Общество

Нужна ли в России мусульманская партия?

О способах мобилизации исламской уммы страны в новых политических условиях.

С началом в России политической революции, следствием которой стало заявление Медведева о грядущей либерализации партийного законодательства, на повестку дня вышел вопрос о создании религиозных партий. Точнее, учитывая пока действующий запрет на образование партий по религиозному, национальному или классовому признаку - партий, выражающих интересы религиозных групп и конфессий. Автоматически возник вопрос и о создании мусульманской партии, по следующим причинам. Во-первых, наличие значительного и растущего количества избирателей-мусульман в России, во-вторых, непредставленность их интересов ни в одной из "системных" российских партий, в-третьих, общий рост во всем мире "политического ислама", влияющий на умонастроения активной части российских мусульман.

Авторитетные мусульманские лидеры и эксперты в целом весьма одобрительно отнеслись к подобной перспективе, с той, неизбежной для статусных деятелей оговоркой, что надо дождаться вступления в силу обещанных изменений в законодательство и осмотреться, каким будет ландшафт после завершения идущей схватки за власть. Но если изменения все-таки произойдут, а ландшафт позволит вписать в него и мусульманскую политическую силу, то какие у нее есть перспективы?
Ведь в более свободные ельцинские времена у мусульман уже была возможность создавать свои партии, и они ею пользовались, надо это признать, не совсем успешно. Что же изменилось сейчас и насколько все серьезно, чтобы порождать надежды на исламский политический бум в стране?

С одной стороны, в "нулевые" годы, благодаря нескольким русскоязычным исламским сайтам, таким как старый "Ислам.Ру", а также многочисленным исламским форумам и кругам общения в социальных сетях, возникла политизированная, исламски ориентированная среда, которая отсутствовала еще в девяностые, когда создавались не добившиеся успеха российские исламские партии. Именно эта среда есть класс-авангард исламской уммы в России, первые признаки политической организации которого мы наблюдаем сегодня, о чем было написано в предыдущей нашей статье на Портале "Сетевая революция в российском исламе".

С другой стороны, надо понимать, что речь идет максимум о десятках тысяч людей, которых, как учит история, бывает достаточно, чтобы в критический момент переломить ход истории, но которые сами по себе электоральной погоды не делают. В этой связи надо помнить, с чем был связан провал предыдущих партийных проектов мусульман: позиционируя себя как исламские, они оттолкнули немусульманских избирателей, но при этом не сумели мобилизовать и сколько-нибудь значимое число голосов мусульман.

Вообще, партийные проекты мусульман в современном мире бывают трех типов. Первый тип – это откровенно и чисто исламские партии вроде салафитской партии "Ан-Нур" в Египте, Хизб ут-Тахрир (впрочем, самоустранившихся от выборного процесса) или "Джамаа аль-Исламийя" в Пакистане. Помимо того, что партии такого типа пока остаются запрещенными в России, не приходится сомневаться, что в обозримую историческую перспективу, по крайней мере, в общероссийском масштабе они не имеют никаких электоральных перспектив.

Второй тип – это партии, внешне светские, но при этом происламские, лоббирующие интересы ислама и практикующих мусульман. Это партии вроде турецкой ПСР и ее клонов в таких странах как Марокко, Тунис ("Ан-Нахда") и Египет (Партия свободы и справедливости - политическое крыло "Братьев-мусульман"), при наличии немаловажных различий между ними.

Наконец, третий тип - это немусульманские партии, пытающиеся завоевать электоральные симпатии мусульман и выступающие в их защиту. Это достаточно нестабильная электоральная схема – скажем, обычно в этой роли в Европе и Америке выступают левые партии, что не исключает появления в них иногда исламофобских политиков (так, Тито Сарацин - член левой СДПГ), которые позволяют перехватывать голоса мусульман их правым оппонентам (таким как республиканец Рон Пол в США).
Очевидно, что к российским условиям применимы только последние две модели, причем, с явным преимуществом третьей. В этом направлении сегодня пытается двигаться Гейдар Джемаль, заявивший о намерении сделать свой "Интерсоюз" партией, но умозрительный характер его программы для большинства мусульман заставляет усомниться в ее серьезных перспективах. Гораздо большим потенциалом, на мой взгляд, обладает концепция социал-федерализма, развитая в ряде публикаций современным мусульманским политологом Ринатом Мухаметовым, но тут возникают другие вопросы.

Будет ли в состоянии подобная партия, по сути, занять левоцентристскую нишу, став центром притяжения как большинства мусульманских избирателей, так и других групп, к которым апеллирует концепция социал-федерализма? Или она, из-за своей светской невнятности, не сумеет мобилизовать собственно мусульманских голосов и неизбежно превратится в блеклого раздражающего аутсайдера на левом поле? Конечно, это может зависеть от целого ряда факторов, и не в последнюю очередь - от чисто субъективных, вроде того, кем и как будет создаваться такая гипотетическая партия.

Но вот задача мобилизации мусульманских голосов светской, надконфессиональной партией – это проблема объективная, особенно если учесть неизбежность конкуренции или даже грязного спойлерства на этом поле. На мой взгляд, даже самая удачно выстроенная промусульманская партия задачи мобилизации мусульманских голосов сама решить не сумеет. По той простой причине, что ни лидеры, ни структуры такой партии не будут обладать авторитетом и механизмом, необходимыми для мобилизации голосов мусульман. Если рассматривать "идейную" часть российских мусульман, то ее мобилизация возможна либо через мечети, либо через неформальные религиозные среды общения: джамааты, тарикаты, исламские центры, сообщества в социальных сетях и т.п. И лидерами мнений (opinion-maker) для них будут никак не главы региональных партийных отделений, а обладающие реальным авторитетом исламские лидеры: имамы, шейхи, амиры, проповедники и т.д. В свою очередь, не приходится сомневаться в том, что ни одна партия, даже если сильно захочет, все это многообразие разношерстной исламской уммы в России со множеством наличествующих внутри нее течений, групп и общин покрыть не сумеет.

Куда успешнее, чем любая партия, мусульманский электоральный потенциал смогли бы мобилизовать сами исламские структуры, вроде описанных выше. Они никогда не вступят в одну партию, больше того, учитывая их расхождения, с трудом можно представить их объединение даже между собой в единую религиозную структуру (об этом в следующий раз), но они вполне могли бы консолидировать позицию мусульман в том, что касается их общих политических интересов в российском обществе.
Что могло бы стать такой структурой? Нечто вроде Съезда мусульман России, но не верхушечного и официозного, а широчайшего и демократичного, на котором регулярно смогут собираться представители всех мусульманских общин, организаций и групп и не под какую-то "вертикаль", государственную или духовную, а на сугубо горизонтальных принципах. Чтобы, как это часто бывает с такими широкими форумами, весь его потенциал не ушел в бесплодную говорильню, применительно к выборам он мог бы быть сфокусирован в виде Съезда мусульманских выборщиков, собирающихся перед выборами, чтобы решить вопрос, какой партии или какому кандидату в президенты мусульмане должны отдать свои голоса.

Подобное мероприятие могло бы стать аналогом демократических или республиканских праймериз в США, в рамках которых существующие партии могли бы соревноваться за поддержку мусульман, встречаться с их общинами, авторитетами и лидерами. Политический вес такого института в условиях реальной многопартийности был бы тем более значимым, чем более острой была бы конкуренция между партиями и кандидатами, особенно в условиях вторых туров выборов, когда привлечение таких значимых групп избирателей может стать решающим фактором в схватке.
В этом случае мусульманской умме России не было бы необходимости бросать все политические силы на создание какой-то определенной партии. Точнее будет сказать, что она или они вполне могли бы быть созданы теми или иными мусульманскими политиками, элитами или группами, просто не было бы необходимости пытаться втиснуть все многообразие исламского сообщества России в прокрустово ложе партийных структур. Наличие собственной, контролируемой мусульманами партии могло бы стать весомым довеском к политическому капиталу уммы в России, особенно при наличии системы блоков, за легализацию которых сегодня выступает оппозиция – включение этой партии в тот или иной блок могло бы быть фактически условием поддержки всего блока мусульманами.

Так что отказываться от идеи партии, действующей в интересах мусульман, вряд ли стоит. Просто надо понимать, что одна такая партия исламских политических задач все равно не решит.

Автор: Харун Сидоров

Комментарии 22