События

Британия готовится к битве за тридевять морей

Британия готовится к битве за тридевять морей

Вторая Фолклендская война охватит всю Латинскую Америку

В конце минувшей недели стало известно, что принц Уильям, внук королевы Великобритании Елизаветы II, прибыл на военную базу на Фолклендских островах, где будет в течение шести недель служить пилотом одного из вертолетов ВВС Британии. За несколько дней до этого Лондон отправил в регион, за который вел войну с Аргентиной в 1982 году, свой новейший эсминец Dauntless («Бесстрашный»).

Это стало очередным шагом в дипломатическом противостоянии, которое недавно с новой силой развернулось между ними из-за спорных территорий в южной Атлантике – Фолклендских (Мальвинских) островов. Ситуация обострилась настолько, что 6 февраля президент Венесуэлы Уго Чавес прямо заявил о готовности своей страны встать на сторону Аргентины в случае начала новой войны против Великобритании за право владения островами.

01

Этот архипелаг имеет сложную историю. Как правило, ранее неизвестные территории закрепляются за теми странами, которые их открыли, но здесь у двух государств разные точки зрения. Аргентинцы убеждены, что острова в 1522 году открыл участник испанской кругосветной экспедиции Магеллана Эстебан Гомес и называют их Мальвинскими островами. Такое имя им дали в XVIII веке колонисты из французского порта Сен-Мало. В Великобритании в свою очередь полагают, что первым острова открыл английский корсар Джон Дейвис, и произошло это в 1592 году. Англичане называют острова Фолклендскими в честь казначея Королевского флота виконта Фолкленда, который занимал этот пост в начале XIX века.

С течением веков основными конкурентами за право обладания этими землями были испанцы и англичане. Когда в 1811 году испанцы ушли, они передали острова освободившейся из-под их господства Аргентине. Однако в 1832 году их захватила английская эскадра. Там осело некоторое количество английских и шотландских колонистов, а аргентинцы были преимущественно депортированы. Так появилось постоянное английское поселение Порт-Стэнли.

Когда после Второй мировой войны ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Аргентина на ее основании захотела вернуть острова. Однако Великобритания отказалась их отдавать и потребовала провести референдум, чьи итоги не вызывали ни у кого сомнения с самого начала.

«Ссора двух лысых из-за расчески»

Многочисленные переговоры ни к чему не привели. В итоге 2 апреля 1982 года правившая Аргентиной военная хунта, находясь в сложной внутриполитической ситуации, решила повысить свою популярность, проведя маленькую победоносную кампанию по возвращению Мальвин. Расчет делался на то, что Великобритания просто откажется от территорий, находящихся в 12 тысячах километров от своей земли (до берега Аргентины 750 км). Однако англичане решили отбить острова, послав к ним около сотни боевых кораблей, среди которых два авианосца.

Эта война продлилась 74 дня. В ходе нее авиация Аргентины смогла потопить 2 английских эсминца, 2 фрегата и ряд вспомогательных судов, а атомная субмарина Великобритании отправила на дно гордость противника – крейсер «Генерал Бельграно», находившийся вне зоны боевых действий, что привело к гибели 323 моряков. Каждой из сторон конфликт обошелся в несколько миллиардов долларов. Аргентинцы потеряли убитыми 649, а британцы – 255 солдат.

Британские коммандос

02

При этом современники воспринимали эту войну с некоторым недоумением. Этот крошечный архипелаг расположен в приантарктической зоне возле южной оконечности Южной Америки и омывается холодным течением. Его населяет всего 3000 человек, как зимой, так и летом, живущих в крайне суровых природных условиях и в основном занимающихся рыбной ловлей. «Я не понимаю, - говорил американский президент Рональд Рейган, - почему наши союзники спорят из-за нескольких холодных скал». Аргентинский писатель Хорхе Луис Борхеси вовсе назвал Фолклендский конфликт «ссорой двух лысых из-за расчески».

Острова сокровищ

С тех пор латиноамериканская страна каждый год не оставляет дипломатических попыток через комиссию ООН по деколонизации получить назад эти земли. Потому что в действительности «расческа» далеко не так уж и бесполезна.

Во-первых, острова занимают стратегически важное положение на подступах к Магелланову проливу и проливу Дрейка, т.е. дают контроль над морскими путями, связывающими Атлантический и Тихий океаны.

Во-вторых, острова имеют большое значение как военная база под боком у Южной Америки и база снабжения своих судов в этом регионе.

В-третьих, с правом обладания Фолклендами связаны притязания на различные сектора Антарктиды. Эти притязания заморожены соглашением 1959 года, но от них никто не отказался.

Конфликт разгорелся с новой силой, когда в оспариваемом районе были обнаружены огромные сырьевые месторождения. Запасы нефти оцениваются в 60 млрд баррелей нефти, а запасы природного газа – в 9 трлн кубометров. В феврале 2010 британские нефтяные компании приступили к разведке и добыче нефти с плавучей буровой платформы Ocean Guardian, находящейся в 100 км к северу от островов. Это вызвало волну протеста Аргентины и ответных экономических мер с ее стороны.

Среди последних можно назвать декабрьское решение стран Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР) запретить вход в свои порты судам под флагом Фолклендских (Мальвинских) островов.

Вскоре после этого 19 января премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон обвинил Аргентину в колониальном отношении к Фолклендским островам, на что Буэнос-Айрес возмущенно заявил, что слова о «колониализме» из уст британцев звучат особенно оскорбительно, поскольку «история прекрасно демонстрирует их отношение ко всему миру» (сегодня около 50 из примерно 200 стран мира ежегодно отмечают день независимости от британского господства). Одновременно Кэмерон одобрил срочный план усиления военной группировки страны.

Последний довод Королевы

 03«Неустрашимый» Королевского военно-морского флота направляется на Фолклендские острова


 Уже сейчас на островах размещено несколько сотен (по другим данным, свыше тысячи) военнослужащих, станция радарного слежения, развернуты силы ПВО и современные истребители Typhoon. В море у Фолклендов постоянно несут дежурство несколько боевых кораблей и (возможно) – атомная подводная лодка. И все же аргентинские вооруженные силы многократно превосходят по своей мощи эту группировку. Кроме того, для Лондона ситуация осложняется серьезными экономическими проблемами: буквально на днях государственный долг Великобритании превысил отметку в 1 трлн фунтов стерлингов, что равно 64,2% от ВВП страны.

Эти сложности вынуждают правительство пересматривать и сокращать свои оборонные программы. Так в частности недавно состоялось списание сразу 72 истребителей Harrier, которые сыграли ключевую роль в Фолклендском конфликте 1982-го. В декабре 2010 стало известно о выставлении на аукцион другого героя этой войны – авианосца «Инвинсибл». Его выиграла турецкая компания, занимающаяся утилизацией кораблей. Под сокращение также попали авианосец «Арк Ройял», истребители Tornado F3, самолеты-разведчики Nimrod, почти 3000 различных бронемашин. В 2014 году планируется вывод в резерв и продажа авианосца «Илластриз» в результате чего Великобритания до 2016 года останется вообще без авианесущих кораблей. В 2016 и 2018 планируется исправить эту ситуацию принятием на вооружение «Куин Элизабет» и «Принс оф Уэльс», однако «Куин Элизабет», согласно планам министерства обороны, прослужит во флоте всего три года и будет использоваться в качестве вертолетоносца. А «Принс оф Уэльс» до получения Великобританией истребителей F-35C в 2020 году, вообще не будет иметь собственной авиагруппы, не говоря уже о многочисленных проблемах разработки F-35. Это означает, что Лондон лишается главного средства, которое позволило ему добиться победы в 1982 году. В довершение ко всему в ноябре 2011 было объявлено о планах утилизации атомных подводных лодок, в настоящее время находящихся на долгосрочном хранении на плаву. Их насчитывается 17 единиц, и их обслуживание становится все дороже.

На этом фоне несравненно лучше выглядят перспективы Аргентины, чей ВВП за период с 2002 по 2011 годы вырос больше чем на 90%. В октябре 2011 администрация президента Аргентины Кристины Фернандес де Киршнер объявила о намерении увеличивать расходы на оборону в течение следующих пяти лет на 0,1% ВВП ежегодно и довести их с нынешних 0,8% до 1,3%. Это означает, что если этой стране и дальше удастся избегать экономических потрясений, ее расходы на оборону будут ежегодно возрастать больше чем на миллиард долларов и в 2016 превысят 9 миллиардов. Нельзя также забывать о том, что Аргентина находится в близких отношениях с Венесуэлой. Несколько лет назад ее лидер Уго Чавес обозвал Великобританию «империалистическим анахронизмом» и пообещал, что в случае нового конфликта за острова аргентинцы не останутся в одиночестве: «Королева Англии, я обращаюсь к вам! Время империй прошло, вы не заметили? Верните Мальвины аргентинскому народу. На этот раз вам их не отстоять. Мы легко можем потопить британский флот с помощью российского и иранского оружия, купленного Венесуэлой».

О прошлом конфликте и вероятности его повторения в будущем корреспонденту «СП» рассказывает кандидат философских наук, директор Научно-информационного центра Института Латинской Америки РАН Александр Харламенко:

Группа боевых пловцов ВМС Аргентины

04

– Аргентина считает возвращение Мальвинского архипелага своей национальной задачей, о чем открыто заявила президент Кристина Фернандес де Киршнер. Это объясняется как стратегическим и экономическим значением островов, так и исторической памятью аргентинского народа о многочисленных агрессиях имперской Британии, одной из которых был захват островов в 1832 году. 2 апреля исполнится тридцать лет с начала последней англо-аргентинской войны. Военный режим, правивший Аргентиной в 1982 году, находясь в сложной внутриполитической ситуации, попытался решить проблему островов военным путем. Он предполагал, что получит поддержку США или как минимум их посредничество между Аргентиной и Великобританией в соответствии с договором Рио-де-Жанейро, подписанным еще в 1947 году между США и всеми странами Латинской Америки. Учитывалась и известная «доктрина» президента Джеймса Монро, еще в 1823 году заявившего, что США никогда не допустят, чтобы любая европейская держава вмешивалась в дела Западного полушария. Однако когда США пришлось выбирать между аргентинской хунтой и важнейшим союзником по НАТО, выбор был сделан в пользу последнего. Ведь его проигрыш в этом противостоянии привел бы к падению правительства Тэтчер, которое также находилось в сложной внутриполитической ситуации, приходу к власти лейбористов, тогда еще связанных с влиятельным рабочим движением, а это грозило Вашингтону гораздо худшими последствиями. Лондон отправил к островам мощную морскую армаду, выдвигались даже планы нанесения ядерного удара по Аргентине (в 2003 году Великобритания подтвердила, что на борту её кораблей в 1982 году находилось ядерное оружие, с оговоркой, что о его использовании не могло быть и речи – прим. «СП»). В Латинской Америке все это было расценено как предательство правительством США своих обязательств по договору 1947 года и «доктрине Монро». Впрочем, Вашингтон и прежде ни разу не вступился за какую-либо страну Западного полушария, подвергшуюся агрессии европейских колонизаторов, а лишь оправдывал «доктриной Монро» свое собственное вмешательство в дела южных соседей.

Поражение хунты в войне 1982 года привело к падению военного режима в Аргентине и положило начало отходу стран региона от военных диктатур и восстановлению конституционно-представительных форм правления. Однако и конституционные представительства Аргентины никогда не прекращали добиваться возвращения архипелага мирным путем. Вопрос обострился еще сильнее в последние годы, когда Великобритания начала бурение нефте- и газоскважин на шельфе Мальвинских островов в нарушение обязательств, принятых уже после 1982 года: весь период переговоров с Аргентиной не разрабатывать недра этого шельфа.

Ситуация осложняется также противостоянием между правительством Кристины Фернандес, опирающимся на профсоюзы и часть промышленной буржуазии, и правым лагерем, опирающимся, прежде всего, на агроэкспортный комплекс.

«СП»: - Нельзя ли в таком случае сказать, что Аргентина снова пытается решить свои внутриполитические проблемы через раздувание образа внешнего врага?

– Я думаю, что именно это пытается сделать, прежде всего, консервативное правительство Великобритании, которое действительно имеет внутренние и внешние проблемы. Это показали как массовые беспорядки в английских городах прошлым летом, так и активное участие Лондона в интервенции против Ливии, Ирана и других стран. Вот у кого действительно есть причины желать новой «маленькой победоносной войны», как в 1982 году. Трудно не согласиться с вице-президентом Аргентины Амадо Буду: нагнетание напряженности вокруг архипелага «имеет отношение к вопросам внутренней политики Великобритании – от высокой безработицы до вопроса сепаратизма Шотландии».

Что касается Аргентины, то там ситуация совсем иная, чем тридцать лет назад. Сегодняшний правящий режим этой страны отнюдь не склонен к военным авантюрам. В то же время он не может отказаться от политической борьбы за завершение процесса деколонизации со справедливым решением этого вопроса. Потому что, отказавшись от него, он подорвал бы свою популярность, дал бы козыри правой оппозиции. К тому же он не может допустить наличие у себя под боком натовской базы.

«СП»: - На Фолклендах планируется разместить базу НАТО?

– Фактически она там существует с 1982 года в более или менее скрытом виде. Сейчас наращивание британских сил есть ни что иное, как часть военно-политического давления на прогрессивные страны Латинской Америки.

«СП»: - А как обстоят дела у Аргентины с обеспеченностью углеводородами?

– У нее есть свои нефть и газ, но их месторождений не хватает для удовлетворения даже внутренних потребностей. При этом перед нею пример Бразилии, которая ведет очень активную разработку шельфа, что позволило стране в течение нескольких лет превратиться из импортера нефти и газа в их экспортера. Аргентинцы, конечно, очень хотели бы добиться аналогичных результатов.

«СП»: - Поддерживают ли другие страны южной Америки позицию Аргентины в ее споре с Британией за возвращение островов?

– На всех последних латиноамериканских форумах – в том числе в начале декабря в Каракасе, когда было создано Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), – была выражена полная поддержка требований Аргентины всеми без исключения странами региона. И это притом, что главой многих из карибских стран остается британская королева, представленная генерал-губернаторами. Во время конфликта 1982 года они все были на стороне Великобритании. Но в последнее время экономически они оказываются все более связаны со странами Латинской Америки, и я думаю, что это и есть одна из главных причин, почему Лондон демонстрирует мускулы в Фолклендском вопросе: его влияние вытесняют уже не только из таких стран, как Аргентина, но и из многих бывших колоний. Сейчас Лондон оказался в этом регионе в полной изоляции. В декабре все страны блока МЕРКОСУР – не только Аргентина, но и Бразилия и Уругвай, – запретили вход в свои порты кораблям, зарегистрированным на Мальвинских островах.

«СП»: - Вы считаете возможным начало нового военного конфликта из-за островов? Эскалацию конфликта на всю Латинскую Америку?

– Для меня не подлежит сомнению, что нынешнее правительство Аргентины никогда не начнет войны. Несмотря ни на что, Буэнос-Айрес будет добиваться политического решения вопроса. Международно-правовая база для этого есть: целых девять резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, ежегодные решения ее Комитета по деколонизации. Показательно, что на отправку в Южную Атлантику нового британского военного корабля МИД Аргентины ответил заявлением «Больше дипломатии, меньше оружия». В нем подчеркнуто, что республика «отвергает британскую попытку милитаризовать конфликт, по которому ООН уже неоднократно принимала решения и указывала, что обе страны должны разрешить его на двусторонних переговорах». Аргентина и ее друзья, в первую очередь Венесуэла, понимают, что политически и экономически они находятся в выигрышной ситуации, поэтому их и пытаются затянуть на поле военного противостояния, где у США и НАТО большой перевес. Поэтому если агрессия и начнется, то начата она будет Лондоном. Именно британский премьер отказывается от переговоров, которые, в полном соответствии с решениями ООН, предлагает Буэнос-Айрес. А консервативная «Дейли телеграф» провокационно хвастает, что британские ракеты в состоянии уничтожить «все военные самолеты Южной Америки», причем еще до того, как те взлетят со своих баз.

Опасность возрастает и потому, что на этот раз большее участие в агрессии, чем тридцать лет назад, может принять Вашингтон. В последние годы резко возросло подчинение западноевропейских держав общей линии США и НАТО. Еще 10 лет назад во время вторжения в Ирак Франция и Германия отвергли эту войну, другие страны заняли двойственную позицию, и у США осталось очень немного союзников. А теперь вся Европа дисциплинированно участвует вчера в бомбежках Ливии, сегодня в санкциях против Сирии и Ирана, в последнем случае вопреки своим кровным экономическим интересам.

Не Аргентина, а именно Великобритания и в целом Евросоюз находятся в достаточно затруднительном экономическом и социальном положении. Они на грани социально-политического взрыва. Поэтому не только у Лондона, но и у брюссельской бюрократии есть повод искать «маленькой победоносной войны» будь то в направлении Ирана, Сирии или Латинской Америки. Там рассчитывают, как и тридцать лет назад, консолидировать свое общество и сбить волну протестных выступлений.

 05 На фото: Гибель британского эсминца «Ковентри» после атаки аргентинских самолётов «Скайхок» 25 мая 1982 г.

 

«СП»: - Представим себе, что новый конфликт начался. Венесуэла действительно выступит на стороне Аргентины?

– Она не сможет отказать Аргентине в поддержке – это одна из самых дружественных ей стран. В ответ НАТО может нанести по Венесуэле удар с голландских Антильских островов, которые находятся всего в нескольких десятках километров от Каракаса. Я боюсь, что втягивание Венесуэлы является одной из скрытых целей нынешнего конфликта. В последние годы США развернули целую сеть военных баз в Латинской Америке, с которых они способны доставать почти всю территорию континента. Базы находятся в Колумбии, Парагвае, Панаме.

«СП»: - Не означает ли это, что война может охватить всю Латинскую Америку?

– Да, к сожалению, такая опасность существует, и об этом говорил Фидель Кастро.

«СП»: - Решатся ли остальные страны региона выступить на стороне Аргентины?

– Как они себя поведут, если дело снова дойдет до войны, сказать трудно. Есть страны, которые настолько тесно связаны с США, что трудно себе представить их выступление против них. Это, прежде всего, Мексика, Колумбия, Чили. Главный вопрос, как поступит Бразилия, потому что это страна-гигант. Она связана с Аргентиной экономическим интеграционным блоком МЕРКОСУР и претендует на роль главной силы в Южной Америке.

Но во всех странах региона, кроме Кубы, у США есть пятая колонна, в том числе в вооруженных силах. Десятки лет офицерский корпус этих стран обучался в специальных школах США и в зоне Панамского канала, где их готовили не к борьбе с внешним врагом, а к подавлению борьбы своих народов, в том числе к совершению переворотов. Об этом снова недавно напомнил Фидель Кастро. Главной задачей агрессии является не военная победа, а подведение жертв агрессии к внутреннему кризису и к тому, чтобы неугодные режимы были устранены пятой колонной изнутри. Поэтому прогрессивным правительствам, патриотам-военным, народам Латинской Америки необходима особая бдительность.

Автор: Виктор Савенков

Комментарии 0