События

Муж Таисии Осиповой: судьи восприняли слова Медведева как команду сверху

Сегодня решением Областного суда Смоленска был отменен приговор активистке «Другой России» Таисии Осиповой, и ее дело было отправлено на пересмотр. Осипова была арестована в ноябре 2010 года после «проверочной закупки» и обвинялась в торговле наркотиками, при обыске, по данным обвинения, у нее нашли свертки с неизвестным веществом и меченую купюру, позднее в доме подозреваемой изъяли 9 г героина. Правозащитники и активисты «Другой России» называли дело сфабрикованным, с июля 2011 года по всей России проходили акции в поддержку Осиповой, в январе в Москве у станций метро проходили одиночные пикеты, люди стояли у выхода из метрополитена с плакатами, на которых было написано «Таисия Осипова осуждена на 10 лет по сфабрикованному делу. Тебя это не волнует?». Приговор стал обсуждаться публично, и оппоненты «Другой России» говорили о сомнительном характере акций в поддержку Осиповой. Тем не менее, сегодня представитель прокуратуры в суде сам попросил пересмотреть приговор и сделать его более мягким. Slon поговорил с мужем Таисии Осиповой Сергеем Фомченковым и юристом Павлом Чиковым

 
Как вы узнали об отмене приговора?
 
– Мои знакомые, которые присутствовали на процессе, позвонили мне и сообщили, что приговор отменен.
 
Это было ожидаемо?
 
– Сложно сказать, я ожидал разные варианты, но и этот тоже не исключал, потому что дело полностью сфальсифицировано, и отрицать это было невозможно. Да, районный суд, конечно, вынес тот приговор, который ему сказали вынести, но мы видим, что высшая инстанция не взяла ответственность на себя.
 
Повлияли ли на это решение митинги и акции в поддержку Таисии, которые проходили в последнее время?
 
– Мне кажется, только они и повлияли, судебная власть встроена в общую вертикаль власти, и конечно, если бы не общественный резонанс вокруг дела Таисии, не было бы этого решения, и продолжало бы работать телефонное право. Только общественное внимание смогло на них повлиять.
 
Высказывалась версия, что в решении суда сыграло немалую роль то, что на встрече Медведева со студентами журфака МГУ президенту задали вопрос по делу Осиповой. Медведев мог сам вмешаться?
 
– Я думаю, то, что Медведева застали врасплох студентки журфака, и то, что он сказал об этом деле, повлияло и на судей, и на общественное мнение. Возможно, что только сам факт того, что Медведев прокомментировал это дело, было воспринято Смоленским судом как команда сверху.
 
Журналисты, присутствовавшие на процессе, передавали, что перед началом заседания были организованы провокации, в частности, машины, участвовавшие в автопробеге, посыпали мукой в знак связи дела с наркотиками, кто это может организовывать? Есть силы, заинтересованные, чтобы Осипова оставалась в тюрьме?
 
– Я не знаю, кто мог это сделать, но надо понимать, что «Молодая Гвардия «Единой России» и движение «Наши» – это те люди, чьи представители были свидетелями обвинения на процессе по Таисии. Они юридически проиграли, понятно, что они заинтересованы, чтобы Таисия была осуждена, иначе получается, что на основании их показаний мать маленького ребенка посадили ни за что. А если они давали ложные показания, то это преступление, и за это вообще в нормальных странах карают по закону. И, конечно, они пытаются спасти свое реноме и устраивают провокации.
 
Вы, наверное, слышали, что когда началось публичное обсуждение дела Осиповой, ряд комментаторов говорили о том, что причислять к политическим заключенным человека, который обвиняется в торговле наркотиками, неправильно. И откуда общественность, которая защищает вашу жену, может знать, что она действительно не имеет к ним отношения?
 
– Я слышал такое мнение только от Юлии Латыниной, меня это задело. Она ругает Путина в безобидных вещах, а в серьезных поддерживает власти, почему она это делает, я не понимаю. Нужно изучить дело, чтобы понимать, что Таисия не виновата. Таисия никогда не была связана с наркотиками, она проходила постоянные обследования в клинике, она получила водительские права два года назад и проходила медицинское обследование перед этим, плюс у нее есть разрешение на ношение травматического оружия, для которого тоже надо было пройти медицинское обследование. Я не могу комментировать, почему некоторые публичные люди решают высказываться в поддержку обвинения, это на их совести.
 
Результат-максимум, на который вы можете рассчитывать, понятен – освобождение. Но на что вы в реальности рассчитываете?
 
– Есть предположение, что Путин вернется к власти и тогда попробует отомстить за все. Но одновременно, на данном суде позиция прокуратуры уже дала слабину, они потребовали 4 года вместо прежних 12. Скорее всего, дальше этого они не пойдут, однако, я надеюсь, что Таисия будет сразу освобождена. Но проблема в том, что процесс может продлиться долго, а примеры у нас есть, когда людей сначала несколько раз оправдывали, а потом осуждали на несколько лет. 
 

Председатель межрегиональной ассоциации «Агора» Павел Чиков рассказал Slon, почему сейчас невозможно прогнозировать, как дело Таисии Осиповой будет развиваться дальше: 
 
 
Сегодня дело Таисии Осиповой обвиняемой по статье 228 ч. 1 УК РФ отправлено Смоленским областным судом на пересмотр. Защита просила отменить приговор и что интересно, на рассмотрении кассационной жалобы гособвинитель занял довольно неожиданную позицию. В итоге суд встал на позицию защиты и удовлетворил кассационную жалобу. Приговор был отменен. Дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда. Это означает, что будет новый судебный процесс и все пойдет с самого начала.
 
Ощущение, что произойдет что-то положительное появилось после того, как слово взял гособвинитель, который сказал две основные мысли: во-первых, что он не согласен с обвинением, поскольку, на его взгляд, в суде оказались не доказаны два эпизода покушения на сбыт. Здесь важную роль играет слово «покушение», поскольку оно определяет действие, как незавершенное. Все, что связано со сбытом наказывается гораздо строже, чем хранение. По сегодняшним законам, за сбыт может грозить чуть ли не до 20 лет лишения свободы, а за хранение в крупном размере — максимум три года лишения свободы. Поэтому прокурор попросил переквалифицировать дело. По словам адвоката Таисии Светланы Сидоркиной, он не сказал на какую именно статью стоит переквалифицировать, но очевидно, что имелось ввиду хранение. Во-вторых, гособвинитель заявил о несогласии с назначенным наказанием, в связи с его чрезмерной строгостью. По мнению гособвинителя суд не учел наличия у Осиповой малолетнего ребенка и тяжелое состояние здоровья. После этого стало понятно, что приговор не останется в неизменном виде и я утвердился в своей уверенности, что кассация снизит срок. Позиция прокурора, который по сути встал на сторону защиты, показалась мне довольно странной и необычной. Сначала, в суде первой инстанции, прокурор с пеной у рта доказывал правильность предъявленного обвинения и просил чуть ли не 13 лет лишения свободы. (В итоге Заднепровский районный суд приговорил Таисию Осипову к 10 годам лишения свободы). Теперь, в кассационной инстанции, сотрудник этой же прокуратуры кардинально изменил позицию обвинения. Без вмешательства из вне так просто не бывает. Я думал, что эта позиция прокурора о частичной переквалификации и снижении срока согласована с судом. Если удалось бы снизить срок до 4 лет, это уже было бы очень здорово. Нужно учитывать, что Таисия уже отбыла почти полтора года в следственном изоляторе и буквально через пол года — девять месяцев у нее возникала бы возможность на условно досрочное освобождение, а это в любом случае уже не те кошмарные 10 лет, о которых первоначально шла речь. Но оказалось, что суд пошел даже дальше и отменил приговор вовсе, отправив дело на пересмотр. Подобный шаг — это ЧП для судебной и правоохранительной системы, которое фактически означает потенциальные проблемы для судьи вынесшего приговор, прокурора поддерживавшего первоначальное обвинение, а так же следователя, который в таком виде направил дело в суд. Но мне почему то кажется, что никому из них на самом деле ничего не грозит. Это уже не в первый раз, когда мы сталкиваемся с подобной ситуацией, когда различные «доверенные лица» премьер-министра Путина звонят руководителям региональных следственных комитетов и прокуратур с просьбой не применять или даже отменять те или иные меры и решения, чтобы не портить имидж кандидата в президенты.
 
Сейчас дело уже отправлено на пересмотр. Срок содержания Таисии под стражей продлен до 15 марта, ровно на тот период, пока уголовное дело не вернется из областного суда в районный. Решение о том, будет она и дальше находиться под стражей или мера пресечения все же будет изменена на период повторного слушания дела по существу, уже решит судья первой инстанции, который и будет вести это дело. Один месяц — это срок, который областной суд дал, для того, чтобы дело вернулось в районный суд, был назначен новый судья, который уже бы приступил к рассмотрению дела. Думаю, что уже на предварительных слушаниях будет решен вопрос о мере пресечения. Защита будет настаивать на изменении меры пресечения на залог или подписку о невыезде и, на мой взгляд, для этого есть более чем достаточно оснований.
 
То, что сегодня приговор Таисии был отменен, дает нам уверенность, в том, что вряд ли в итоге ей будет назначенно более строгое или незначительно менее строгое наказание. Я думаю, что сейчас невозможно сказать о том, как именно будет рассмотрено дело заново. Так или иначе, вероятнее всего стоит ожидать существенно более мягкого приговора с переквалификацией обвинения на менее тяжкие статьи. Как один из вариантов, дело может вернуться на так называемое дополнительное расследование и там благополучно умереть. С учетом нашей российской судебной системы, оправдательного приговора среди этих вариантов ждать конечно не приходиться, но тем не менее, существует несколько возможностей существенно облегчить участь Таисии Осиповой. В ближайший месяц мы будем активно готовить такие альтернативы.

Комментарии 0