Политика

Разговор газеты "Пирамиды" с Ясиром Бурхами (египетским ученым-салафитом) 10 ноября 2011 г.

 

 

 Корреспондент: В начале такой вопрос: почему люди боятся салафитов?

 

 Ясир Бурхами: Салафиты это часть общества, живущая с ним в одной сфере. Общество никогда не видело от них для себя угрозу или беду. Напротив, салафиты всегда находились на службе обществу. Однако, на протяжении десятков лет, некоторые средства массовой информации преследующие корыстные цели создали негативный фон не соответствующий правде о салафитах. Тем самым они внушили страх людям от салафитов. Сюда прибавим некоторых бородачей которые своими действиями не соответствующими пути праведных предков поспособствовали искажению истинного образа салафита, проявив его как обладателя злости и жестокости. Ну и на конец, прибавьте сюда малограмотность самого общества, не способного различать между многочисленными течениями и понятием салафия.

 

 Корреспондент: Но почему СМИ набрасываются только на салафитов помимо остальных?

 

 Ясир Бурхами: СМИ владеют либералы и секуляристы. Они знают реальный потенциал салафитов который приведет их к власти в Египте. Поэтому они борются чтобы уменьшить этот потенциал. И наоборот. Сами салафиты тоже борются с достижениями либералов, сдерживающем исламисское движение. В действительности получается что это борьба между теми кто желает возвышения шариата и возвращения его в качестве основного текста конституции и теми кто поддерживает западную модель, которая преследует цель - чтобы умма не выходила в своем развитии с орбиты Запада: в культурном, политическом, экономическом и других областях.

 

 Корреспондент: Почему ваша позиция изменилась относительно участия в политике после революции 25 января?

 

 Ясир Бурхами: Да, действительно, салафиты до революции не участвовали в политике. Все потому что баланс сил был не равен и все кто входил в орбиту политики должен был идти на политику соглашательства. Добавьте сюда позорные фальсификации и обман в отношении оппозиции. В такой ситуации участие в политике играло на руку деспотичному режиму. Вот почему мы тогда говорили: шариат диктует отрешение от участия в политике пока не изменится положение и не изменится баланс сил.

 

 Отсутствие нашего участия в политической жизни не означало отказ от участия в важнейших событиях. У нас всегда по ключевым общественным проблемам были свои мнения и позиции. Просто мы не участвовали в избирательной кампании. Но когда мы увидели изменение баланса сил и данный камень преткновения был удален, - салафиты поспешили в участии в политической работе, объединившись в огромный блок чтобы заявить о себе. И мы на данном этапе заявляем о необходимости участия в выборах и будем участвовать в них чтобы выиграли сильнейшие.

 

 Корреспондент: Означает ли это что вы стремитесь к власти?

 

 Ясир Бурхами: Мы не хотим власти ради власти. Мы преследуем цель создать общество через призыв и воспитание в том числе используя политику как средство. А также хотим подготовить почву для лучшего будущего.

 

 Корреспондент: Вы долгое время не участвовали во власти. Почему же сейчас вы активно включились в предстоящие парламентские выборы?

 

 Ясир Бурхами: Мы собираемся участвовать в выборах в целях сохранения самобытности мусульманской уммы которая должна быть закреплена в письменной форме в новой Конституции. Нас побудило к этому возрастающие голоса требующие возродить Конституцию 1923 года, где о шариате говорилось с плохой стороны. Плюс к этому, участились другие призывы к тому чтобы изменить вторую статью Конституции оставляя шариату главную роль но без руля. Все это противоречит Корану. Потому что тем самым допускается возможность уравнивании шариату других источников. Потакать попустительству стремлений секулярисских либералов это большая опрометчивость перед будущими поколениями.

 

 Мы хотим участвовать в проведении реформы государства и общества в следующем этапе. У нас есть представления о смысле реформ, способе их проведения которые не озвучивают наши соперники. Это представление исходит из того что исламский шариат включает: вероучение, поклонение, нравственность, сотрудничество, упорядочение жизни общества и государства. Тексты шариата основанные на Коране и Сунне отражают выше сказанное.

 

 Корреспондент: Какую из партий вы будете поддерживать?

 

 Ясир Бурхами: Партия "НУР (свет)" создана некоторыми сынами салафитского призыва. Следовательно, мы будем поддерживать те списки которые выдвинет партия на выборах. Мы просим Аллаха чтобы руководители партии включили в списки самых достойных личностей.

 

 Что касается тех кто идет по одномандатной системе, то мы будем поддерживать самого лучшего и полезного даже если он будет конкурировать с кандидатом от партии "НУР" и будем просить партию снять его кандидатуру.

 

 Корреспондент: Есть ли у салафитского фронта свой кандидат на пост главы Египта?

 

 Ясир Бурхами: У нас нет кандидата в главы Египта.

 

 Корреспондент: За кого вы будете голосовать на президентских выборах?

 

 Ясир Бурхами: Мы не видим на сегодняшнем этапе необходимость участия в выборах, - потому что перед нами парламентские выборы, затем написание Конституции. Возможно будет Конституция устанавливающая парламентскую республику где главе отведена вторичная роль пост которого несет чистую номинальность.

 

 Корреспондент: Что ожидается от будущего правителя?

 

 Ясир Бурхами: Ему необходимо проявить энергичность в реформировании страны, не противоборствовать с исламскими силами, руководствоваться принципом -Египет это исламская страна, поддерживать арабский язык, охранять ценности уммы, поддерживать исламские движения, запрещать разделение и фобию в отношении салафитов которые стараются противостоять несправедливости даже при прежнем режиме.

 

 Корреспондент: Есть ли опасность того что между самими исламскими партиями начнется грызня?

 

 Ясир Бурхами: Пропорциональная система выборов предполагает наличе многих прошедших во власть а не только одну силу. Мы стремимся к координации и выступаем за нее, хотя не приемлем союз с либеральными и секулярисскими партиями. Координация - двери ее широки. Разногласие - это естественная вещь которая непременно случается между людьми. Очень важно при возникновении разногласий вести себя цивилизованно. Я надеюсь, что уйдет в прошлое картина, когда сторонники тех или иных кандидатов ведут друг против друга борьбу, войну и издевательства. Мы хотим цивилизованно провести эти выборы, чтобы каждый выражал свое мнение и был искренен перед народом. Я полагаю что исламисты, без разницы кто-бы они ни были, покажут наилучший пример в таком поведении даже не смотря на то что они отличаются друг от друга.

 

 Корреспондент: Почему вы отвергаете идею гражданского государства?

 

 Ясир Бурхами: Терминологическое значение, гражданское государство, сложилось  на Западе для того чтобы отделить религию от государства. Гражданское государство не означает что у него нет армии, как полагают некоторые. Гражданское государство - это государство в котором нет религии, где религия не входит в сферы государственных дел и его основы. Все конституции в Египте с момента появления до наших дней не закрепляли подобный характер государства. Это западная модель. Я считаю, те кто пытается внести подобное в конституцию желают тем самым разжечь огонь противостояния в народе.

 

 Термин "теократическое государство" на Западе подразумевает что в таком государстве существует некий религиозный глава на подобии Папы Римского или король и глава с божественными полномочиями, слова которого тождественны словам Бога, если он запрещает или дозволяет, значит это запрещает или дозволяет сам Бог. Мы отвергаем подобное, потому что правитель в исламе - это уполномоченный от имени народа (уммы) в утверждении религии и отвечающий за упорядочивание дел жизнедеятельности согласно религии.

 

 Корреспондент: Копты опасаются вашего прихода во власть. Что вы на это скажите?

 

 Ясир Бурхами: Коптам не следует боятся никогда от ислама. Копты на протяжении всего прошлого века были в безопасности и спокойствии именно под сенью ислама. Клянусь Аллахом, Он велит нам отдавать им их должное право, не давить на них с целью чтобы они изменили свои убеждения и религию. Напротив, нам предписано жить с ним в добре, справедливости и благочестии если они с нами не враждуют. О том что коптам не следует опасаться является то, что во время революции когда во всех частях Египта было не спокойно - ни разу не было проявления враждебности против какого-нибудь копта или причинения их церквям вреда. Более того все было наоборот. Ведь салафиты охраняли церкви от нападков бандитов.

 

 К гарантиям безопасности можно отнести то, что мы как и все мусульмане имели дружественные и сотруднические отношения с коптами. У нас не было неприязни к ним и мы не прибегали к политике гонений в прошлом.

Автор: Корреспондент Мухаммад Аназ

Комментарии 0