Политика

Назарбаев: между узбеком и киргизом

На минувшей неделе генпрокурор Казахстана выступил с заявлением по ходу расследования событий в Жанаозене. Выяснилось, что полицейских, стрелявших в участников жанаозенских беспорядков, тоже будут судить "за применение оружия с превышением должностных полномочий, повлекшее гибель людей", к уголовной ответственности привлекаются начальник отдела по борьбе с экстремизмом по Мангистауской области Багдабаев, заместитель начальника УВД Жанаозена Бакыткалиулы, оперуполномоченный департамента внутренних дел Мангистауской области Жолдыбаев. При этом генпрокурор уверен, что "в основном сотрудники полиции действовали правомерно, в условиях реальной угрозы жизни и здоровью как мирного населения, так и самих полицейских".

Суд еще не начался, и неизвестно, когда начнется, но сам факт предъявления обвинений очень важен, потому что недовольных политикой центральных властей в западных регионах Казахстана достаточно много и они представляют заметную часть общества на Каспии. Эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов вообще считает, что в основе конфликта лежат межклановые и межрегиональные противоречия. При этом наказанию уже подверглись и руководители местной власти — глава Жанаозена Жалгас Бабаханов привлечен к уголовной ответственности за хищения в особо крупных размерах. То есть властям необходимо продемонстрировать некую "справедливость", чтобы снизить уровень общественного недовольства.

Однако тут Назарбаев попадает в сложную ситуацию. С одной стороны, он не может совсем не наказывать полицейских, потому что участники беспорядков по ним все же не стреляли. Да, у них были дубины, были "коктейли молотова" — но пока фактов прямой угрозы жизни полицейских со стороны толпы не обнародовано. Есть только рассказ одного из участников событий, сотрудника полиции: "Я им кричу — уходите нах… б… отсюда — а они прут дальше. Мы стреляем в воздух, а они не останавливаются, их там провокаторы подзуживают, и они идут дальше. Что же мы должны делать?"

Но фактов прямых нападений на полицейских так и не было обнародовано. То есть наказывать их надо. С другой стороны, если по итогам суда полицейские  будут наказаны действительно сурово, то они могут отказаться защищать власть в дальнейшем. Такие тенденции в Казахстане уже появились. В конце прошлой недели, по сообщению казахстанского издания "Лада", полицейские в Жанаозене  заявили: "Если наших товарищей осудят, и если подобные события повторятся, то у сотрудников правоохранительных органов не будет желания защищать свой город. Никто не захочет в случае чего сам попасть за решетку".

Настроения очень похожи на те, что царят в соседней Киргизии, от которой Казахстан сейчас отгораживается железным забором. Там в ходе апрельского переворота 2010 года пострадали более 800 сотрудников внутренних дел, а министр внутренних дел Конгантиев был жестоко избит и стал инвалидом. После прихода оппозиции к власти многим из сотрудников были предъявлены обвинения в выполнении преступного приказа. Милицейские в ответ отказались нести службу. Дошло до того, что в некоторых городах для охраны правопорядка стали вербовать обычных граждан и формировать народные дружины. Суд же над теми, кто, выполняя свой профессиональный долг, защищал  тогдашнюю власть, тянется до сих пор.

Кстати, митинги и забастовки сотрудников правоохранительных органов, связанные с действиями властей, прекратились в Киргизии только к концу 2011 года. Такая деморализация сил правопорядка привела к ужасающему разгулу преступности, с которым теперь справиться очень трудно.

Так что же делать Назарбаеву? Пойти по пути президента соседнего Узбекистана Ислама Каримова, который в подобных ситуациях никогда не трогает своих силовиков? Яркий пример – события в Андижане в 2005 году, когда при подавлении выступлений, по некоторым данным, погибло до тысячи человек. Можно по-разному относиться к действиям узбекских властей в той сложной ситуации, но надо отдать должное Каримову, который тогда проявил мужество — сам вышел к бунтовщикам и попытался их урезонить. Когда же убеждение не привело к результатам – были введены войска и выступления были подавлены с предельной жестокостью.

Демонстрация такой жесткой позиции, кроме возникновения огромных внутренних проблем, будет означать острый конфликт с Западом, массовое порицание на международном уровне и окончательную потерю лица, что для Назарбаева в корне неприемлемо. В отличие от Каримова, активно сотрудничающего с НАТО, благодаря чему на его диктаторские замашки мировая "демократическая общественность" почти закрывает глаза, Назарбаев не просто крепче связан с Москвой. Участие Казахстана в интеграционных евразийских проектах носит стратегический характер, и менять этот курс, по его собственному заявлению, он не намерен. Тут любая его промашка будет только на руку глобальным  блюстителям демократических ценностей. Последствия такой ошибки будут иметь очень высокую цену – за последний год примеров в Магрибском регионе более чем достаточно.

В начале этой недели появились сообщения о новых забастовках казахстанских нефтяников, на этот раз на предприятии "Тенгизшевройл" (проект американской Chevron). В этой ситуации выбора у Назарбаева, по сути, нет – его политика являет собой хрестоматийное "искусство возможного". Теоретически он мог бы, конечно, поднять в стране уровень оплаты труда и ограничить постоянный рост цен на продукты первой необходимости. Но это поставило бы под вопрос всю олигархическую систему, частью которой Назарбаев является. А к подобному развитию событий, несмотря на обещания "делиться" и строить "социальное государство", казахстанские элиты будут готовы только под дулом у виска.

Автор: Михаил Александров

Комментарии 4