК  также сообщил, что наиболее мощными и опасными среди групп боевиков в Дагестане являются губденская, кизлярская, балаханинская.

Именно эти группировки сегодня создают основной «джамаатовский» климат в республике. Некоторые эксперты видят успех идеологии джамаатов у молодежи как раз в такой автономности группировок и джамаатов.

Суть в том, что если нет четкой централизации, то каждый амир вооруженной группы сам принимает решение, когда и где совершат очередную вылазку боевики его бригады. И тем самым  количество проведенных акций автоматически становится больше. На взгляд многих экспертов, логика все-таки в этом есть.

Ошибкой, на их взгляд, является и то, что при принятии ключевых решений в  теме усиления борьбы с подпольем не учитывается теологическая и особенно политическая  направленность противоречий внутри мусульманской общины Дагестана.

Сегодня нечего противопоставить идеологии джамаатов. Кроме того, до сих пор не остановлено рекрутирование молодежи в ряды лесных братьев, его финансовая и оружейная подпитка. Органы госпропаганды, так и не сумели понять, что превосходство  салафизма не в военной силе, а в проповеди.

Создание дополнительных спецгрупп по противодействию подполью в Дагестане еще раз подчеркивает, что ощутимого успеха силовиков пока не видно. Велика вероятность, что и «джамааты» тоже будут создавать регулярные боевые подразделения по примеру этих же сводных спецгрупп.

Опять все выходит как в старой поговорке: «цыплят по осени считают» — когда с потеплением придет пора митингов и протестов, а родственники похищенных и пропавших людей выйдут на улицы. Разумеется, вместе с этим, как это уже не раз бывало, придет и время активизации “лесного” сообщества.

Автор: Руслан Гереев

Комментарии 4