Среда обитания

Почему убили Курмана Исмаилова

Данное убийство свидетельствует об обострении ситуации на юге России. Борьба с инакомыслием и конфликт различных идеологических блоков, которые до сих пор были характерны для Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, и сопровождались кровью и насилием, теперь перемещаются в другие регионы.

Стоит вспомнить жестокий расстрел имама Новоуренгойской мечети в Тюменской области Исомутдина Акбарова - в него выпустили несколько десятков пуль, у него осталось 13 детей... Или убийство имама в мечети в Ярославле Артура Манукяна - он был армянином, принявшим ислам. Теперь это убийство на Ставрополье.

Могу сказать, что, скорее всего, это не дело рук боевиков. Боевики не убивают таких пылких, ярких проповедников, каким был Исмаилов. Он не воспринимался ими как заклятый идеологический враг, какими могут быть лидеры, скажем, северокавказского суфизма. Исмаилов обучался в Саудовской Аравии, молодежь воспринимала его как человека образованного, знающего, и, хотя он выступал против насилия, против вооруженных столкновений.

Но все же он никогда не был на переднем крае идеологической войны, на котором находятся многие муфтии на Северном Кавказе. Проповеди Исмаилова носили мирный характер, они были обращены к молодежи, но не напрямую против боевиков - это все-таки другой вектор. Он не одобрял их путь, но и не был их очевидным врагом.

Так что это убийство - не результат противостояния "традиционного ислама" и "ваххабизма", на Ставрополье эта проблема вообще не стоит так остро, как в Дагестане или Ингушетии. В Ставропольском крае небольшая мусульманская община, но все же она растет. И за убийством Исмаилова может стоять более глубокий конфликт, как раз спровоцированный теми силами, которых этот рост жутко раздражает.

В крае они есть, от них Исмаилову не раз поступали угрозы, чтобы он умерил свой проповеднический пыл, но он, будучи человеком искренне верующим, не сделал этого. Еще летом 2011 года ему подбросили вещество, похожее на взрывчатое, в результате чего его пытались задержать, но отпустили. Это было предупреждение. Так что итог был, в общем, предсказуем. Но для искренних, глубоко верующих людей даже страх смерти не является преградой на пути распространения религии.

С точки зрения верующего человека я могу сказать, что такие богословы, как Курман Исмаилов, как убитый в Дагестане в 2009 году доктор шариатских наук Муртазали Магомедов, понимали, что их, возможно, ждет подобная трагическая участь. Исламская вера учит тому, что тот, кто приходит в этот мир для проповеди религии единобожия, встречает жесткий отпор. Тем не менее, остановить растущий интерес молодежи и представителей более старшего поколения к религии невозможно. Люди после десятилетий советского атеизма тянутся к духовному. И силой запретить это невозможно.

В будущем в крае возможно еще большее отчуждение друг от друга разных групп - мусульман и не мусульман, верующих и не верующих, выходцев с Кавказа и местного населения, в особенности русского... Это как очередной удар по стеклу - трещины расходятся все шире и все дальше. В особенности с учетом того, что Пятигорск - неофициальная столица СКФО, и это убийство повлечет за собой новый виток напряженности. Не столько на Северном Кавказе - там ситуацию уже ухудшать некуда - но в целом на юге России, несмотря на все то количество мирных инициатив, которые там озвучил Александр Хлопонин, и на все усилия, которые были предприняты, чтобы отвратить молодежь от радикализма.

Автор: Руслан Курбанов

Комментарии 0