Политика

Арабские революции между стремлением к спасению и порочными гибридными альтернативами

Исламская умма в подавляющем большинстве перестала молчать и терпеть несправедливость, тиранию, угнетение, унижение и деградацию, Она взорвалась, вышла против тиранов, и отказалась от своих отвратительных режимов. И практически все внимание людей в это трудное революционное время заострилось на том, как остановить серийные убийства граждан, продолжающиеся днем и ночью, где восставшие с открытой грудью стоят против страшной машины угнетения, и не видят возможности остановки кровопролития, кроме как в скором свержении режима. Такого мнения все повстанцы, они единодушны в этом, не вдаваясь в характер альтернативной системы, и ограничившись объявлением общих целей, в которых участвуют все.

 Революционеры, осознав, что нельзя свергнуть деспотический режим только с помощью мирной демонстрации, они обратились к силе, на которую опирается режим. Это были лидеры военных, которые имеют свои стремления, далеко отличающиеся от стремлений повстанцев, как это случилось в Египте, Или же это было привлечение на помощь великих держав для свержения тиранических режимов, как это было в Ливии. Таким образом, происходило отвлечение хода революций, от радикального, полного и всеобъемлющего изменения системы, к частичным косметическим изменениям.

 Да, революционеры движутся шаг за шагом, по пути уступок, начиная с утаивания их убеждений и представлений, и заканчивая компромиссными импровизированными решениями, рождающими смешанные и противоречащие проекты и идеи. Под давлением реальности, к которой не были готовы повстанцы и, естественно, не имели опыта решения последовавших проблем и последствий, большинство из них пришли к своей идеологической идентичности и политическому будущему.

 Что означает принятие гибридной противоречащей политической системы, которая не удовлетворит никого, и приведет к еще большим страданиям, несчастьям и проблемам, чем сейчас? И в случае интернационализации проблемы, зависимость от международных сил перейдет от состояния вынужденной зависимости через режимы к зависимости по согласию, через выборные советы.

 В этих условиях, любой призыв, говорящий о необходимости создания халифата, чтобы добиться единства среди стран, притворить шариат и освободить Палестину, становится отталкивающим призывом, для тех управляет этими революциями. Они утверждают, что такой призыв посеет разногласие между группами революционеров, в результате чего правители смогут навязать свой контроль над реальностью. Также они говорят, что появление такого рода призыва послужит причиной, того что Запад оставит наши страны и мы станем жертвой диких систем, которые будут давить нас гусеницами танков. Таким образом, эти устремления к (халифату, единству и освобождению Палестины) являются тем, чего боится Запад и его последователи, и они упорно противостоят исламскому проекту, для продвижения своих идей всеми силами.

 Наставники этих революций, а также принадлежащие к исламским движениям, считают, что закрывать глаза на эти важнейшие вопросы, является необходимой тактикой преодоления тяжелого обстоятельства. Сразу после падения системы для каждого случая будет определенное отношение. В самом деле, эти аргументы чаще приводятся для широкой публики, однако реальность уничтожает эти факты полностью. Запад не наивен, и когда поддерживает, одобряет и финансирует любой проект, он имеет гарантии, чтобы заполучить свой интерес каким бы то ни было путем. Запад не двинется с места под предлогом сострадания или экспромтом, или ответной реакцией. Он перейдет с этапа на этап только после того, как все взвесит и обеспечит себе гарантии, чтобы все было в его пользу.

 Особенно в контексте текущих революций, Запад настаивает на маркетинге своих мыслей и культуры, в целях обеспечения для своих планов и проектов успеха, с помощью согласия и убеждения масс. Он борется с каждой мыслью, которая препятствует осуществлению этих планов и проектов, так как авторитарные системы, сидевшие на шее уммы, уже не имеют возможности для борьбы с уммой, после ее пробуждения и после того как она начала отстаивать свои права.

 Поэтому информационных кампаний стало намного больше. Их цель – интенсивный маркетинг мыслей и культуры Запада, внедрение западного просвещения в умы мусульман, предоставляя им это как путь к освобождению. И самой изюминкой, на которую направлено внимание СМИ, это призыв повстанцев идти по пути свободы и демократии, политического плюрализма, гражданского государства, интеграции в международное сообщество и уважения прав человека, – все это является Западной терминологией, служащей повесткой дня для Запада и противоречит Исламу в основе.

 А для покрытия смыслов этих слов они вводят людей в заблуждение, используя для каждого термина путающее слово. Например, значение демократии – Шура, свободы – противоположность рабовладению, политический плюрализм – является принятие других людей, гражданское государство – противоположность военному государству, участвовать в международном сообществе – является противоположностью изоляции, а уважение прав человека – является снисходительностью и осуществлением прав каждому человеку.

 Дело в том, что предлагаемая демократия это власть народа – это противоположное власти шариата, а свобода это распускание узд и страстей человека для того, чтобы он достиг всего воображаемого им, не ограничивал себя ни какими принципами, в независимости от Господа они или от кого другого. Политический плюрализм – это навязывание разных призывов обращенных к мусульманам, которые противоречат их убеждениям, как например призывы к секуляризму, либерализму, социализму, национализму и патриотизму. Уважения прав человека включает в себя уважение и защиту любой доктрины, веры и поведения независимо от того, является ли это извращением, девиантным или аномальным, как например поклонение демонам, или гомосексуализм.

 Что же касается гражданского государства, к которому они призывают, то это государство, которое обрывает любую связь с законами шариата. Участие в международном сообществе означает вхождение в уставы и договоры Организации Объединенных Наций и капиталистических международных институтов, которые отменяют особенность исламской альтернативы, требуют принятие израиля и сделают умму – народами, а государство – странами и регионами, поделенными между странами Запада для осуществления их интересов.

 К сожалению, большинство людей не понимают реальности этих терминов и призывов, не осознают их влияния на идентичность уммы, ее реальность и будущее. А те, кто понимают – тот отмалчиваются, чтобы не столкнуться со СМИ и динозаврами мыслей и культуры, которых средства массовой информации предоставляют в качестве защитников уммы. Некоторые из них пытаются истолковать эти термины, чтобы буря обошла их, и начинают кратко излагать предложенные лозунги. Они объясняют какой-нибудь один из смыслов этих терминов, который приходит им на ум, не обращая внимания на контекст, предоставляя желаемый смысл этих терминов, что означает практически сдаться западной цивилизации и культуре, и проявить послушание ему и его проектам. Но тот, кто осмеливается подвергать жесткой критике западный проект, который предлагается умме через эти лозунги и термины – их быстро дискредитируют, называя экстремистами, террористами и отсталыми. Также они игнорируются СМИ, как будто их не существует.

 Стоит также отметить в этом контексте, что инвентаризация альтернативы всегда находится меж двух возможностей, третья возможность не допускается, и навязывается одно из меньших зол. Это является опасным и ложным понятием, и методом, с помощью которого навязывают умме введение опеки над ней. Поэтому, неправильно было бы подчиняться тому, что говорят те, кто стоит за этими революциями и тому, что говорит СМИ: «Что же нам делать?! Мир свалился на нас, и мы остались между двумя огнями, так как идти вперед стало тяжело, а отступать еще сложнее – пусть спасение будет любой ценой, важно, избавиться от этого положения, и даже если это руками самого сатаны!».

 Да, правда, что некоторые употребляют слово «дьявол» для преувеличения, но оно предназначено и уместно во многих случаях, особенно когда его используют для оправдания сотрудничества с государствами колониальных держав. Ведь известно, что эти страны исповедуют жадный капитализм и практикуют политику самого черта по отношению к правам других слабых народов и групп, а доказательств на это более того, чтобы можно было их сосчитать. Поэтому необходимо обратить внимание на политику, которая искусственно создает определенные реакции, приводящие к участию людей, а, следовательно, образовывает узкий круг вариантов, чтобы навязать решения, характерные для них.

 Уклонение от таких дилемм, которые требуют много уступок, возможно только с помощью необходимой подготовки теми, кто работает для изменения, путем определения цели и метода достижения цели. Иначе они ставят себя и своих последователей в позицию открытой и легкой добычи для тех, кто хочет охотиться. В лучшем случае они будут считаться бессмысленными или же игроками, ведущими свой народ в неизвестное, или теми, кто предлагают свою страну на блюдечке с голубой каемочкой противникам и врагам, которых ох как много. И поведут их на международную или местную арену, в то время как хитрые вредоносные враги подстерегают умму и хотят использовать любое событие, в своих целях.

 Наконец, это не правда, что любая альтернатива будет обязательно лучше, чем горькая реальность, ведь возможно что, принимаемая альтернатива будет горче и ожесточеннее. И сколько существует живых примеров, свидетельствующих этому. Прежде всего, то, что произошло в Палестине, где небольшая ее часть перешла от прямой оккупации, к «Организации освобождения» под названием «Палестинской национальной администрации». А ведь это те, которые защищают интересы оккупантов и обеспечивают им безопасность. Люди быстро поняли, что эта власть намного страшнее, чем прямая оккупация евреями, когда эта власть отказалась от большей части Палестины. Или как трагедия Ирака, который вышел из бед наносимых Саддамом Хусейном, к еще более тяжелому положению – к оккупации и к бедам, пришедшим от нынешнего правления, что привело к дроблению государства, разделения его как имущество в соответствии с количеством конфессий и рас, живущих там.

Автор: Хасан аль-Хасан

Комментарии 1