Политика

Фиаско российской политической арабистики

Очевидно, что начало арабской весны застало врасплох большинство российских политических арабистов. Размах произошедших событий стал для них настоящим сюрпризом. И печально, что российские специалисты по Арабскому Востоку не нашли ничего лучшего, чем объяснить сугубо внутренние социально-экономические явления происками американского империализма, вмешательством НАТО, словом – исключительно внешними факторами.

Почему же, казалось бы, мощная научно-политическая школа российской политической арабистики, зациклилась на стандартном тезисе «во всем виноват Запад», которым можно с равным успехом и, не утруждая себя сбором и анализом фактов, объяснять любые внешнеполитические неудачи.

Исследуя причины такого явного фиаско, нетрудно разглядеть три основных фактора, которые и привели к нынешнему положению дел.

Первое: современная российская политическая арабистика сформировалась еще в советский период, а если точнее, в 50-х годах прошлого века, после смерти Сталина, то есть – в начале эпохи холодной войны, когда воцарился дух конфронтации. Советский Союз тогда активно искал союзников в странах третьего мира, в том числе – на Арабском Востоке, который начал развиваться после обретения большинством арабских стран политической независимости. В то время существенного прогресса добились такие страны как Египет, Сирия, Ливан, Ирак. Их социально-экономическое развитие шло по естественному пути. Во главе этих стран стояла местная буржуазия, которая была продолжателем эпохи арабского возрождения, начавшейся еще во второй половине 19-го века.

Советская арабистика, будучи в русле социалистической идеологии, разумеется, оценила арабские режимы как реакционные, находящиеся в орбите мирового империализма. Тот факт, что, например, в Египте еще с конца 19-го века действовал парламент, а в Сирии существовал демократический многопартийный режим, советские специалисты попросту проигнорировали.

Зато СССР поддержал так называемые «революционные демократии», чьей движущей силой стал слой мелкой буржуазии. Выходцы из этих слоев доминировали в армии, и, воспользовавшись своим положением, совершили государственные перевороты сначала в Египте в 1952 году под руководством Гамаля Абдель Насера (движение «Свободные офицеры»), а затем в 1963 году в Сирии, где к власти пришла партия «Баас». Советская арабисты приветствовали эти, как они полагали, прогрессивные силы, свергнувшие реакционные режимы, не понимая, что на самом деле был прерван естественный процесс социально-политического развития ведущих арабских стран. Впрочем, в СССР это мало кого волновало: еще бы, ведь появились новые союзники в борьбе против американского империализма. Не заставило себя ждать и теоретическое обоснование нового направления развития арабских стран: дескать, они могут миновать стадию капитализма и перейти сразу к социализму, то есть, их ждет некапиталистический путь развития.

Это была, конечно, авантюра. Советская политическая система, которую навязывал Кремль и которую пытались копировать тогдашние арабские лидеры, совершенно не годилась для Арабского Востока. Национализация промышленных предприятий и необоснованные аграрные реформы попросту парализовали экономическую жизнь.

В 60-70х годах 20-го века еще недавно амбициозные экономики ведущих арабских стран погрузились в стагнацию, а так называемые «революционные демократы» превратились в коррупционеров, поднаторевших лишь в хищении национальных богатств под лозугнами антиимпериализма и антикапитализма. Разумеется, в таких условиях удержать власть можно было только диктаторскими методами, которые и были взяты на вооружение правящими элитами.

Провал эксперимента был наглядно подтвержден распадом СССР, народы которого, в конце концов, сами отказались от неудачного опыта. А арабские страны, отклонившись от естественного пути развития, потеряли ни много ни мало 40 лет.

Второе: советская политическая арабистика весьма негативно относилась к исламу. И это было большой ошибкой. Не учитывая фактор ислама, невозможно понять менталитет населения арабских стран. Советские специалисты исходили из известного марксистского положения о реакционной роли религии в обществе, что на тот момент совпадало с тезисами западноевропейской школы изучения арабо-мусульманской цивилизации. В результате советской арабистике не удалось установить связи с арабским обществом и понять процессы его развития. Ставка была сделана на религиозные и национальные меньшинства при игнорировании мнения большинства населения. Так, в частности, произошло в Сирии, где Советский Союз поддержал правящую элиту за то, что та встала на его сторону в противостоянии ближневосточным планам американцев. То есть, советские арабисты заранее записали большинство мусульман в союзники США. И поэтому их совершенно не смущали диктаторские методы правления, которые были необходимы, чтобы не дать этому большинству отклониться от «единственно верного пути».

Удивительно, и это третий фактор, что советские арабисты так и не поняли, что арабские народы считают своих правителей предателями национальных интересов, и, парадоксально, пособниками США, особенно в отношении арабо-израильского конфликта. Американцы постоянно поддерживали Израиль, который побеждал и развивался, а СССР поддерживал арабских правителей, которые шли от поражения к поражению. Это постоянное унижение и отсутствие возможности что-либо изменить, ведь у власти все те же люди, довело народы арабских стран до состояния отчаяния, которое до сих пор не признается российскими арабистами, чему впрочем, есть объяснение.

После распада СССР фактически прекратилось финансирование научно-исследовательских центров, в том числе, таких как Институт востоковедения РАН. Ученым-арабистам зачастую просто не хватало средств и времени для исследования текущей ситуации на Арабском Востоке и подготовки молодых современных специалистов. За 20 лет ряды старых арабистов поредели, а плеяда молодых исследователей так и не появилась. Остались энтузиасты-одиночки, большинство которых, к сожалению, следили за событиями на Ближнем Востоке из англо и франкоязычных источников. Особенно это касается молодых специалистов и ученых. Отсюда неспособность к самостоятельному анализу реальности, склонность опираться на факты, отобранные западной прессой и выводы западных арабистов. Отсюда и оторопь от арабской весны, что называется, «не ждали».

Но надо же как-то объяснять, делать вид, что идут исследования, проводится анализ, делаются выводы. И тогда в благоухании исторического нафталина неизбежно возникает версия «международного заговора против независимых национальных лидеров». Так замкнулся круг, из которого вот уже полвека не может выйти российская политическая арабистика. Представители этой удивительно живучей, хотя и неэффективной школы, до сих пор работают в МИДе и дают рекомендации российскому правительству.

И не только ему. Эти арабисты, исходя из горького опыта распада СССР, говорят: а зачем, арабским странам демократия, многопартийность, конституция и парламент, ведь арабским народом так хорошо живется при Башаре Асаде, Хосни Мубараке и Муаммаре Каддафи? Но арабские народы уже сделали выбор. Выбор, до сих пор не понятный российским арабистам.

Автор: Омар Шаар

Комментарии 0