Просвещение

Исламские интеллектуальные проекты: текущее положение и пути развития

— В исламском мире произошло нечто глобальное.
— Опять башни в Америке взорвались?
— Нет, более глобальное. Появился электронный арабско-русский словарь.

Этот шуточный диалог пересказал мне один знакомый из Дагестана, когда мы первый раз встретились в Москве после более чем годового интернет-знакомства. Так он охарактеризовал появление небольшой программки, основные «лавры» за которую достались мне.

Работа над ней началась осенью 2008 года с создания сайта www.ar-ru.ru, который спустя некоторое время стал лидером русскоязычного интернета по теме «арабский язык». На данный момент его средняя посещаемость подошла к 1600 члеловек в сутки (в последние дни держится у отметки 2000). В Яндексе и Google по запросу «арабский язык» он находится на 2-м месте, уступая только Википедии. И лидирует по большинству запросов, связанных с арабским языком.

Хотелось бы рассказать в деталях о проделанной работе и сопутствующих явлениях – не в целях самовосхваления, а чтобы поделиться ценным опытом, который поможет понять некоторые аспекты текущего положения мусульман и пути его развития в будущем.

Скриншот словаря:



Рост средней суточной посещаемости сайта www.ar-ru.ru:

Облегчайте и не усложняйте


«Вот бы придумали чип, чтобы вживить его в голову и сразу знать иностранный язык», — сказал недавно мой друг. Обучающие материалы постоянно совершенствуются. Освоение английского языка превратилось в естественный ненавязчивый процесс. Я никогда планомерно не изучал его. Но имея необходимость работать с английскими текстами и электронный словарь под рукой, самопроизвольно освоил его (на уровне чтения технической документации и форумов). Ведь это просто, когда между незнанием и знанием слова находится один щелчок мыши.

Было обидно, когда умея читать по-арабски и изучив основы грамматики, я взялся за чтение жизнеописания пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) на языке оригинала – и столкнулся с рутиной листания бумажного словаря, а поиски электронного оказались почти безуспешными. Я нашёл словарь на 9 тыс. слов, но большинства слов, что приходилось искать, в нем не было. Далее я стал искать обсуждение этой темы в интернете, в частности – создания электронной версии словаря Баранова (из 40 тыс. слов). Эти обсуждения начинались с начала 2000-х годов и останавливались на том, что «надо ручками набирать» 900 страниц мелкого сложного многоязычного текста.

Цепная реакция


Почему я смог решиться на это дело? Потому что уже был некоторый багаж навыков и умений. Например, умел быстро печатать по арабски. Когда я напечатал «для пробы» один абзац словаря – чуть не опустил руки. Арабские слова сочетались с русскими, их надо было отдельно форматировать, логически разделять, выделять пояснения, примеры и т.д. Тут пришло на помощь знание Excel, благодаря которому я смог настроить его для своей задачи: создал там нужный шаблон и дальше набирал текст в нём, а потом уже программно соединял столбцы, как было нужно. Конечно же, в одиночку, в свободное от работы время, я много не напечатал бы. Поэтому нужно было найти помощников. Регистрировать и создавать сайты к тому времени я тоже умел. На сайт нужно было написать статьи, описать суть идеи и правила набора. Пришли на помощь школьные уроки русского и литературы.

Вывод: нельзя брезговать знаниями. В каждый момент времени вы не можете точно знать, что именно вам может пригодиться. Например, самый начальный капитал для этого проекта, умение печатать по-арабски, я приобрел совершенно случайно. Это стало просто, когда я освоил десятипальцевый метод печати не глядя на клавиатуру (программа «Соло»). Когда словарная база была набрана, встала задача написать программу, которая бы не просто искала текст, но и учитывала арабское словообразование – могла сама отбрасывать окончания и приставки, выделяя корень, учитывать то, что человек мог ввести слово с огласовками и без, либо с частью огласовок и т.д. То есть арабскую морфологию (сарф) нужно было представить в виде программного алгоритма, создать универсальный шаблон для разных случаев. Тут пригодилось моё математическое образование.

Чем больше вы умеете, тем больше возможностей, порой самых невероятных и неожиданных, открывается перед вами. Имам Ахмад (рахимахуЛлах) говорил: «Ищите знания от колыбели до могилы».

Итак, мой багаж знаний и умений позволил обрисовать полную картину проекта от начала до конца. Если бы одно из звеньев цепи было нарушено – я или вовсе не взялся бы за это дело, либо остановился бы на середине пути.

Дальше надо было проделать объёмную рутинную работу: набрать 900 страниц того самого сложного текста, разложив его по отдельным ячейкам таблицы. Я знал лично двоих человек, кто умели набирать по-арабски. Первый, арабский студент, отучился и уехал в своё Марокко. Второй, татарский друг, тоже уехал, учиться в Сирию. Искать кого-то и нанимать наборщиков – трудно было даже представить это, учитывая, что я жил в Томске, где арабский язык на то время даже нигде не преподавался.
Пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует), читал перед сном такие слова: «О Аллах, я предался Тебе, и вручил Тебе дело своё». И я поступил также. Сделав всё зависящее от себя, вручил дело Аллаху и ждал…

Несмотря на большое количество желающих пользоваться словарём – желающих набирать его почти не было. Кто-то может и хотел помочь – да не умел. Когда я дошёл примерно до сотой страницы, на сайт вышел пожилой человек из Казани, Марат Сайфутдинов. Это был работник Исламского университета. Оказалось, он уже несколько лет назад начал эту работу, временами привлекая студентов. Но из-за болезни и отсутствия достаточной поддержки он оставил это дело. А когда наткнулся на мой сайт – снова загорелся идеей. И по милости Аллаха, в течение нескольких месяцев, группа добровольцев под руководством Марата Хаджиевича напечатала весь словарь.

И я в очередной раз убедился, что когда создаёшь причины зависящие от тебя и терпеливо полагаешься на Аллаха, Его помощь приходит совершенно неожиданно, откуда ты даже не догадываешься.

Говорящий учебник




Зимой 2010, через полтора года после начала работы, словарь вышел в свет. И так как сайт к тому времени неплохо раскрутился, и была возможность развивать его, я нарисовал в голове схему, по которой я без особого труда освоил когда-то английский. И понял, что на данном этапе русскоязычным людям не хватает хорошей программы по обучению чтению. Это должно было быть сочетание анимированных букв, аудио произношения слов и доступное объяснение всех основных правил.

Ведь мы легко воспринимаем английский, потому что его письменность для нас проста. И нужно было сделать то же самое для арабского языка – снять покров таинственности с его письменности. Для этой цели я изучил Flash и написал «Говорящий учебник», буквально научив говорить и светиться разными цветами и анимациями реальную бумажную книгу, по которой сам около 7 лет назад научился читать.

Этот проект уже был более основательным. Я тогда уволился с работы и около трёх месяцев плотно занимался им. О его успехе говорит посещаемость – ежедневно по курсу занимаются сотни людей в режиме онлайн. Количество закачек – перевалило за 70 тыс. Периодически, довольные ученики переводят в поддержку сайта деньги, иногда даже крупные суммы (по меркам поддержки бесплатных программ) – 500, 1000 руб. Хотя итоговая сумма не большая (самая большая была 2537руб. в феврале 2011, а средняя величина за 2 года – 750 рублей в месяц), показательно, что люди не ленятся, записывают номера электронных кошельков, идут к платёжным терминалам и отрывают от своего кармана деньги, хотя их никто и ничто не обязывает. Разве что чувство благодарности. Поступают и многие положительные отзывы.

«Превосходно! Браво! По секрету сообщу, что Вы переплюнули всю кафедру арабского языка СПбГУ с их «инновациями» и «автоматизациями » учебного процесса. Спасибо!»

«Моя сестра начала учить арабский язык. Я думала, что его выучить очень и очень тяжело или даже невозможно для тех, кто с детства не учат этот язык. Я со стороны смотрела, смотрела, как сестра занимается и тоже втянулась. Кстати, она на вашем сайте все время сидит. Теперь и я тоже. Сказочный язык. Уроки здесь даются очень доступные и понятные, полезные методики. Спасибо за такой нужный сайт!»
И т.д.

Здесь важно отметить, что высокие оценки и благодарности поступают от самых разных людей – школьников и пенсионеров, состоятельных путешественников и бедных студентов, профессиональных лингвистов, преподавателей иностранных языков и любителей, от верующих и неверующих людей. Этого хватает с лихвой, чтобы нейтрализовать негатив, исходящий от скептиков.

С точки зрения социологии, проделанный мной путь был стандартным случаем, когда развиваясь, индивид подходит к задачам, для решения которых недостаточно усилий одного человека. И начинается поиск коллектива «сподвижников». Тот ценный опыт, которым я обещал поделиться в начале статьи – именно социальный. Так как поставленные мной задачи вышли за рамки проблем одного человека, и я волей-неволей стал прощупывать общество в поисках единомышленников.

Отключение от «матрицы»


Один из ключевых моментов фильма «Матрица», когда главный герой понимает – что он был всего лишь батарейкой в чужой системе и все его мысли до сих пор были лишь чужой вымышленной программой. В один момент его вытаскивают из пузыря – и оказывается, что за десятилетия у него атрофировались мышцы, он не может нормально ни ходить, ни даже кушать.

Так и моя пуповина от пузыря «Матрицы» оторвалась, когда банкоматная карточка, куда на протяжении пары лет после университета стабильно, как по часам, падала немаленькая зарплата инженера – вдруг превратилась в никчёмный кусок пластика.

За эти месяцы работы дома у меня накопились долги. Условно, оценим их в 60 тысяч рублей. Некоторые смеялись надо мной, что я зря всё это затеял и не понятно – зачем. Но я был уверен, что моя работа была стратегически необходима (фардуль кифая). Ведь, действительно, скоро для изучения английского языка изобретут чип, встраиваемый в голову, а мы так и будем продолжать листать только бумажные учебники, и язык нашей религии будет понятен только горстке узких специалистов-богословов и, в конце концов, окажется на свалке истории.

К тому же, существует не маленькая прослойка российского общества, интересующаяся арабским языком. И изучая его в рамках мусульманского сайта, все они должны были получить частичку позитива к исламу. Идея развитого обучающего сайта, на мой взгляд, очень подняла бы статус ислама, как дееспособной интеллектуальной общественной силы. Что-то вроде «памятника русским учительницам» в Дагестане, о котором всегда вспоминают во время антирусских настроений. Педагогическая деятельность, несомненно, несёт массу общественных бонусов, возможно даже, больше благотворительности.

В том, что вся эта затея угодна Аллаху, Господу миров, у меня не было ни малейшего сомнения. Также я был уверен, что проделанная работа, если бы её делали «по-чиновьичьи»: с составлением сметы, арендой офиса, наймом дизайнера, программиста и консультанта по арабскому языку – ушло бы намнооого больше, чем оцененные мной 60 тысяч.

Благодаря внутренней убеждённости в своей правоте, я даже не переживал ни по поводу долгов, ни из-за отхода от основной специальности. Ведь я стал инженером арабского языка в интернете. Это один из величайших языков человечества. Более того, я думал, что есть масса организаций и отдельных людей, которые не только помогут мне покрыть все издержки, но и помогут дальше развиваться в этом направлении…. Оказалось, что всё это было «матрицей» — неким вымышленным миром, которого реально не существовало.

Реальность


В какие бы официальные религиозные структуры я не обращался – вообще не получал ответов. Но к этому я скорее был готов.

Позже, в Москве, я встречался с главой одной из крупнейших в России арабских диаспор и рассказал ему между делом о проделанной работе. Но, судя по всему, ему это было мало интересно, как и положение арабского языка в интернете. К слову сказать, он арендовал офис в центре столицы больше чем за 100 тыс. рублей в месяц, чтобы собираться там для бесед пару раз в неделю….

Когда я обратился к дагестанскому товарищу из состоятельной семьи, исламскому активисту он сказал: «А зачем эти компьютерные программы обучающие? Вот я группу набираю учеников 5-6 человек, они у меня учатся. Зачем надо, чтобы они без меня учились по программе? И зачем мне словарь? Я без словаря книжки читаю и всё понимаю». У 30-летнего шейха были ученики в «реальном мире» и виртуальные пространство его не привлекало. Хотя, через два года, когда сайт ежедневно посещали 1600 человек и его ученики активно использовали словарь, он признался, что идея была хорошая.

Несколько раз я обращался к мусульманам-бизнесменам за помощью. Они быстро заминали разговор, как будто боясь, что их подслушают и как будто помочь обучающему сайту — преступление. Я решил, что их держат в страхе спецслужбы.

Как-то на сайт написала одна мусульманка. Сказала, что имеет образование и спросила, чем может быть полезной. Я ответил: «У меня нет финансовой жилки. Помоги наладить связи с организациями. Учебные заведения, платные курсы арабского – предложи рекламное место на сайте, или может религиозные организации захотят вложить в развитие наших программ, которые потом можно будет продавать на дисках или построить преподавание по ним». Она ответила: «Субханалла, брат, такие вещи надо делать бисмилла, зачем тут деньги?».

А как-то один брат, желая выяснить мою квалификацию спросил: «Ты быстро печатаешь?». Когда я утвердительно ответил, он расцвёл в улыбке со словами: «МашаАллах, это замечательно, это ооочень важно!». А ведь глупая секретарша может уметь быстро печатать, а кандидат наук — медленно. Разве это показатель по которому можно судить о чём-либо?

Большинство людей не понимает разницы между созданием отсканированной книги, которая делается в течении пары часов и между сложной программой, над которой в течении года трудился коллектив. Не отдают себе отчёта в том, какие кадры нужны для той или иной работы. Например, многие не представляют, что для создания сложного сайта нужен дизайнер, верстальщик, веб-программист и копирайтеры. Также в ряде случаев понятия не имеют о пользе того или иного проекта и его эффекта в перспективе.

Постройка из хрусталя


Некоторые учёные выделяют два основных вида рабочего распорядка людей: «менеджеров» и «творческих» работников. У «менеджеров» день разделяется на отдельные часы, и десятиминутная помеха обходится максимум в час потерянного времени. А «творческие» сотрудники работают над большими абстрактными системами, размещая их целиком в своей голове. Это словно постройка дома из хрусталя: стоит отвлечься, как всё осыпается и разбивается вдребезги.

Обычно подобными проектами занимаются развитые организации. В моём же случае, как описано выше – я оказался один на один со своей идеей, будучи убеждён в необходимости подобной работы и практически не встречая понимания со стороны. Ведь, бывает, ты сутками читаешь книги, статьи, рыщешь по форумам, в том числе англо и арабо язычных, в поисках решения задач. Потом бредишь во сне и ходишь сам не свой, так как мозг продолжает активно работать в поисках решения, даже когда ты просто сидишь глядя в потолок. А людям вокруг кажется, что ты бездельничаешь. Потом вдруг, в голове всё склеивается. И ты берешься за рутину. Тот же «Говорящий учебник» — около 80 страниц текста с харакатами – их ведь все пришлось пропечатать. Потом записывать аудио с другом-палестинцем. И аккуратно разрезать файлы на отдельные кусочки слов и предложений. Потом – заниматься дизайном, переводить с арабского, заниматься монтажём видео и так далее. На самом деле это очень затратный процесс – переключать свой мозг от перевода и написания текстов, к программированию, от одного языка программирования – к другому. И ещё самому выполнять рутину. И всё это время тебя почти никто не понимает, многие думают – что ты идиот, придумываешь сам себе приключения. И самое главное, что спустя 2 года – когда уже начинаются проклёвываться плоды той старой работы – все уже забыли, как ты её делал те далёкие 2 года назад, а они подшучивали над тобой. И ты сам тоже забыл и работаешь над новой идеей, снова терпеливо снося «порицание порицающих».

Правило 20/80


Оно жизненно необходимо для любой творческой деятельности и гласит: «20% всех затраченных усилий приводят к 80% всего полученного результата». Правило 20/80 требует радикального упрощения и избавления от рутины, чтобы освободившееся время можно было заняться проработкой новых идей.

Такой подход снова требует развитой организации с разделением труда. В моём же случае – как «креативщик» я оказался заложником ситуации, когда люди не признают твоих творческих устремлений, и пытаются навязывать тебе выполнение рутины.

Допустим, человек может заказать программный продукт и требовать, чтобы я беспрекословно тратил 80% сил на выполнение 20% мелких деталей (рутины: типа набора текста, вёрстки шаблонов, лечения вирусов, установки виндовса и т.д.) – буковка в буковку, как он прописал в тех.задании. В идейном плане заказ может быть нулевым, но зато – загруженным кучей мелочей. И эта проблема обостряется тем, что креативность обусловлена разносторонностью и широтой охвата, а из этого следует отсутствие глубоких знаний в каком-то узком ремесле. Как мне недавно сказали: «Из раза в раза складывается впечатление, что ты только умный вид умеешь делать и писать. Прояви себя как профи». Да, это так, невозможно быть профи во всём.

Что делать?




1. Мусульмане должны стараться развивать личные навыки и умения, а также нравственные качества, чтобы их можно было привлекать для реализации сложных и разнообразных проектов.

2. Создать действенную защиту от репрессивной машины государства, которая периодически топит эффективные реально работающие исламские организации, в результате чего исламское сообщество страны всегда выглядит безнадежно отсталым.

3. Создавать организации, которые будут оценивать приоритетные направления и предоставлять возможности для воплощения в жизнь сложных креативных проектов, подготовливать кадры, необходимые для решения задач общин и т.д.

P.S. Если кто не понял, это статья была не самопиаром и не описанием одного проекта. Это было попыткой показать положение мусульманского сообщества в плане реализации более менее сложных инициатив. То есть, была поднята проблема организации (не которая на бумагах и с печатью — а когда люди объединяются для общей цели).

Всем нам надо очень хорошо поработать над собой

Тем, кто ничего не умеет — научиться что-то делать, кроме как выкладывать свои фото в соц.сетях и писать комментарии к ним же;

Тем, у кого есть деньги и влияние, не занимать позицию: “у нас деньги и люди, а ты молча делай то, что тебе приказывают”;

Тем, кто обладает творческими способностями не надо строить из себя гения “если бы ни я, никто бы это не сделал, Аллах мне послал эту милость”;

Обладателям организаторских способностей надо сводить векторы людей воедино, стирая разногласия и усиливая ощущение общей цели и не надо выступать критиком или экспертом по той или иной области, кроме человеческих отношений.

Автор: Рустам Апаев

Комментарии 0