Среда обитания

Где кровь черкесская текла…

Комплекс проблем, обозначенных черкесским политическим и  национальным движением еще в 1990-е годы как «черкесский вопрос», стал одной из острых проблем современного Северного Кавказа. Приближение Олимпиады в Сочи, в городе, с которым у черкесов связан целый пласт исторической памяти, играет главную роль в развитии черкесского национального движения по всему миру, актуализирует некоторые аспекты черкесской проблематики, придавая ей «новое дыхание».

Сегодня в публичном дискурсе черкесские общественники демонстрируют верность наследию Юрия Калмыкова. А точнее, тем положениям, которые были выработаны под его руководством в 1990-е годы. Они включают в себя публичное признание геноцида черкесов в Кавказской войне, законодательное обеспечение репатриации черкесов диаспоры. И, как долгосрочный проект – формирование единой Черкесии в составе РФ.

 Черкесские столпы

Стоит напомнить, что Юрий Калмыков — отец-основатель черкесского национального движения, блестящий юрист мирового уровня. Он основатель и идеолог Международной Черкесской Ассоциации, инициатор первого всемирного съезда черкесов в новейшей истории, состоявшегося в Нальчике. Он был министром юстиции РФ в 1993-1994 гг. и стал известен своей громкой отставкой в знак протеста против ввода федеральных войск в Чечню.

Сегодня из «трех столпов» черкесского национализма общественными организациями наиболее актуализируются два положения. Это требование публичной моральной и юридической оценки политики Российской империи на северо-западном Кавказе в ходе Кавказской войны (1814-1864 гг.) как геноцида по отношению к черкесам. А также законодательное обеспечение репатриации черкесов на свою историческую родину. Тема формирования единого субъекта в составе РФ в настоящее время осмысливается как долгосрочный проект, реализация которого потребует не одно десятилетие.

Проблематика геноцида громко озвучивалась в 1990-х гг. Сегодня же эта тема несколько ушла из дискурса официальных региональных политиков, и приглушена в дискурсе общественных организаций. А проблема репатриации предельно актуализировалась в связи с эскалацией насилия в Сирии, где проживает более 100 тысяч черкесов.

Черкесская проблематика приобретает особую остроту, прежде всего, за счет активного вмешательства третьих, нероссийских сил. Тем не менее, открытого публичного диалога между политиками федерального уровня и черкесскими общественниками пока еще нет.  Как и не создана  неполитическая площадка, на которой этот диалог мог бы вестись.

Академическое сообщество оказалось вовлеченным в настоящую конкуренцию конференций по данной тематике. На федеральных каналах периодически появляются передачи, в которых разговор о черкесской проблеме ведется либо в стилистике лубка и китча (например, один из первых выпусков программы Маргариты Симоньян «Что происходит»), либо с участием кавказоведов, никогда не занимавшихся западным Кавказом.

Что такое Сочи для черкесов

В 2014 году исполняется 150 лет со дня окончания Кавказской войны, завершившейся на черкесской земле, в местечке Красная поляна. Сочи – последняя столица исторической Черкесии, один из портов, через которые осуществлялась депортация черкесов в Османскую Турцию в ходе Кавказской войны.  Сочи – это место этнической мобилизации черкесов в 1860-е гг. Именно здесь было построено здание Великого народного собрания (меджлиса) – фактически первого черкесского парламента, сожженное русским десантом в 1862 году.

Последнее придает особую драматичность проблематике Сочи. Это и позволяет современным черкесским блогерам осмысливать и конструировать тему падения черкесского меджлиса как тему черкесского Иерусалима.

На этом поле особенно заметны известный персонаж черкесского Интернета, выходящий под ником «Зора Кабард», а также пользователи закрытого сообщества «Western Caucasus» в Facebook. «Эльбрус – наш Сион, Сочи – наш Иерусалим», - таков слоган некоторых пользователей закрытых черкесских сообществ  этой мировой социальной сети.

На территории Сочи существовал в 1920-40-х гг. Шапсугский национальный район. Шапсуги – это из один субэтносов черкесов, расселенных в Адыгее (в 4 аулах)  и в Туапсинском и Лазаревском районах Сочи Краснодарского края (в 10 аулах). Численность причерноморских шапсугов в настоящее время не превышает 10 тыс. человек.

Район был ликвидирован в 1945 г. В одной из статей в «Новой газете» было метко замечено, что шапсуги уходили защищать родину на Великую Отечественную войну из Шапсугского района, а возвращались уже в Лазаревский район.

Черкесскими общественными организациями неоднократно поднимался вопрос о восстановлении Шапсугского района. Однако никакой даже слабой динамики в его разрешении не видно. Более того, шапсуги даже не внесены в Устав Краснодарского края как коренной народ.

Нетрудно было предположить, что при наличии комплекса проблем, обозначенных черкесскими элитами еще в 1990-е годы, тема Сочи неизбежно будет увязана с проблематикой олимпийских игр. Сочи — как места и воплощения черкесской трагедии в риторике и практике как черкесских общественных организаций РФ, так и тех внешних сил, которые оказались заинтересованы в разыгрывании «черкесской карты».

 Действующие лица

В РФ насчитывается около 30 черкесских организаций. Наибольшую  активность традиционно проявляют так называемые «старые» общественные организации, появившиеся еще в 1990-е годы.

Среди них стоит назвать такие структуры, как Международная Черкесская Ассоциация -МЧА (лидер — Каншоби Ажахов), Адыгэ Хасэ Адыгеи (лидер — Арамбий Хапай, в прошлом известный спортсмен и тренер), Адыгэ Хасэ КБР (лидер — Мухамед Хафице), Адыгэ Хасэ КЧР (лидер — Мухамед Черкесов).

Характерной особенностью  таких организаций, как Адыгэ Хасэ Адыгеи и КБР и МЧА, сегодня является дрейф в сторону от острых политических вопросов к культурной проблематике. В которую входят поддержка культурных мероприятий, реализация просветительских и гуманитарных проектов, издание книг.

Ситуация с сирийскими черкесами, обратившимися в конце декабря к Президенту России, главам РА, КБР и КЧР с просьбой о помощи в ситуации войны,  тем не менее, показала, что их возможности и в решении политических вопросов пока что не исчерпаны.

В 2000-е годы появились новые черкесские общественные организации:  «Хасэ» КБР, возглавляемая одним из самых харизматичных черкесских лидеров, известным конезаводчиком Ибрагимом Ягановым, Героем Абхазии и бывшим командиром Кабардинского батальона в Абхазии, воевавшего против Грузии; сетевая организация «Черкесский конгресс» (лидер — Мурат Берзегов), действующая во всех трех республиках, а также в Германии и Израиле. Из состава последней не так давно выделился «Черкесский союз», возглавляемый Русланом Кеш. 

Внутри черкесского движения в последние год-два появились отдельные акторы, их единицы, которые считают, что постоянное возвращение к теме геноцида и событиям XIX века формируют у черкесского народа комплекс жертвы. Они же считают, что Олимпиада является событием спортивным, а не  политическим. И что ее проведение никак не может быть увязано с решением проблем черкесов, из которых сегодня приоритетной является  проблема репатриации.

В пространстве черкесских общественников выделяются и самостоятельные фигуры: известная журналистка Фатима Тлисова, ныне проживающая в США;  директор Центра этнопроблематики в СМИ при Союзе журналистов РФ Сулиета Кусова;  бизнесмен Руслан Ачмиз; руководитель Черкесской Ассоциации Калифорнии, член комитета по проблемам репатриации и международным отношениям МЧА Чичек Шыкъ.

Все они, или не входя ни в одну из известных черкесских общественных организаций, как, например, Ачмиз и Кусова, инициируют масштабные самостоятельные гуманитарные проекты. Или же, будучи включенными в МЧА или ЧК, занимают достаточно самостоятельную позицию. За такой позицией стоит такая характерная черта черкесского национального характера, описанный культурологами как «черкесский индивидуализм».

Отношение к Олимпиаде

Ключевые черкесские организации («Адыгэ Хасэ» всех трех республик с черкесским компонентом, «Хасэ» КБР, «Черкесский конгресс»), при наличии некоторой региональной специфики,  единодушны в том, что  необходимо до Олимпиады публично осмыслить и дать моральную оценку политике Российской империи на Северо-Западном Кавказе в ходе Кавказской войны.

Сегодня Олимпиаду в Сочи с призывами использовать черкесский компонент в брендировании зимних Игр, поддерживают почти все черкесские общественные организации России. Против проведения Олимпиады в Сочи выступает единственная черкесская организация в России — «Черкесский конгресс». Ее лидеры говорят о невозможности проведения спортивного праздника, «праздника на костях», на территории Сочи.

«Черкесский конгресс» является и наиболее последовательным в формулировках, отстаивании и продвижении этой темы в медийном пространстве. «Черкесский конгресс» призывает к бойкоту Олимпиады в Сочи в случае, если практикам Российской империи на Северо-Западном Кавказе не будет дана публичная оценка  до ее начала

Однако в середине 2011 года в среде черкесских общественников можно говорить о появлении новой тенденции. Осенью прошлого года появился Меморандум о безусловной поддержке черкесскими общественниками Олимпиады.

Но, во-первых, под Меморандумом стоят только три подписи — лидера Союза Абхазских добровольцев Казбека Яхогоева; председателя уже не существующего Координационного совета адыгских общественных организаций КБР Жиляби Калмыкова и председателя КБОО «Адыгэ Хасэ», вице-президента Международной Черкесской Ассоциации Мухамеда Хафицэ.

Во-вторых, текст Меморандума не обсуждался публично с остальными черкесскими общественниками. Что и вызвало критику в черкесском медиа-пространстве, вплоть до постановки вопроса о снятии Мухамеда Хафицэ с поста вице-президента МЧА.

В-третьих, в Меморандуме тема Олимпиады отделяется от проблематики целей черкесского движения, сформулированных в начале 1990-х. Это произошло впервые в официальных документах, исходящих от черкесских общественных организаций с момента утверждения Сочи столицей Зимних Игр 2014 года.  Хотя ранее вся эта проблематика формулировалась как «пакетное предложение».

 Фактор диаспоры

Характерной чертой черкесских протестных движений, разворачивающихся вокруг Олимпиады, является активное участие в них представителей черкесской диаспоры Турции и США.  Отмечу, что ресурс черкесской диаспоры, особенно влиятельной в Турции и Иордании, для России представляется очень плохо изученным и недооцененным.

Первая волна активности черкесской диаспоры, продемонстрировавшая ее  реактивность и мобильность, приходится на октябрь 2008 года. Тогда перед зданиями российского посольства в Анкаре, российского консульства и офиса ООН в Нью-Йорке более 200 человек вышли на одновременные демонстрации протеста под лозунгами «Сочи –  земля геноцида!», «Нет Олимпиаде на крови!».

В начале 2010 года американские черкесы организовали движение «NoSochi2014». В его декларации говорится: «Мы, члены Организационного комитета «NoSochi2014», осуждаем проведение Олимпийских игр в Сочи. Мы просим мировое сообщество и МОК не проводить олимпийские игры в Сочи, т.к. Сочи – это земля геноцида».

В дни проведения зимней олимпиады в Ванкувере 14 представителей этого движения организовали три акции – пикет у Русского Дома, шествие со свечами у корабля Крузенштерн, который рассматривался российской делегацией как один из символов передачи эстафеты от Ванкувера к Сочи,  и пикет у Музея искусств.

Скандируя лозунги «Sochi – land of genocide!», «No Sochi Olimpic!», участники акций призывали бойкотировать олимпиаду в Сочи, сравнивая события XIX века в Черкесии с событиями ХХ века в Аушвице и Сребренице.

В прошлом же году ко Дню памяти и скорби по погибшим в Кавказской войне, который приходится на 21 мая, американские черкесы приурочили флэш-моб “Where is Chercessia?”. Они звонили в российские консульства в США и просили выдать визу в Черкесию,  спрашивая у сотрудников консульств:  “Where is Cherkessia?”.

Другая точка черкесской активности – Турция. Там лозунгами запрета Олимпиады и признания геноцида черкесов сопровождались многотысячные акции памяти погибших в Кавказской войне, прошедшие 21 мая 2011 года в Стамбуле. Подъем черкесского национализма в Турции неслучайно совпал с активностью черкесских общественников в России. Турция стремится в Евросоюз и поэтому идет на определенные шаги, позволяющие развивать идентичности нетурецких меньшинств.

От имени черкесов в Грузии, на телеканалах Швеции, Эстонии и других государств, проявляющих интерес к черкесской теме, говорят такие организации, как «Черкесский культурный институт», США (лидер — Иазид Ягуад), а также «Черкесский научно-исследовательский институт», Германия.

Некоторые эксперты пишут о них как о мощных и влиятельных организациях. Однако в реальности это – «институты одного человека». Более того, подходы Ягуада вызывают резко негативную оценку, вплоть до разрыва личных отношений, у лидера даже такой организации, как «Черкесский конгресс» (лидер — Мурат Берзегов).

Отдельный актор, заинтересованный в разыгрывании черкесской карты в контексте Олимпиады, — Грузия. Современная Грузия, возвращающаяся на Кавказ как региональный игрок, умело и прагматично переформатирует традиционно неоднозначные черкесо-грузинские отношения, осложненные, прежде всего, поддержкой черкесами своих этногенетических родственников, абхазов, в ходе войны с Грузией в 1992 году. Но данная тема требует еще своего отдельного рассмотрения.

Автор: Наима Нефляшева

Комментарии 1