Политика

Вооруженные силы Ирана сегодня

Национальная и религиозная специфика страны нашла свое отражение в разных сферах жизни Ирана. В том числе и в создании вооруженных сил. 

Вооруженные силы Исламской Республики Иран (ИРИ) являются крупнейшими по численности на Ближнем и Среднем Востоке. Они обладают опытом ведения боевых действий, полученным в ходе ирано-иракской войны (1980–1988 гг.). В основе их создания лежат военно-политические цели исламского руководства Ирана, а также экономические возможности, национальная и религиозная специфика страны. 


Структура вооруженных сил

Особенностью организационной структуры вооруженных сил Ирана является наличие в их составе двух независимых компонентов: регулярных вооруженных формирований — Армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В каждом из этих компонентов имеются собственные сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы (ВВС и ВМС) с соответствующей системой органов управления как в мирное, так и в военное время. 

В состав КСИР входит также структура, выполняющая стратегические разведывательно-диверсионные функции, — силы специального назначения (ССН) «Кодс». 
В вооруженные силы ИРИ представляется правомерным включить также Силы охраны правопорядка (СОП), в мирное время подчиняющиеся министру внутренних дел, в военное – Генеральному штабу ВС. 

Кроме этого, военная доктрина предусматривает создание «Исламской армии 20 миллионов», своеобразного народного ополчения под эгидой ксировской структуры – Сил сопротивления «басидж» (ССБ) или сокращенно – «басиджа» (басидж» - мобилизация – на яз. фарси). 


Кто есть кто 

В соответствии со ст. 110 Конституции Исламской Республики Иран, Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами страны является Духовный лидер нации, который обладает практически неограниченными полномочиями во всех военных и военно-политических вопросах . 

Духовный лидер правомочен объявлять войну, мир и всеобщую мобилизацию. Он осуществляет назначение, смещение и принятие отставки начальника генерального штаба ВС, главнокомандующих КСИР, Армии, командующих видами этих компонентов ВС, командующего СОП. 

Духовному лидеру подчиняется Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) — важнейший консультативный орган по вопросам безопасности государства, обороны, стратегического планирования и координации деятельности правительства в различных областях. В задачи ВСНБ входит выработка оборонной политики и политики по обеспечению безопасности государства в рамках генеральной линии, определяемой духовным лидером ИРИ. Кроме того, этот орган согласует военную, политическую, экономическую, социальную, информационную и культурную деятельность в стране с интересами обеспечения безопасности государства. 

Верховный главнокомандующий руководит вооруженными силами Ирана через генеральный штаб ВС ИРИ, который осуществляет административное и оперативное управление ВС в мирное и военное время через объединенные штабы Армии и КСИР, штабы видов ВС, штаб СОП и соответствующие территориальные органы, которые в каждой из структур имеют свои наименование, предназначение, состав, функции и задачи. 
Генштаб является высшим, центральным органом управления всех компонентов и видов ВС страны. 

Министерство обороны и поддержки вооруженных сил не имеет непосредственного отношения к боевой деятельности войск. Оно отвечает за следующие вопросы: военное строительство, разработку военного бюджета, контроль за текущим финансированием, военные НИОКР, функционирование Организации оборонной промышленности, плановые закупки вооружений и военной техники (в том числе за рубежом) для всех видов ВС ИРИ. 

Численность совокупных регулярных вооруженных сил Ирана составляет, по различным данным, от 540 до 900 тыс. человек, из которых от 450 до 670 тыс. насчитывается в сухопутных войсках (армии и КСИР), почти от 70 до 100 тыс. – в ВВС, от 35 до 45 тыс. – в ВМС, а также около 135 тыс. – в ССБ и более 15 тыс. — в ССН «Кодс». Разброс данных объясняется практически абсолютной закрытостью в Исламской Республике Иран темы, касающейся вооруженных сил. Различные неиранские источники приводят неоднозначные сведения о численном и боевом составе иранских ВС, а также о количестве вооружений и боевой техники . 

В целом (по разным оценкам) ВС ИРИ имеют от 150 до 300 пусковых установок тактических, оперативно-тактических и противокорабельных ракет; от 1,5 до 3 тыс. танков; от 1,8 до 3,2 тыс. орудий полевой артиллерии; от 250 до 900 реактивных систем залпового огня; от 260 до 306 самолетов боевой авиации; от 300 до 375 ударных вертолетов; около 200 пусковых установок зенитных управляемых ракет; 1,5 тыс. орудий зенитной артиллерии; 26 надводных боевых кораблей, 3 подводные лодки, 170 боевых катеров (ракетных, торпедных и артиллерийских), более 200 противокорабельных ракет на кораблях и катерах. 


Боевая подготовка 

Что касается личного состава, то военное руководство ИРИ в последние годы предпринимает шаги для повышения боевой выучки солдат и офицеров. Военные наблюдатели отмечают, что иранское командование сделало акцент в боевой подготовке на отработке вопросов взаимодействия различных подразделений, частей, родов войск и видов ВС, а также Сил сопротивления «басидж» и Сил охраны правопорядка. Причем одно из ведущих мест в боевой подготовке занимает отработка действий личного состава в условиях партизанской войны при оккупации территории страны противником, обладающим высокотехнологичным оружием. По-прежнему важнейшей составляющей боевой подготовки войск является морально-психологическая и идеологическая (религиозная) подготовка, которая в определенной степени должна компенсировать недостатки военной выучки. 

Немаловажный момент состоит в том, что КСИР в начале своей более чем 30-летней истории представлял собой иррегулярные вооруженные формирования милиционного плана с независимой от армии системой управления. Однако уже в первые месяцы ирано-иракской войны вскрылись большие потенциальные политические, военные и силовые возможности КСИР, наметились пути превращения корпуса в основную силу в системе регулярных вооруженных формирований ИРИ. Сегодня КСИР превратился в мощную многофункциональную структуру иранского государства, по некоторым аспектам превосходящую Армию. На протяжении послевоенных лет шел процесс постепенного слияния двух компонентов ВС ИРИ. Были созданы единое для Армии и КСИР министерство обороны и поддержки вооруженных сил, единый генеральный штаб. Но они пока сохраняют свою самостоятельность. 

После прихода на президентский пост воспитанника КСИР Махмуда Ахмадинежада стала появляться информация о том, что в высшем руководстве страны приняли или планируют принять решение о слиянии двух компонентов ВС ИРИ в единую структуру, причем при верховенстве КСИР. 


Военная техника 

С вооружением и боевой техникой дело обстоит сложнее. Подавляющее большинство иранского вооружения было произведено в 60–70-х гг. прошлого века. Есть даже «музейные экспонаты» – 40–50-х гг., в частности некоторые корабли и артиллерийские системы. Боевая авиация представлена устаревшими американскими самолетами F-4, F-5, французскими «миражами» F-1, китайскими F-7, а также советскими самолетами Су-24 и Су-25. Относительно новыми образцами можно считать российские МиГ-29 и в какой-то степени американские F-14. Однако Military Balance полагает, что только 60 % самолетов американского производства и 80 % российского и китайского производства находятся в состоянии, готовом к эксплуатации. 

Вооружение и боевая техника, производимые иранским оборонно-промышленным комплексом, хотя «физически» и новые, но по своим конструкторским особенностям являются или лицензионными, или калькой с устаревших иностранных образцов. Как правило, военная техника, которая сходит с конвейера на предприятиях ВПК ИРИ, не относится к категории высоких технологий. Наиболее современным видом вооружений представляется ракетное оружие, производимое в самом Иране. 


Ракетная программа Ирана: свои и чужие 

Иранские ракеты сегодня — главная ударная сила вооруженных сил ИРИ, которая способна ответить на возможные военные решения США и Израиля в отношении иранской ядерной программы. 

По мнению специалиста по вооруженным силам стран Ближнего и Среднего Востока Дана Ашкелонского, Иран рассматривает ракетное оружие как важнейший компонент своей программы создания неконвенционного оружия, который реально позволит ему создать угрозу своим существующим и потенциальным противникам, и тратит весомую часть своего военного бюджета на его развитие. Так, уже в середине 1990-х гг., когда страна только оправилась от потрясений, обусловленных восьмилетней войной с Ираком, ИРИ по числу оперативно-тактических ракет значительно превосходила многие государства Ближнего и Среднего Востока . 

Однако на этом пути у Ирана возникали значительные трудности. В ИРИ не было ни научно-исследовательских традиций, ни национальной научной школы, ни многолетнего опыта, что необходимо для создания высокотехнологического фундамента. А ведь именно на его основе можно разработать сложнейшие виды новейших вооружений и боевой техники, сопоставимые с российскими, американскими или западноевропейскими. Поэтому основная методика функционирования иранского ОПК заключается в большой степени в воспроизводстве иностранных образцов оружия. 

Исходя из общей ситуации в иранских научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), Тегеран отдает приоритет клонированию, иногда – модернизации и подгонке под иранские нужды северокорейской, пакистанской, китайской, российской и американской продукции. Недаром российские и иностранные специалисты по вооружению и боевой технике практически в каждом новом образце иранского вооружения, демонстрируемом на военных учениях, находят иностранные аналоги. «Первоисточники» Иран получает путем различных схем закупок, а также через разведку. Большое значение имеют двусторонние военно-технические связи, в частности с Северной Кореей. 

Несмотря на объективные трудности, политическому руководству ИРИ удалось создать в стране военно-научную инфраструктуру. Современный Иран располагает большим числом научно-исследовательских и опытно-конструкторских учреждений и центров, где разрабатываются новые образцы боевой и вспомогательной техники. В целом оборонно-промышленный комплекс Ирана, в том числе и его ракетостроительная составляющая, считается одним из наиболее крупных и развитых на Ближнем и Среднем Востоке, хотя и уступает по своим возможностям ОПК Израиля, Турции и, отчасти, Пакистана. 

Согласно опубликованным на сайте War Online данных, в Иране действуют семь основных и 16 более мелких КБ и предприятий, специализирующихся на НИОКР в ракетной технике. 


Структура контроля 

Руководство большинством отраслей военной промышленности осуществляет министерство обороны и поддержки вооруженных сил (МОПВС), но наиболее важные программы – ракетная, изготовление других видов ОМУ, производство танков – находятся под контролем Корпуса стражей исламской революции. Главным координирующим органом иранского ОПК является Комиссия по научно-техническим исследованиям при президенте ИРИ, которая вырабатывает согласованные с заинтересованными ведомствами предложения по развитию военного производства. Крупнейшая структура ОПК - Организация оборонной промышленности, подчиняющаяся МОПВС и состоящая из ряда промышленных групп и компаний, специализирующихся на выпуске конкретных видов военной продукции. Разработкой и производством различных видов ракетного оружия занимается Организация аэрокосмической промышленности. В нее входят предприятия по производству противотанкового вооружения, средств ПВО, ракетного оружия ВМС, тактических (ТР) и оперативно-тактических ракет (ОТР), космических систем, средств телеметрии и радиолокации. 

Важным моментом, свидетельствующим об особой роли КСИР в системе военной промышленности и вооруженных сил ИРИ, служит тот факт, что ракетостроение и главная ударная сила Ирана – ракетные войска — долгое время входили в состав этого корпуса. Однако сейчас статус этих войск еще более повышен. Теперь ракетные войска подчиняются непосредственно Верховному главнокомандующему (ВГК), то есть – Духовному лидеру Исламской Республики Иран. 

Одним из направлений деятельности иранской ракетной отрасли является разработка и производство тактических (ТР) и оперативно-тактических ракет (ОТР), а также баллистических ракет средней дальности (БРСД). К настоящему времени созданы и производятся ТР и ОТР WS-1 (дальность стрельбы до 80 км), «Назеат» различных модификаций (дальность до 150 км), CSS-8 (дальность до 180 км), «Зелзал», а также другие типы оперативно-тактических ракет с дальностью стрельбы до 300 км. И совсем недавно, 21 сентября 2010 г., поступило сообщение, что КСИР получил на вооружение первую партию ракет нового поколения «Фатех-110» класса «земля-земля». Эти твердотопливные ракеты оснащены новой системой наведения и предназначены для уничтожения наземных целей. Максимальная дальность полета ракет составляет 195 км. Министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди заявил, что уже разрабатывается усовершенствованный вариант ракет «Фатех-110» . 

Тактические и оперативно-тактические ракеты, созданные в ИРИ, не могут быть использованы в качестве носителей ядерного оружия , но способны поражать морские цели в зоне Персидского и Оманского заливов, что в кризисной ситуации может поставить под угрозу транспортировку нефти из этого региона. 


Приоритеты иранского ракетостроения 

Главным направлением иранского ракетостроения в настоящее время являются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по программе «Шахаб», которая наиболее детально проанализирована в работе американского аналитика Энтони Кордесмана. 

Разработанная в СССР управляемая ракета Р-14Э (по классификации НАТО - SCUD-B) и ее модернизированные аналоги (прежде всего северокорейские) в ряде стран до сих пор служат базой для технологических разработок в области строительства баллистических ракет. Следует отметить, что советская SCUD и ее северокорейские «дочки» и «внучки» стали трамплином для развития иранских ракетных технологий и ракетостроения в целом. Причем ракета SCUD и ее модификации нашли широкое применение со стороны ИРИ уже в последние годы ирано-иракской войны (1980 -1988 гг.). 

По имеющимся данным, в 2006 г. Иран имел в своем арсенале от 300 до 750 единиц «Шахаб-1» (вариант SCUD-B) и «Шахаб-2» (вариант SCUD-С) . 

«Шахаб-3» - это новый этап в развитии иранского ракетостроения, так как ее ракета более мощная, чем предыдущие версии «Шахаб». Конструкция «Шахаб-3» базируется на северокорейских ракетах «No Dong-1/A» и «No Dong-1/B». Некоторые аналитики полагают, что северокорейские ракеты были разработаны и модернизированы при иранской финансовой поддержке. 

К испытаниям ракеты «Шехаб-3», которые осложнялись несовершенством собственной системы наведения, Иран приступил в 1998 г. параллельно с разработкой ракеты «Шехаб-4». Первый успешный запуск «Шехаб-3», на которой был установлен новый северокорейский двигатель, состоялся в июле 2000 г.. А летом 2001 г. Тегеран объявил о начале производства ракет этого типа. Правда, в действительности выпуск «Шехаб-3» иранцы смогли наладить только в конце 2003 г. при активной помощи таких китайских компаний, как Tai’an Foreign Trade General Corporation и China North Industries Corporation. Однако уже 22 сентября 2003 г. ракеты «Шехаб-3», смонтированные на мобильных пусковых установках, были показаны на военном параде в Тегеране. 

К августу 2004 г. иранские специалисты смогли уменьшить размер головной части ракеты «Шехаб-3» и модернизировать ее двигательную установку. Предполагается, что данный вариант ракеты имеет дальность полета порядка 2 тыс. км с 700-килограммовой головной частью. 

Помимо этого существует твердотопливный вариант ракеты «Шехаб-3D» (IRIS). По мнению некоторых специалистов, именно на ее базе разрабатывается ракета-носитель для вывода на орбиту космических спутников и планируется создание ракет «Шехаб-5» и «Шехаб-6» с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5–6 тыс. км соответственно (программа разработки ракет «Шехаб-4» с дальностью 2,2–3 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 г. по политическим причинам). 


Испытания и запуски 

В сентябре 2006 г. поступило неподтвержденное сообщение, что Иран обладает более чем 30 ракетами «Шехаб-3» и 10 предназначенными для них мобильными пусковыми установками. А 23 ноября иранцы запускали ракеты «Шехаб-3» на крупных военных учениях. Предположительно, это была версия «Шехаб-3» с дальностью полета 1,9 тыс. км, оснащенная, согласно обнародованной в ИРИ информации, кассетными бомбами. К 2008 г. иранские конструкторы смогли увеличить вес головной части ракет класса «Шехаб-3» до 1,3 т при дальности стрельбы порядка 2 тыс. км. 

В 2008 г. мировые СМИ заявили о двух суборбитальных летных испытаниях иранских ракет. 4 февраля состоялось испытание ракеты «Кавешгяр-1» («Исследователь-1»). 26 ноября в СМИ появились сообщения, что Иран осуществил запуск в космос ракеты «Кавешгяр-2» («Исследователь-2»). Обе ракеты, по данным СМИ, достигли высоты в 200-250 км над поверхностью Земли, и через 40 мин. их головные части спустилась на Землю при помощи парашютов. Однако некоторые специалисты считают, что иранцам все же удалось вывести на околоземные орбиты макеты спутников (то есть изделий без специальной аппаратуры, но подающих радиосигналы). По некоторым данным этими ракетами, предположительно, были модернизированный «Шахаб-3S» (с индексом S, вполне допустимо - satellite), хотя, конечно, не исключается, что здесь «замешан» и «Шахаб-4» . Но вероятнее всего, «Шахаб-3S» была именно той ракетой, которая совершила суборбитальные полеты 4 февраля и 26 ноября 2008 г. под наименованиями - «Кавешгяр-1» и «Кавешгяр-2». 

3 февраля 2009 г. к 30-летию исламской революции иранские специалисты уже вывели на орбиту первый спутник собственного производства «Омид» («Надежда») с помощью иранской же ракеты-носителя «Сафир» («Посланник»). Первый национальный космический аппарат был выведен на низкую околоземную орбиту с перигеем 250 км, апогеем около 450 ка, и безопасно сведен с нее 25 апреля 2009 г.. Масса спутника составляла 27 кг . 

3 февраля 2010 г. Иран осуществил запуск ракетоносителя «Кавешгяр-3» с экспериментальной капсулой, в которой находились живые существа: мышь, черепаха и черви. Более того, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что в 2017 г. Исламская Республика планирует отправить на орбиту первого космонавта. Ранее глава космического агентства ИРИ Реза Такипур заявлял, что запуск первого иранского космонавта запланирован до 2021 г. 


О степени надежности 

Таким образом, в настоящее время Иран обладает ракетами с дальностью полета до 2 – 2,3 тыс. км и реальным потенциалом создать ракетоносители, способные покрывать расстояния до 6 тыс. км. Однако здесь возникают вопросы следующего плана. Во-первых, о надежности уже имеющихся ракет. Как свидетельствует советский и российский опыт, до принятия ракеты на вооружение она проходит длительный путь испытаний в различных условиях. Испытательный цикл длится годами и включает до 10-15 летных испытаний в год. Как мы видим из вышеприведенных данных, иранские ракеты всевозможных модификаций не подвергались подобным испытаниям. Это свидетельствует о том, что надежность имеющихся в наличии у ИРИ ракет не может отвечать необходимым требованиям, что, безусловно, может сказаться при их боевом применении и привести к нежелательным последствиям. 

Второй вопрос – о реальности заявленной дальности стрельбы ракет. Многие версии «Шахаб», по иранским данным, обладают дальностью более 1,5 тыс. км. Но как проверялись эти характеристики? Напомним, расстояние между северо-западной и юго-восточной точками иранской территории составляет немногим более 2 тыс. км. Если принять во внимание, что ракетные полигоны не находятся у самых границ, то в Иране нет возможности в полной мере проводить реальные пуски ракет на подобные расстояния без угрозы нарушения границ сопредельных государств. 

В СМИ были опубликованы данные, полученные на основе фотографий, сделанных разведывательным спутником QuickBird. По словам экспертов Массачусетского технологического института, входящих в действующую при институте рабочую группу Science, Technology and Global Security, на этих снимках зафиксированы монтажно-испытательный корпус и технические позиции для обслуживания баллистических ракет большой дальности. Группа объектов расположена в 230 км юго-западнее Тегерана. То есть практически в центре страны . 
Другой основной полигон иранских ракетных войск расположен недалеко от Исфагана (тоже практически в центре страны). 

Кроме того, нет сведений, что иранские власти официально объявляли определенные площади акваторий Индийского океана закрытыми для судоходства в связи с предстоящими пусками ракет в эти «квадраты». Следует, однако, отметить, что в последние несколько лет во время многочисленных учений ВМС ИРИ иранские власти перекрывали определенные площади акваторий Оманского залива и Аравийского моря. Вполне вероятно, что это делалось для ракетных стрельб с территории Ирана. Причем показательно, что площади запретных зон на акваториях год от года уменьшались, причем в несколько раз. Это может свидетельствовать о том, что точность пусков ракет увеличивается, а их КВО уменьшается. 

С другой стороны, максимальную дальность вполне возможно получить путем математических расчетов в ходе летных испытаний без полного выгорания ракетного топлива. Но это будут лишь ориентировочные данные. Без полномасштабных испытаний с многократными реальными запусками на максимальную (предельную) дальность нельзя говорить о готовности ракеты надежно выполнять предназначенные ей функции. 

Из приведенных выше данных вполне корректно сделать вывод, что, несмотря на все трудности и недостатки, потенциал ракетостроения в Иране высок. Причем Тегеран успешно шаг за шагом превращает этот потенциал в реальную боевую мощь. 


Реалии и перспективы 

В своем портфеле иранские ракетчики имеют многочисленные варианты перспективных ракетных систем, которые, если не сегодня, то в ближайшие пять-семь - десять лет, могут стать реальной основой для создания на первом этапе современных баллистических ракет средней дальности (по своим возможностям приближающихся с МБР), а затем и собственно межконтинентальных баллистических ракет. Один лишь штрих – вывод спутника на орбиту – это уже огромный шаг в направлении создания стратегических ракет. 

Но это перспективы. Если же сравнивать их с имеющимся потенциалом и открывающимися возможностями, то на сегодня Иран оснащен ракетами довольно скромно (хотя и достаточно продуманно). 

Так, Центральное ракетное командование, подчиненное непосредственно Верховному главнокомандующему – Духовному лидеру страны – объединяет пять ракетных бригад. 

• Две бригады БРСД «Шахаб-3D» и «Шахаб-3М» (дальность стрельбы -1300 км) – 32 пусковых установки. 

• Две бригады оперативно-тактических ракет «Шахаб-1» (дальность стрельбы – 285-330 км), «Шахаб-2» (дальность стрельбы – 500-700 км) - 64 пусковых установки. 

• Одна бригада тактических ракет. 

Примечательно, что ракетные войска имеют только мобильные пусковые установки, что существенно повышает их живучесть - на значительной территории огромной дуги северо-запада, запада и юго-запада Ирана, от Иранского Курдистана до Ормузского пролива созданы позиционные районы ракетных технических баз, со складами, запасами горюче-смазочных материалов и ракетного топлива, своей инфраструктурой, развитой системой коммуникаций между ними. 

Ракетные комплексы, находящиеся на боевом дежурстве, постоянно меняют свое месторасположение. Как правило, пусковые установки, замаскированные под обычные автомобильные фуры, сопровождают по две так же замаскированные транспортно-заряжающие машины (ТЗМ) с двумя ракетами каждая. То есть, боекомплект каждой ПУ составляет пять ракет. Ракеты на жидком топливе перемещаются невдалеке от нейтрализационных и заправочных машин. 

Кроме ракетных войск, подчиненных непосредственно Верховному главнокомандующему, в вооруженных силах ИРИ ракетные части тактических ракет находятся также в Армии (шесть ракетных дивизионов) и в КСИР (восемь ракетных дивизионов). 

Таким образом, анализ ситуации в иранском ракетостроении и в ракетных войсках свидетельствует, что военно-политическому руководству ИРИ удалось сформировать многообразный широкомасштабный арсенал тактических, оперативно-тактических ракет и, главное, баллистических ракет средней дальности. Иранские ракетные вооружения уже сегодня стали реальным фактором в геополитических сценариях, экспертных и академических «мозговых штурмах» по ситуации вокруг Ирана и практических военных расчетах, что, безусловно, оказывает влияние на обстановку вокруг Ирана и в регионе Ближнего и Среднего Востока и соответственно, на развитие мировых процессов в целом. 

Владимир Игоревич Сажин 
старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, профессор, известный эксперт-востоковед и иранист. Автор многочисленных работ по военно-политическим и внешнеполитическим вопросам, связанным с иранской проблематикой. Часто выступает в российских и зарубежных СМИ.

Автор: Журнал "Современный Иран" №1, 2011г.

Комментарии 0