Политика

Как создать ячейку "Аль-Каиды"

Незадолго до поездки в Ирак, я встречалась в Ливане с иракскими партизанами – шиитами и суннитами, членами боевых отрядов и членами партии "Баас" (правившая при Саддаме партия арабского социализма). В те дни мировая пресса особенно акцентировала внимание на том, что "Аль-Каида" грозится сорвать выборы в Ираке. Много было намеков, что "Баас" и иракская "Аль-Каида" - это почти одно и то же.

Иракские партизаны говорили, что власти хотят превратить выборы в разоренной стране в некое шоу. Я спросила своих собеседников в Бейруте из числа суннитского сопротивления, не являются ли они членами Аль-Каиды, как об этом пишут, и нельзя ли затронуть в интервью поговорить эту тему.

Мои собеседники перестали говорить по-английски. Эти люди реально были оскорблены. Мне пришлось сказать, что я пошутила. Но я не уверена, что меня простили.

Когда мы помирились, они рассказали, как день за днем начиналась партизанская борьба против оккупации.

Как восстала Фаллуджа

Первое масштабное организованное сопротивление было оказано американцам в Фаллудже весной 2004 года, через год после оккупации страны. Восстало целое селение в 100 км от Багдада, когда американцам казалось, что они одержали полную и окончательную победу.

Американцы вынуждены были отступить из селения. Они начали бомбить Фаллуджу ракетами с обедненным ураном, подвергли газовой атаке, сжигали женщин и детей заживо – мне показывали эти кадры, они есть и в интернете.

Наравне с мужчинами сражались даже женщины. В исламском мире это большая редкость – женщины берут оружие только в самых крайних случаях.

В мире начало подниматься массовое недовольство жестокостью американцев. И тут американцы объявили, что в Фаллудже против них сражаются не иракские партизаны, а зловещая Аль-Каида. Вернее, ее иракская ячейка. Откуда она взялась?

Как Заркави из химика стал вторым человеком "Аль-Каиды"

Удивительно, что, обвиняя Саддама во всех грехах с 1990 года, американцы не додумались обвинить его в связях с Аль-Каидой. Никакого повода не было.

Прошел год американской оккупации Ирака – и вот там уже появилась Аль-Каида.

Западный зритель запоминает явление, каким бы они ни было абсурдным, если у него есть название и лидер. Американцы больше всех преуспели в технике информационной войны. Они объявили, что иракской ячейкой Аль-Каиды руководит человек по имени Заркави. Это было не новое имя.

Это имя люди запомнили из речи Колина Пауэлла. В 2003 году госсекретарь Пауэлл, когда он тщетно убеждал мир и ООН, что Саддам производит оружие, и показывал пробирку, уверяя, что в ней – изготовленный в Ираке яд рицин.

Вот тогда он упомянул об этом Заркави, как просто о некоем химическом диверсанте, родом из Иордании.

Пауэлл описал его, как одноногого человека, у которого есть офис в Багдаде и на севере Ирака. И он занят поставками в Европу ядов для диверсий. Но диверсий он так и не смог провести. Ни слова не было сказано о том, что Заркави имеет отношение к Аль-Каиде.

И вот по прошествии года этот Заркави в один миг из химика-неудачника превратился в главу ячейки самой могучей террористической организации. Появилось и видео. На нем еще недавно одноногий иорданец Заркави бодро ходил на двух ногах в белых кроссовках, отрезал голову некоему американцу и разговаривал безо всякого иорданского акцента.

Не менее удивительной была манера террориста с 20-летним стажем обращаться с оружием – он не умел с ним обращаться. Но на этом роль Заркави не кончилась.

Летом 2004 года в Ираке против оккупации восстали шииты «Армии Махди» под предводительством Муктады ас-Садра. Восстание охватывало все новые города, и сунниты его тоже поддержали.

И тогда американцы объявили, что суннит Заркави связан с шиитским Ираном и осуществляет координацию приказов Ирана и действий партизан-шиитов. При этом от его имени стали появляться листовки, оскорбляющие шиитов и призывающие к их уничтожению. В городе Самарра была взорвана одна из священных шиитских мечетей и пущен слух, что это дело рук суннитов. Если бы не усилия общин, то религиозная война охватила бы всю страну. И вместо того, чтобы воевать против оккупантов, шииты и сунниты убивали бы друг друга. Но американцы просчитались, а мусульмане показали большую степень политической дальновидности.

Очевидно, медиа-проект «Заркави» перестал быть приоритетным. В 2006 году было объявлено, что он убит ракетой. Не буду сейчас говорить, как смеялись журналисты в Иране (в те дни я была там), когда американцы всему миру рассказывали, как именно они достали Заркави.

Скептики

В Ираке многие обыватели верят в то, что Аль-Каида существует в их стране. Верят в Аль-Каиду и американцы. Ведь иначе придется назвать террористов партизанами и признать, что в Ираке США воюют не за демократию, а против народа. Иракцев, которые верят в Аль-Каиду, тоже можно понять. Надо же им как-то оправдывать свое сотрудничество с оккупационными властями вместо сопротивления им. Но совсем не всюду люди так доверчивы.

К примеру, ни один человек в Афганистане из тех, с кем я общалась, не верит в Аль-Каиду. Мне не удалось найти афганца, который верил бы, что его страна была штабом, из которого руководили идейной подготовкой 11 сентября. В аль-Каиду не верил даже командующий афганской армии генерал Абдул Рахим Вардак, учившийся и много лет живший в США.

Он сообщил мне, что в 80-х годах лично встречался с Усамой бин Ладеном. Тогда Осаму звали Абу Абдулло. Сам Вардак был на стороне моджахедов и против советских афганцев, как и бин Ладен. В те годы бин Ладен, как сказал генерал Вардак, готовил убежища и тропы для партизан, которые воевали против советской армии в Афганистане. В реальность Осамы генерал Вардак верил, а в то, что сегодня в Афганистане против американцев воюет Аль-Каида – нет. Он хорошо знает, чем отличается одно от другого – ведь он сам афганец, хоть и верный союзник американцев.

Думаю, что если бы перед ним стоял журналист из американской газеты, он не стал бы его огорчать своим скепсисом – афганцы очень вежливые люди, и стараются, по возможности, не огорчать собеседников.

Американцы начали вторжение в Афганистан из-за того, что там базировалась Аль-Каида, но не смогли заставить поверить в нее даже своих союзников. Не верит в Аль-Каиду и человек, который показал мне дом бин-Ладена в Кабуле. Не верит в нее англичанин Питер, живущий в Кабуле уже несколько десятков лет и исходивший пешком всю страну.

Не верят в Аль-Каиду и в Пакистане. Об этом мне говорили высшие офицеры Межведомственной разведки, хотя кому как не им заниматься подпольщиками-террористами. У офицеров разведки появляется примерно такое же выражение на лице, как и у партизан в Ираке, когда с ними заговариваешь про Аль-Каиду. Они прикидывают, кто ты: американская шпионка или просто дура, повторяющая пропагандистские клише.

Но вернемся в Багдад.

Багдадский призрак

Журналисты в Багдаде, с которыми я делюсь впечатлениями, уверяют меня, что в 2004 году их коллеги делали интервью с "Аль-Каидой".

- Так найдите мне эти интервью.

Они долго ищут и ничего не находят. Тогда они начинают доказывать мне, что пленки с заявлениями разных лидеров, которых много лет демонстрирует миру телевидение, по сути, и есть интервью. Но вскоре они и сами признают, что эти странные пленки – это нечто совсем иное, нежели разговор с журналистом.

- Но все равно "Аль-Каида" очень сильна в Ираке.

- По-вашему, кто сейчас руководит "Аль-Каидой" в Ираке?

- О, это страшный человек. Абу Омар аль-Багдади. Мы даже не знаем, как он выглядит.

За пять минут я нахожу два разных портрета мифического аль-Багдади. Ему приписывают самые жуткие криминальные убийства. И американцы, и иракцы несколько раз заявляли, что такого человека просто не существует. А вскоре он снова возникал в информационном пространстве. Это фантом. Пока длится оккупация, нужны фантомы. Ведь если нет Аль-Каиды, то против кого американцы 9 лет воюют в Афганистане и 7 лет в Ираке? И зачем они вообще туда пришли?

Автор: Надежда Кеворкова

Комментарии 0