Политика

Быть не может, террорист

Уже который раз после заказных убийств или бессудных расстрелов на улицах городов и районов нашей республики мы говорим, что эти преступления вызовут глубокий общественный резонанс и спровоцируют непредсказуемые негативные процессы. Как говорится, солдат спит, а служба идёт. Пока правоохранительные органы пребывают в глубокой дрёме, дагестанцев продолжают упорно и демонстративно отстреливать. Стреляют в том числе и те, от кого общество и ждёт спасения. В минувшую пятницу в Махачкале расстреляны адвокат коллегии «Кавказ» Омар Саидмагомедов (на фото) и его родственник Руслан Курбанов, а вблизи Избербаша заживо сожжены трое молодых людей.

Пятница в нашей республике давно перестала быть днём невозмутимого времяпрепровождения правоверных мусульман. Днём, когда после коллективной вечерней молитвы в мечети люди расходятся по домам, чтобы в кругу семьи строить планы хотя бы на предстоящие дни.

Омара (Умар) Саидмагомедова и его родственника Руслана Курбанова расстреляли около 20:00 возле дома №122, в котором проживал последний. Расстреляли так, как будто бы между прочим. Спокойно, хладнокровно. Убивали наверняка.

Как обычно, в подобных случаях версий случившегося две: официальная и со слов очевидцев. Первая выглядит одновременно нелепо и туманно. Вот сообщение на сайте РИА «Дагестан»: «Правоохранительные органы установили личности найденных сегодня убитых мужчин. По информации нашего собеседника из УВД Махачкалы, при одном из убитых найдено удостоверение адвоката Умара Сагидмагомедова. Вторым убитым оказался некий Курбанов, предположительно участник НВФ. При убитых найдены автомат Калашникова с множеством патронов и граната Ф-1». А другой интернет-ресурс со ссылкой на правоохранительные органы республики сообщил, будто во время попытки остановки автомобиля ВАЗ-2114 сидевший в нём молодой человек открыл стрельбу из автомата. И, конечно же, последовал незамедлительный ответный огонь и они были убиты.

Услышав об инциденте, тут же обзвонил все силовые структуры республики. Во всех случаях ответы идентичны: «Мы не располагаем информацией о том, кто убитые и кто их убил».

Выехав на место расстрела, слушаем рассказы очевидцев и родственников. Первые сообщили нам следующее: «На большой скорости подъехал и притормозил уазик. То, что он был бронированный, мы поняли потом, по бойницам на окнах. На его крыше что-то откинулось, по-моему, люк, откуда высунулся человек в тёмной одежде и маске. Он начал стрелять из пулемёта в сторону тёмной «четырнадцатой». Ещё много людей это видели, но, услышав грохот стрельбы, некоторые ушли под прикрытие стен домов. Но я видел, как сначала буквально скосило одного человека, а через несколько секунд – и второго. Тот стоял на пороге ворот. Он упал, половина его тела так и осталась за воротами, другая – во дворе».

Другой свидетель утверждает, что за несколько минут до происшествия Руслан вышел проводить гостившего у него Омара. «А стрелять начали в момент, когда хозяин дома уже зашёл во двор. Один из стрелявших сначала прокричал два раза: Умар, Умар». А после этого из броневика вышли трое или четверо людей в чёрной форме (у одного в руках был броневой щит) и начали расстреливать трупы и пустую «четырнадцатую». Стрельба привлекла внимание и отца Курбанова, однако, когда он выбежал, всё было кончено. Этот же очевидец утверждает, что один из палачей ногами выбил окна обстрелянной машины и что-то туда закинул (возможно, гранату, автомат и патроны, которые якобы обнаружат в салоне – «ЧК»).

В пользу версии, что убитые в момент обстрела находились не в салоне автомобиля, говорит и следующий факт: на металлическом пороге ворот, где лежал Курбанов, остались пулевые пробоины. А сам убитый был в домашних тапочках и лёгкой весенней куртке.

Примерно через 8–9 минут к месту убийства приехали первые наряды полиции. А до этого пассажиры броневика спешно собрали все отстрелянные гильзы и были таковы.

Коллеги Омара Саидмагомедова пока воздерживаются от комментариев по поводу убийства, однако родственники уверены, что целью стрелявших был именно адвокат. Омар долгое время жил и работал за пределами республики и вернулся сюда два года назад. Волею судьбы основными делами его профессиональной деятельности были защита интересов обвиняемых в экстремизме и терроризме. Два дела в Кизляре, два – в Хасавюрте. Чуть ранее он вёл дело и одного из братьев Сефербековых, Салмана, подозреваемого в убийстве директора школы села Советское Магарамкентского района – Садикуллы Ахмедова. Просто выполнял свои профессиональные обязанности – защищать обвиняемых.

Как нам сообщил брат Саидмагомедова Расул, убитый недавно говорил ему о видеоролике, на котором запечатлены кадры пыток задержанных по обвинению в терроризме. В скором времени ролик мог быть обнародован. Возможно, выход в свет этого видео порешил бы чью-то судьбу. И эти «кто-то» перестраховались и пошли на роковой шаг. Убийство!

 

Ждать и не дождаться

 Не менее кровавой оказалась минувшая пятница и для жителей Каспийска. Утром братья Муслим и Малик Мусаевы (оба инвалиды 2-й степени по зрению) со своим дядей Гаджи Гаджиевым выехали из дома. Предстояла поездка в село Новый Костек, Хасавюртовского района, где Муслима ожидала приятная для каждого парня церемония: знакомство с семьёй своей будущей супруги. Однако в оговоренное время назад не вернулись. Более того, телефоны всех троих оказались отключёнными. В 10 ночи мать братьев позвонила в Новый Костек, но там сказали: «Мы их ждали, но они не приехали».

«Вот тогда я почувствовал что-то нехорошее», – говорит дедушка братьев, Рамазан Гаджиев. Сомнений у старика не осталось, когда младший внук сообщил о том, что вблизи Избербаша обнаружен сожжённый автомобиль с тремя обгоревшими трупами в салоне. Отметим, что и на этот раз официальные сводки убеждали нас, что в машине предполагаемых террористов сработало взрывное устройство.

Поздно ночью пожилой человек выехал в Избербаш. «От машины сына осталась какая-то груда обгоревшего металла. Я не знаю, как выдержал отношение местных полицейских. На мои просьбы объяснить, что произошло, сотрудники кричали: «Вот, отец террористов приехал!». Рамазан Гаджиев – почти отживший своё старик, всю жизнь проработавший на заводе и строивший промышленное ядро страны Советов, вдруг оказался лицом к лицу с невменяемыми стражами правопорядка. Хоть бы один из них проникся уважением, хотя бы к возрасту старца… Тщетно. Так и гоняли его: то в Каякентский РОВД (сгоревшая машина формально находилась на территории Каякентского района – «ЧК»), то – обратно, в Избербаш. Единственным, кто вёл себя достойно с профессиональной и чисто мужской стороны, оказался начальник избербашского межрайонного следственного отдела Руслан Магомедов. «Если бы не он, я бы, наверно, умер в ту ночь от разрыва сердца», – признался Гаджиев. Следователь помог ему оформить документы для того, чтобы забрать с морга тела родных. Гаджи и Муслим обгорели до неузнаваемости, но тело Малика почти не повреждено… В редакции имеется видеозапись, на которой отчётливо видны признаки пыток на его теле: следы от удушения на шее и множество гематом на ногах, руках и груди. Каким образом тело молодого человека избежало участи брата и дяди, не ответил никто, хотя… «Мы успели его вытащить из горевшей машины», – заявили избербашские полицейские Рамазану Гаджиеву. Представьте себе. Глубокая ночь. В трёх километрах от города взрывается и загорается автомобиль, а полицейские не только успевают приехать на место, но и вытащить почти не обгоревшее тело Малика. И это при том, что машина горела так, что плавился металл.

 

Комментарий «ЧК»

Сказать очередной раз, что эти два происшествия вызовут новую волну недовольства в республике – значит не сказать вообще ничего. Парадоксально, чем больше и громче в обществе звучат призывы прекратить произвол, бессудные и безрассудные казни, тем ярче всплеск последних. Думается, это прекрасно понимает, видит и руководство республики. Понимает и то, что терпение людей на пределе. Но от власти, в частности, президента республики, ждут действий. Ждут чего-то кардинального, жёсткого, адекватного. Это, кстати, предполагалось озвучить 27 числа на митинге против произвола правоохранительных органов. Его отменили. Скорее всего, поняли ребята, что цели были слишком уж размыты и туманны.

Безусловно, отмена митинга сыграла на руку республиканской власти. Москва и так неустанно требует от неё успокоительных для «толпы» инъекций.

Может это сделать президент? Хотя бы с помощью той же полиции общественной безопасности (даже не спецподразделений)? Безусловно! Но сделает это ему чести? Нет. Релаксируется от того ситуация? Ну что за вопрос(?!) – напротив, произойдёт эскалация напряжения. Главный вопрос: кто дал старт всеобщему хаосу и кто может его устранить, если даже от сугубо гражданского президента ждут «решительных» мер, а НЕ НОРМАЛИЗАЦИИ? Организаторы и участники митингов правы во всём. Их требования по-человечески понятны и справедливы. Но отныне любые массовые волнения граждан на территории нашей республики будут нагнетать новые протестные акции. И каждая последующая из них, несомненно, будет агрессивнее, если не сказать кровопролитнее, предыдущей. Какими бы романтичными по форме проявления они (митинги) ни были.

И кому всё это нужно? Нужно реваншистам. Ястребам.

Чтобы взять ситуацию в Дагестане под контроль, Кремлю недостаточно апеллировать к региональной власти. Это не предотвратит волнения снизу. Нужно взять инициативу в свои руки. Нужно на самом верхнем уровне ударить кулаком по столу и прекратить: во-первых, репрессии, во-вторых, кровопролитие. Пока ещё локальное, но оттого не менее опасное. Иначе аукнется. И не только в Дагестане.

Автор: Маирбек Агаев

Комментарии 1