Среда обитания

Почему так бессовестно об узниках совести?


Премьер-министр России и кандидат в президенты Владимир Путин на встрече с политологами заявил, что политзаключенных в нашей стране нет, а амнистия для уголовных преступлений сейчас просто неуместна. Это заявление почти совпало с окончанием работы оппозиции по составлению списка 40 узников совести.

 Устами Путина всегда глаголет истина?

«Уголовную амнистию проводить и так далее, я не знаю, своевременно это? Нужно ли это сейчас делать? Нужно улучшать ситуацию в пенитенциарной системе, в тюрьмах, думать над гуманизацией нашего законодательства. В какие-то моменты можно провести, наверное, и амнистию, но широкомасштабная амнистия сейчас – это в связи с чем?» – размышлял премьер-министр.

«Я не понимаю, а что подразумевается под политической амнистией, – добавил Владимир Владимирович. – У нас, по-моему, политических заключенных нет, слава Богу, хотя все время говорят об этом, не называя фамилий. Покажите хоть одного человека, который сидит по политическим соображениям».

Понятно, что все сидящие в зале физически не смогли показать премьеру человека, сидящего по политическим мотивам. Но не понятно, почему никто из этих мудрых людей, не попросил показать премьера независимую судебную власть? Все-таки, не самых смелых людей приглашает к себе Путин.

Не дождавшись фамилий,  и торжествующе осмотрев зал, Путин заявил, что в России сейчас вообще нет настоящих борцов за свои права, готовых отсидеть десятки лет в тюрьме. И тут возразить премьеру было нечем. Поскольку таких людей в России  нет, а остались только те, кто готов отсидеть десятки лет на троне.

«Если бы человека уконопатили в тюрьму на 10-20 лет, как Нельсон Мандела сидел, который боролся за свободу чернокожего населения – у нас же нет таких», – сказал он.

Да, мельчают люди. Вот и среди рабов-мигрантов не найдется своего Спартака, чтобы так же боролся за свободу. А у нас, по мнению премьер-министра, есть только несколько активистов, которых «забирали на 15 суток, но они уже давно на свободе».

И, все-таки, они существуют

Однако, российские узники совести, по данным правозащитников, существуют и счет им идет на сотни. И значительную часть их, по сведения того же «Мемориала», составляют мусульмане. Это, например, Фанзиль Ахметшин, который, правда, боролся не за свободу чернокожего населения, но спасал от голода детей Сомали. И оказался в СИЗО, его обвиняют, правда, как это принято у нас, не по политической  статье, а по уголовной. Инкриминируют ему контрабанду наркотиков в размере… 1,5 грамма. И теперь, по выражению премьера, «человека уконопатят в тюрьму на 10-20 лет».

Это Айдар Хабибуллин, совсем недавно осужденный на 4 года за издание исламских книг, которые, одобрены к распространению и изучению мусульманскими организациями по всему миру. Это мусульмане Северной Осетии, осужденные по сфабрикованным делам о хранении оружия.

«У нас с Путиным кардинально расходятся оценки. Видимо, он считает, что нет политзаключенных, исходя из того, что у нас формально нет статей, вроде статьи 70 УК СССР «Антисоветская пропаганда», а на самом деле, у нас полно людей, которых посадили по уголовным статьям, но из-за политических мотиваций», – заявил WordYou сопредседатель Партии народной свободы Владимир Рыжков.

«Наши суды штампуют приговоры по сфабрикованным делам, когда политических активистов сажают по надуманным обвинениям. Есть пример Таисии Осиповой или алтайского нацбола Дмитрия Колесникова, который отсидел два года за то, что якобы избил сразу нескольких милиционеров прямо в здании РОВД. Или взять ту же злополучную «антиэкстремистскую» 282-ю статью, которая специально очень размыто написана, так что по ней любого человека можно «укатать в асфальт», – добавил Рыжков.

Огласите весь список, пожалуйста…

Но не исключено, что скоро премьер-министр, все же, узнает о том, что в России есть, все-таки,  политзаключенных. 4 февраля на митинге  «За честные выборы», было объявлено что составлен  список из 40 человек, осужденных по политическим мотивам, которых оппозиция  требуют освободить. Список собирались передать в Кремль чуть ли не сразу после митинга, однако, потребовалось внести дополнения – один из лидеров националистов Поткин-Белов попросил дополнить   список фамилиями своих соратников.

Интересно, что требование освободить политзаключенных звучит уже много лет на всех больших и маленьких митингах оппозиции. Почему же организаторы до сих пор не смогли грамотно составить этот список непонятно. Почему в списке только 40 имен – тоже неясно. Как и то, почему в этом списке нет ни одного мусульманина.

Удивление по этому поводу выразил и российский журналист, бывший член Общественной палаты Максим Шевченко.

«Я поддерживаю пункт оппозиционеров, в котором говорится о политзаключенных. Но другое дело, кого они считают политзаключенными. Вот Ольга Романова отказалась считать таковыми узников Нальчика. С ее сточки зрения,  58 человек, которых пытают в нальчикском СИЗО, сидят за дело, – сказал он в интервью телеканалу ПИК. – Важно, чтобы учитывались все люди, которые говорили о пытках и о том, что им подбрасывали наркотики, а помимо Таисии Осиповой таких людей много. Взять хотя бы Фанзиля Ахметшина, который собирал деньги для детей Сомали и отвез туда груз гуманитарной помощи, а когда вернулся этот верующий человек, то в его рюкзаке «обнаружили» 2 грамма героина».

Все-таки, это выглядит несколько нелогично – националистов Поткина решили внести в список, а ни одного мусульманина,  пострадавшего от правоохранительных органов,  оппозиция защищать не намерена.

Автор: Юлия Ахмедова

Комментарии 0