Их нравы

Информационная война в Сирии: взгляд из Дамаска

В одном из недавно данных мной интервью я специально отметила, что в ближайшие 2-3 месяца нельзя будет  верить ничему, что будет подаваться  в качестве «новостей из Сирии».  В особенности различным «свидетельствам» «зверств режима» и прочим сливам разнообразного порочащего правительство страны компромата.

Живя  в Сирии, посещая различные регионы страны, особенно остро чувствуется вся беззастенчивость тех, кто пытается дестабилизировать ситуацию в Сирии, создав для этого дымовую завесу  из сфабрикованной ими же виртуальной реальности. Когда читаешь, что в нескольких сотнях метрах от твоего дома «идут бои», когда читаешь откровеннейшую глупейшую ложь о приостановке «дезертирами» работы международного аэропорта,  когда знаешь, что главные обличители «зверств режима»  не были в Сирии ни разу за последние 10 месяцев и не живут в ней по 20, 30 и даже 40 лет, начинает казаться, что мир сошел с ума.

Разграбленный отель в Пальмире (ущерб оценивается в 360 000 долларов). Наглухо закрытые бетонными вставками окна и двери другого отеля там же…  Сожженные автобусы…  Раненые в госпиталях… Обстреливаемые из гранатометов университетские общежития для девочек…  Убитые бандитами люди, фотографии которых вывешиваются в интернете в подтверждение вранья  о «преступлениях армии»… Кровь погибших в теракте под ногами…  и полнейшее спокойствие там, где бандитов нет.

Сирия – страна маленькая. Тут правило пяти рукопожатий превращается в правило двух – максимум – трех. Любую информацию можно перепроверить. Можно выйти на улицу, чтобы убедиться, что транслируемая по «аль-Джазире» якобы в прямом эфире  антиправительственная демонстрация – подлог. Можно позвонить друзьям в соседний поселок.  Можно, в конце концов, купить билет на автобус за 2-3 доллара и за какой-то час домчаться до называемого «оплотом оппозиции» Хомса, в котором живут люди, которые ждут, когда в город вернется армия и избавит их от бандитов, которые с таким упорством пытаются объявить жителей города своими подельниками.

Примерно с 23 января мировой общественности  начали внушать мысль о том, что в Сирии «все  плохо» и «дни кровавого режима сочтены». Говорилось о боях в Дамаске, о массовых антиправительственных митингах и т.п. Вся эта потемкинская деревня планомерно  строилась в течение недели  с единственной целью: поверив в реальность происходящей катастрофы,  не находящиеся в Сирии люди с легкостью приняли на веру другую, более нахальную,  ложь о  попытке бегства из страны семьи Президента.  А эта ложь в свою очередь,  должна была усугубить придать дополнительную остроту  ситуации: сторонники президента, которых в стране большинство, должны были подумать, что их предали. У представителей  тех, кто уже  более года пытается дестабилизировать ситуацию в стране, должно было открыться «второе дыхание». А мировое сообщество на самом высоком уровне должно было подумать: раз бежит, значит, не прав. И начать прикладывать еще более настойчивые усилия по протаскиванию в СовБезе ООН антисирийской резолюции.

Также прогнозируемой и предсказуемой была вчерашняя ложь о том, что военные сотнями расстреливают мирных жителей в Хомсе: очень нужно было поколебать решимость России и Китая, заранее заявлявших о недопустимости принятия стопроцентно антисирийской резолюции.

Звоню друзьям в Хомс: бандиты обстреливают жилые районы. Армия, как и положено армии, пытается защищать граждан  и обезвреживать зарвавшихся боевиков. «Джазира» показывает «жертв армии» - люди в трусах и со связанными руками. Утверждается, что  военные стреляли по жилым домам и вот именно эти обстрелы привели к тому, что нам показывают с телеэкрана. Конечно же, «Джазира» могла бы выкрутиться и заявить, что обстрелянный дом являлся замаскированным борделем и там проводился сеанс  групповых ролевых игр… если бы некоторые люди в Хомсе не опознали среди убитых «армией» своих близких. Убитые выглядят как расстрелянные из автоматического оружия, но никак не как жертвы артобстрела. Более того: среди убитых нет ни женщин, ни детей, ни стариков: только взрослые мужчины. Призывного возраста. Похищенные и убитые бандитами военные. Некоторые из них, возможно, перед своей гибелью были заставлены бандитами дать  на камеру «признательные показания о приказах стрелять в народ» или играть роль дезертиров.

В арабском языке есть чудесная фраза об убийце, который, как ни в чем ни бывало, является на поминки своей жертвы. В последнее время в  Сирии мы видим такую ситуацию почти каждый день. Убитых бандитами детей, лица которых знает вся Сирия, вешают на баннеры в качестве «укора кровавому  режиму». Мальчика, мать которого говорит, что будь в городе армия, ее сын остался бы жив, объявляют жертвой армии.  Взрывают нефтепровод, а потом говорят, что это горит нечто, взорванное военными. Мы живем в Сирии. Мы видим правду. За год мы научились отличать ее от лжи.

Потоки лжи, безусловно, будут продолжаться. Но основную – самую страшную волну этого политического «цунами» Сирия выдержала. Сирийцам надо еще немного времени и они сами справятся с пришедшей к ним в дом бедой. Вылезут из выгребной ямы, в которую их попытались запихнуть «дружественные» страны.

Второй раз в истории СовБеза ООН применено двойное вето. И второй раз – в отношении антисирийских резолюций.  Но самое главное в данной ситуации не только само вето, сколько то, что было произнесено на весь мир со столь высокой трибуны:  в Сирии есть вооруженные боевики и иностранные наемники, которые терроризируют мирное население и с которыми вынуждена бороться армия.

Шило прокололо мешок. Стало видно всему миру. И теперь  правду не запихнуть обратно, не спрятать. Ни правду, озвученную с трибуны СовБеза ООН, ни правду «взбунтовавшейся» комиссии ЛАГ, которая увидела и описала правду, а не то, что хотели от нее представители компашки "Катар и Ко".

4 февраля - это не только день второго в истории  двойного вето.

Сейчас мало, кто помнит, что год назад именно 4 февраля так и не состоялся пресловутый «день гнева», на который  сирийцев подбивали сидевшие за границей активисты. Люди не пошли. Не дали себя обмануть. И тогда, после ряда других безуспешных попыток  был применен«план Б»: устроена провокация в Дераа…

Одной из жертв бандитов в Сирии стал младший сын муфтия страны. Муфтий Ахмад Бадр-эд-Дин Хассун – высококультурный человек, каждое выступление которого – настоящее событие.

В своей прекраснейшей речи в день похорон сына, в частности, сказал следующее: "Спутниковые каналы готовы убивать и обманывать друг друга. Но сейчас  их целью является Сирия. Дети любимой Сирии: не бойтесь! Даже если мы потеряем сто тысяч убитыми, Пророку будет стыдно за происходящее. Пророк говорил, что ангелы распростерли свои крылья над землями Сирии. Эй вы, собирающиеся на конференции.. в пятизвездочных отелях.. мусульмане и не только.. Милостивый и милосердный Бог видит наши слезы.. Вы требуете у наших врагов разгромить нас. Пусть нас рассудит сам Бог!

Сирия останется Сирией. Со всеми своими сынами, с учеными, со всем тем, чем Бог наделил ее. "

Прошел год с начала попыток дестабилизации в стране. Сирийцы все больше сплачиваются и уяснили, кто друг и кто враг.  В том числе, и среди собственных граждан. Белые нитки повылезали и порвались. Тут нет никакой революции, о которой нам год рассказывали сказки «правозащитники» из Лондона  и различные комитеты поддержки революции, которые теперь рассылают контр-революционным активистам письма с угрозами и обещают напасть на сирийское посольство в Москве.

Сражение еще не окончено. Но Рубикон, несомненно, уже перейден.

Автор: Анхар Кочнева

Комментарии 5