Политика

Черкесы бегут из Сирии

Непрекращающиеся уже почти год столкновения правительственных и антиправительственных сил в Сирии унесли жизни более пяти тысяч человек. Для нормализации ситуации российское внешнеполитическое ведомство выступило с инициативой проведения в Москве переговоров сирийских властей и оппозиции. На Смоленской площади думают, что такая встреча позволит сторонам конфликта обсудить любые вопросы национальной повестки дня без каких-либо ограничений, имея в виду, в том числе, задачу подготовки межсирийского диалога под эгидой ЛАГ. Власти Сирии на призыв откликнулись, оппозиция – нет. Скептически к предложению Москвы отнеслись и в Вашингтоне.

Очевидно, что предпринимать дипломатические усилия для нормализации ситуации в Сирии Москву заставляют не только глобальные геополитические интересы, но и гуманитарные. Сирия занимает одно из первых мест среди стран Ближнего Востока по числу людей, знающих русский язык. Только выпускников советских и российских вузов по гражданским специальностям в Сирии около 30 тысяч. Еще в стране живет где-то 10 тыс. русских женщин, вышедших замуж за сирийцев. Кроме того, в Сирии огромная черкесская диаспора. Черкесов, конечно, весьма условно можно отнести к соотечественниками – предки большинства из них эмигрировали в Ближний Восток 150 лет назад. Причем к черкесской диаспоре в Сирии причисляют не только адыгов, но и представителей других кавказских нардов - вайнахов, абхазов и осетин.

С конца прошлого года сирийские черкесы бомбардируют российское руководство просьбами «спасти от неминуемой трагедии» и оказать содействие в переселении на историческую родину. Международная черкесская ассоциация попросила руководителей Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии обратиться к федеральным органам власти с предложением образовать правительственную комиссию с участием представителей этих республик по изучению положения черкесской диаспоры в Сирии и вопросов, связанных с репатриацией.

Справедливости ради стоит сказать, что о репатриации черкесы думают уже полтора века, а особенно – с начала 1990-х. Однако из всех желающих вернуться, это удалось лишь гонимым войной косовским черкесам. Теперь война идет в Сирии, где представителей этого этноса ощутимо больше, чем было в Косово. Тот факт, что в Москве не спешат принимать решения относительно массовой репатриации сирийских адыгов, некоторые наблюдатели связывают с опасениями властей в усилении «исламского фактора». Однако, как считают эксперты «Натпресс», именно сирийские черкесы могут стать прививкой от религиозного радикализма, в нулевые годы ставшего модным в еще недавно абсолютно секулярном черкесском обществе российского Западного Кавказа. (В самой Сирии именно черкесы внесли выдающийся вклад в разгром в 1980-х старейшей мусульманской террористической группировки "Братья-мусульмане").

Вторым поводом для опасения репатриации может быть пресловутый «черкесский вопрос», перманентно поднимаемый адыгскими организациями антироссийского толка. Особенно остро он встал после признания Грузией «геноцида черкесского народа». Причем в резолюции грузинского парламента содержится призыв к международному сообществу признать право на репатриацию миллионов черкесов, рассеянных по всему миру. Никто особо не скрывает, что давление на Москву в этом вопросе оказывается в преддверии сочинской Олимпиады. Представители радикальных черкесских организаций утверждают, что Игры не могут проводиться на территории, где адыги подверглись геноциду и тем более при замалчивании о демографической и культурной катастрофе, которая постигла черкесов в XIX веке. Однако большинство экспертов сходится во мнении, что "черкесский вопрос" не может стать угрозой для проведения Игр в Сочи: Олимпиада все равно будет проведена, другое дело - вопрос в том, какой информационный фон будет ее сопровождать. В этой связи некоторые аналитики полагают, что решение Москвы открыть ворота для репатриации сирийских черкесов нейтрализует все репутационные риски, связанные с Олимпиадой. Никто в черкесском национальном движении после столь красноречивого жеста России не станет поддерживать антиолимпийские протесты.

С началом развития негативного сценария в Сирии вопрос возвращения оттуда потомков махаджиров остро встал и в Абхазии. В Сухуми понимают, что репатрианты могут улучшить тяжелую демографическую ситуацию, но также опасаются «исламизации», ведь возвращение репатриантов из Сирии для маленькой Абхазии будет во много раз ощутимее, чем для большой России. Там давно пытаются разрешить дилемму – строить национальное государство или смириться с тем, что абхазы в Абхазии станут этническим меньшинством. Две недели назад некоторые представители абхазской общественности обратились к своему руководству с просьбой помочь абхазо–адыгской диаспоре Сирии: «Для реализации нашими соотечественниками своего законного права на безопасную и достойную жизнь необходимо принятие на правительственном уровне комплексного плана действий, создание реальных условий, позволяющих в случае дальнейшей эскалации напряженности обеспечить эвакуацию наших соотечественников из зоны бедствия».

В России же работа на этом направлении ведется на региональном уровне – в Кабардино-Балкарии создана рабочая группа по содействию репатриации черкесов из Сирии в рамках правительственной комиссии по развитию связей с соотечественниками, в Карачаево-Черкесии такую комиссию создают черкесские общественные организации, а в Адыгее готовятся к съезду черкесского народа, запланированному на 11 февраля, где и будет обсуждаться положение черкесов Сирии.

Автор: Екатерина Тесемникова

Комментарии 0