События

Страсбург серьезно обеспокоен похищениями из России своих заявителей, экстрадицию которых он запретил

25 января 2012 г. Европейский Суд по правам человека направил Уполномоченному России при Европейском Суде Георгию Матюшкину письмо, в котором выражена серьезная озабоченность случаями исчезновения в России заявителей, требуемых к выдаче иностранными государствами. Тревогу Председателя Суда, сэра Николаса Братцы вызывает тот факт, что исчезнувшие Муроджон Абдулхаков, Сухроб Козиев, Савриддин Джураев и Рустам Зохидов, экстрадиция которых была приостановлена в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, были вывезены неизвестными лицами в Таджикистан [и в Узбекистан – прим Е.Р.]. «Объяснения, представленные к настоящему времени властями [РФ], не проясняют, как заявителей могли против их воли перевезти через государственную границу России, несмотря на официальные заверения Правительства в том, что решения об их экстрадиции не будут исполнены до рассмотрения их дел Судом», – говорится в письме.

Сэр Николас Братца особо отметил, что все это произошло уже после того, как в деле «Искандаров против России». Суд установил ответственность российских властей за нарушение Конвенции в связи с необъясненным похищением заявителя и его высылкой в Таджикистан. Президент глубоко обеспокоен таким развитием событий и их последствиями для авторитета Суда. Он назвал подобные инциденты неприемлемыми и выразил особую озабоченность возможным их повторением в делах других заявителей, в отношении которых действуют срочные меры в связи с неизбежным риском нарушения их прав по статьям 2 и 3 Конвенции в странах назначения.

Желая указать на  серьезность сложившегося положения, Председатель Суда поручил немедленно проинформировать о нем Председателя Комитета Министров, Председателя Парламентской Ассамблеи и Генерального Секретаря Совета Европы.

Далее в письме указано, что Суд запросил дополнительные комментарии от Правительства РФ по поводу этой беспрецедентной ситуации и ожидает, что российские власти предоставят Суду исчерпывающую информацию о мерах принятых в России после указанных выше случаев. Одновременно внимание властей обращается на тот факт, что срочные меры согласно Правилу 39 продолжают действовать в 25 других российских делах, касающихся экстрадиции и высылки.

Копию письма Секретариат Суда направил для сведения в адрес руководителя программы «Право на убежище» Института прав человека Елены Рябининой, которая вместе с адвокатом Муроджона Абдулхакова и Савриддина Джураева, похищенных и незаконно вывезенных в Таджикистан, представляет их интересы в Суде (видимо, в ближайшем будущем такие же письма получат и представители двух других похищенных).

Муроджон Абдулхаков – гражданин Узбекистана, выдачи которого узбекские власти требуют по политически мотивированным обвинениям религиозного характера, – был похищен 23 августа 2011 г. днем в центре Москвы вместе с двумя гражданами Таджикистана – Сухробом Козиевым и его знакомым. В ближайшую же ночь все трое были незаконно вывезены в Таджикистан, где их сразу заключили под стражу. Развитие событий показало, что узбек попросту оказался нежелательным свидетелем похищения таджиков и, по всей видимости, было решено его «нейтрализовать» – что похитители и сделали столь нехитрым способом. Только через 2 недели стороне защиты удалось выяснить местонахождение Муроджона: он содержался под арестом в Душанбе, где и провел последующие 3 месяца с риском быть переданным в распоряжение узбекских властей (подробнее об этом см. http://www.fergananews.com/news.php?id=17252).

2 месяца спустя – поздно вечером 31 октября 2011 г. – в районе Мичуринского проспекта в Москве был похищен Савриддин Джураев. О том, что он схвачен неизвестными, защита узнала практически сразу и в ту же ночь проинформировала об этом ГУ МВД России по г. Москве, Генпрокуратуру, ФМС России, погранслужбу в аэропорту Домодедово и Уполномоченного РФ при Европейском Суде. Тогда же был отправлен факс в Страсбург с просьбой направить российским властям срочный запрос о мерах, принятых по сообщениям об исчезновении заявителя. 1 ноября серьезную озабоченность судьбой Джураева выразило Представительство УВКБ ООН в России, а Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин направил свое обращение к руководству московской полиции (см. об этом http://hro.org/node/12373). Несмотря на это, Савриддин, который, как позднее выяснилось, весь этот день все еще находился на российской территории в руках своих похитителей, следующей ночью был вывезен в Таджикистан; его, как и троих его предшественников, посадили в самолет в аэропорту Домодедово.

Еще более откровенно развивались события 21 декабря 2011 г. – в день похищения проживавшего в Санкт-Петербурге гражданина Узбекистана Рустама Зохидова, чья выдача узбекским властям была ранее отменена российскими судами. Как сообщила его адвокат, рано утром к Рустаму домой явились двое неизвестных, которые представились сотрудниками полиции и миграционной службы, и потребовали, чтобы Зохидов отправился с ними для проверки документов. В течение всего дня адвокату не удавалось установить его местонахождение, пока вечером не выяснилось, что Рустама привезли в аэропорт Пулково, чтобы отправить ближайшим рейсом в Самарканд. Вскоре он уже находился в самолете, откуда сообщил по телефону, что его заставляют подписать «какие-то две бумаги», но он отказывается. Разъяснить оперативному дежурному по транспортной прокуратуре, в ведении которой находится аэропорт Пулково, всю серьезность последствий принудительной высылки Зохидова последовательно пытались адвокат, затем руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека и, наконец, руководитель Секретариата Уполномоченного по правам человека в РФ, г-жа Н.Б. Мирза. Тем не менее, на следующий день адвокату сообщили, что Зохидов уже доставлен в Центральное ГУВД г. Самарканда.

Необходимо отметить, что ни один из четырех похищенных не проходил перед вылетом ни регистрацию на рейс, ни таможенный, ни пограничный контроль. Более того – у Козиева, Джураева и Абдулхакова отсутствовали документы, позволяющие пересекать государственную границу РФ. В связи с этим, представители двух последних в ЕСПЧ полагают, что перемещение наших доверителей через российскую границу на воздушном транспорте не могло быть осуществлено без санкции Пограничной службы ФСБ РФ – о чем мы и сообщили Европейскому Суду.

Письмо Суда специалисты расценивают как важнейшую меру, к которой Суду пришлось прибегнуть в связи с ситуацией, названной его Председателем неприемлемой. Адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, кандидат юридических наук Сергей Голубок, хорошо знакомый с практикой ЕСПЧ, считает такую его реакцию и вовсе беспрецедентной.

Что же касается мер, принятых властями РФ для расследования похищений, то нам известно о них только то, что сотрудники органов внутренних дел и следственного управления неоднократно опрашивали об обстоятельствах исчезновения Джураева и Абдулхакова их представителей в ЕСПЧ. Предпринимается ли что-либо, кроме получения объяснений от нас, нам не сообщают.

Именно поэтому, вслед за Судом, мы выражаем крайнюю озабоченность тем, что судьба этих четверых жертв похищений может постигнуть не только любого из оставшихся 25 человек, высылка которых приостановлена Судом, но и других наших заявителей, а также бессчетное число искателей убежища в России, о которых неизвестно ни правозащитникам, ни Страсбургу. 

Елена Рябинина,

руководитель программы «Право на убежище»

Комментарии 2