Общество

"Экстремизм". Как все начиналось

Прошло 5 лет, как с огромным трудом, делая поправки то там, то здесь, меняя законы, в России запретили некоторые переводы книг Саида Нурси, книги которого в мире нигде не запрещены. Давайте вспомним, как все начиналось, и как после запрета книг С. Нурси окрылась широкая дорогая для последующих запретов мусульманских книг других авторов, книг христиан, саентологов, попытка запрета книги кришнаитов. Итак, статья "БУДЕМ ЩЕЛКАТЬ КАК ОРЕХИ" ("Ислам.ру", 17 мая 2006 г.).

"Будем щелкать как орехи". К репрессиям мусульман подключилась "карательная психиатрия"

Последний месяц был ознаменован обострением активности со стороны правоохранительных органов, по весне принявшихся особо усердно "бороться с экстремизмом". После некоторого периода вялотекущего наблюдения за "неблагонадежными кадрами" и "кандидатами в экстремисты" оперативники пошли в очередное наступление на позиции Ислама на местах. Особо ярко запылал Татарстан, который быстрыми темпами становится таким же "горячим" для мусульман регионом, как Кабардино-Балкария и некоторые другие республики Северного Кавказа.

12 мая в Казани бывшие узники Гуантанамо Тимур Ишмуратов и Равиль Гумаров, а также продавец исламской литературы Фанис Шайхутдинов были приговорены к срокам заключения - 11, 13 и 15 с половиной годам тюрьмы соответственно. Немногочисленных по сравнению с обильно присутствовавшими на процессе представителей ФСБ родственников поразило отношение судьи, хладнокровно произнесшего: "Не обращайте внимания", когда после вынесения обвинительного вердикта скрученный сердечным приступом Фанис Шайхутдинов без сознания лежал на полу - приговор продолжали зачитывать, а "скорая" не особо торопилась на место событий.

Весь трагизм и одиозность ситуации - в том, что дело о так называемом "подрыве трубопровода" получило широкую огласку еще задолго до отмены оправдательного приговора и его неоднозначность очевидна практически всем.

Параллельно возобновились гонения на читателей книг известного и признанного во всем мире турецкого теолога Саида Нурси - при этом милицейские репрессии уже не воспринимаются как нечто абсурдно-трагикомичное, а приобретают угрожающий и несколько зловещий характер. Оперативники, в частности, следователь республиканской прокуратуры Валерий Кузьмин, демонстрируют поразительную настырность в своем желании запретить книги Нурси и раздавить его последователей железным сапогом.

Во всяком случае, такой оборот, как заведение уголовного дела на руководителя женского медресе "Ихляс" Накию Шарифуллину, одну из мусульманских активисток-читательниц Нурси, свидетельствует о том, что намерения татарстанских силовиков, увы, серьезны. Ее обвиняют в нанесении психологического вреда читателям книг Нурси. По мнению следователей, Шарифуллина оказывала на подруг негативное воздействие, "зомбировала" и наносила им всяческие психологические травмы. Вина женщины состоит в том, что она вместе с другими читала труд "Рисале-и нур".

Когда милицейский накат на "нурсистов" только-только начинал набирать обороты в Татарстане, многие эксперты, религиоведы, правозащитники, представители мусульманской общественности недоумевали: чем могли так помешать аполитичные, безобидные читатели сборника "Рисале-и нур", основной посыл которого сводится к вопросам духовного самосовершенствования в Исламе? Ведь представители этой группы не относят себя к оппозиции, тщательно дистанцируются от вопросов власти, руководствуясь принципом "прибегаю к Аллаху от шайтана и политики".

Еще можно как-то понять, почему по России идет волна арестов активистов политической партии "Хизб ут-тахрир", хотя и эти гонения свидетельствуют о том, что власти явно перегибают палку и борются, по большому счету, с "ветряными мельницами". Так почему же интеллигентные, законопослушные, "белые и пушистые" "нурсисты" стали объектом обысков, допросов, угроз со стороны силовых органов?

Еще несколько месяцев назад все это казалось безумной постановкой некоего театра абсурда, очередным недоразумением в гоголевском, салтыковско-щедринском стиле. Однако постепенно все более очерчивается подспудный план устроителей этих гонений на Ислам, в котором "нурсисты" - это только начало спектакля. Их травля - лишь первое звено сценария по уничтожению любого живого исламского веяния, по продавливанию нальчикского сценария, призванного утопить всех активных мусульман в одном ведре.

Корреспондент Ислам.Ру попытался получить информацию из, так сказать, "первых рук", обратившись к следователю по делу "нурсистов" Валерию Кузьмину, отличающемуся особой активностью в деле очищения татарстанской земли от "исламистско-экстремистской заразы". Вопреки ожиданиям, он согласился на разговор, однако, несмотря на обилие сказанных им слов, так и не ответил на вопрос, чем же именно так опасны "нурсисты".

Следователь прокуратуры, державшийся довольно вежливо, не смог толком этого объяснить, повторяя, что некие "эксперты из Академии наук" доказали, что книги Саида Нурси подпадают под пресловутую 282-ю статью УК РФ, стало быть, разжигают межконфессиональную и межнациональную вражду. При этом какие-то фамилии и должности этих "специалистов" Кузьмин не назвал, настойчиво подчеркивая, что книги Нурси оказывают "вредное воздействие на поведение" читающих их людей.

Правда, он так и не сформулировал, что же это за странные изменения в поведении, в чем они проявляются, в чем заключается социальная опасность "нурсистов". В конечном итоге Кузьмин стал неврничать, сетовать на то, что не может долго говорить по сотовому телефону, и попросил позвонить ему на работу на следующий день.

Во время второго нашего телефонного разговора Кузьмин держался уже с большей уверенностью. Он растолковал, что эксперты, выявившие неблагоприятное влияние книг Нурси на психику человека, - это "специалисты" из Республиканской клинической больницы Татарстана. Своего рода "карательная психиатрия"...

При этом следователь самодовольно подчеркнул, что экспертные заключения религиоведов из МГУ им. Ломоносова, не обнаруживших в книгах Саида Нурси экстремистского содержания, для него не указ - он, мол, провел собственную филологическую, религиоведческую и психологическую контрэкспертизу.

Проигнорировав вопрос о том, обладает ли он соответствующими глубокими познаниями во всех указанных сферах, Кузьмин все же соизволил уточнить, что же конкретно подразумевается под "негативным воздействием литературы Нурси на поведение людей". Он бросил туманную фразу о том, что мусульмане-"нурсисты" "теряют интерес к повседневным делам, которые волнуют других людей", "перестают нормально общаться", а также "запрещают детям смотреть телевизор".

Я, впрочем, была искренне удивлена тому, что желание оградить детей от созерцания ежедневного кривляния неоновых гомиков, плоских шуточек дебильных юмористов, безголосой и вульгарной попсы, бабских мыльных опер, бесконечных ментовских сериалов, а также сусально-лживых выпусков новостей теперь подпадает под УК. Я честно призналась следователю, что сама телевизор практически не смотрю и своим детям это делать не рекомендовала - и меня на этом основании тоже следует посадить? Кузьмин посмеялся в ответ, сказал, что я превратно все понимаю, а для признания книг Нурси "экстремистскими" существует "состав преступления".

Я все же никак не могла понять, что подразумевается под последней сакраментальной фразой, поскольку конкретных уголовных преступлений ни за одним "нурсистом" замечено не было - после ознакомления с соответствующей литературой они не стали убивать, грабить, насиловать. "Если следовать вашей логике, так надо и соблюдающих православных сажать - известно их крайне негативное отношение к телевидению, а на сознание человека воздействует абсолютно любая книга - так, может, стоит запретить романы Достоевского, а то вдруг кто-то неправильно их поймет и пойдет старушек убивать? А не опасно ли, что их в школах преподают неокрепшим юным душам?" - спросила я с недоумением.

Кузьмин добродушно посмеялся в ответ - такое ощущение, что над самим собой. Он парировал, что члены "Хизб ут-тахрир" тоже никого не грабят и не убивают, однако все равно - запрещенные экстремисты.

Затем следователь серьезно заметил, что он "лишь исполнитель", а вопрос о признании сочинений Нурси экстремистской литературой должен решать суд. "Вы поймите, - увещевал Кузьмин, - я лично не имею ничего против конкретных людей, которые читают эту литературу. Но мы будем добиваться того, чтобы книги Саида Нурси были признаны экстремистскими и запрещенными так же, как "Майн Кампф" Адольфа Гитлера. И после этого уже будем сажать тех, кто эту литературу продолжит распространять". Вопросы о том, призывают ли книги Саида Нурси к уничтожению народов или насильственному захвату власти, были с моей стороны почти риторическими.

На прощание следователь прокуратуры успокоил: никто не собирается попирать конституционные права мусульман - "сейчас же не 37-й год".

Параллельно заслуживающие доверия источники сообщили нам, что во время допроса одного из свидетелей по "делу нурсистов" Кузьмин обронил фразу о том, что, если удастся запретить книги Нурси, то это позволит оперативникам расправиться с остальными независимыми исламскими группами, а также "христианскими сектантами", безо всякого труда. "Будем щелкать их как орехи", - отметил он. Впрочем, сам Кузьмин, разумеется, отрицал, что произносил такие слова.

Судя по всему, поэтому "мальчиками для битья" стали именно "нурсисты" - ведь если удастся подвести юридическую базу под запрет их книг, если начнутся аресты читателей Нурси, разделаться с иными мусульманскими организациями и вовсе не составит никакого труда. "Психиатры в погонах" легко расценят любое проявление религиозности как психически неадекватное.

В данном контексте особо зловещий оттенок получил тот факт, что из троих подсудимых по делу о т.н. "подрыве бугульминской трубы" наибольший срок получил именно Фанис Шайхутдинов - книготорговец. Что ж, неужели, силовые структуры заинтересованы в том, чтобы население деградировало перед телеэкраном, а не читало книги, исламские и неисламские, политические и далекие от политической тематики, крамольные и не очень? Остается лишь надеяться, что дело не дойдет до воплощения в действительность сюжета брэдбериевского романа "451 градус по Фаренгейту".
Однако для того, чтобы через запрет книг открыть сезон охоты на исламские независимые организации, достаточно не сжигать, а "скромно" запретить книги миролюбивого Нурси.

И это чревато страшными последствиями - ведь в России 25 млн. мусульман, а исламофобы в погонах будут безнаказанно орудовать в ключевых мусульманских регионах страны. Этим самым последователям Ислама будет продемонстрировано, что они здесь - чужие.

Все это, по большому счету, - гигантская провокация против единства России. И это осуществляется на разных уровнях, в разных регионах, разными методами. Однако заказчики этой травли мусульман, судя по всему, одни и те же. Это те, под чьи фальшивые причитания о демократии и "правах человека" на головы миллионов людей сыплются бомбы, кто желает сделать ресурсы всего мира десертом на собственном ломящемся от яств столе. Те, кто здесь, в России, подобострастно проводят волю этих "хозяев", - всего лишь жалкие исполнители, мелкие сошки.

И от того, будет ли остановлен этот беспредел по мановению чьей-то палочки, будут ли приняты реальные меры по противодействию разгулу произвола зарвавшихся оперативников, зависит будущее нашей страны. Благопожелательной риторики официальных лиц по отношению к мусульманам России пока мало.

Фатима А. Ежова

P.S. 16 мая Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью опубликовала доклад, в котором в частности выразила озабоченность в связи с положением в России мусульманских общин.

По мнению авторов доклада, "мусульманские общины все больше становятся жертвой дискриминации и насилия", поскольку "власти и общественность в целом" все чаще причисляют "всех мусульман к террористам или религиозным экстремистам". Комиссия ссылается на сообщения о том, что мусульмане "подвергаются преследованиям со стороны властей".

В связи с этим европейские чиновники рекомендовали России "решительно осудить нарушения прав человека, имевшие место в отношении мусульман" и "соответствующим образом" наказывать авторов этих нарушений.
Докладчики также призвали Россию "самым внимательным образом" следить за проявлениями антисемитизма и расширить "усилия для наказания лиц, совершивших антисемитские деяния". 

Автор: Фатима А. Ежова, islam.ru

Комментарии 0