Политика

М. Бибарсов: Мусульманские партии имеют право на существование

Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин предложил подумать о том, возможна ли в России "православная" или "христианская" партия. В коллективном блоге "Православная политика" он заявил, что Церковь позитивно воспринимает перспективу создания таких партий либо внутрипартийных групп, "но не будет оказывать им эксклюзивной поддержки или давать благословения", поскольку Церковь - "для всех, а не для сторонников одной политической силы".


"Создания партий по религиозному признаку не допускает закон, но никто не запретит формировать "православную" или "христианскую" партию без формального упоминания об этом в названии - вспомним, что христианские демократы в Европарламенте именуют себя Европейской народной партией, а умеренные политические мусульмане в Турции - Партией справедливости и развития", - напоминает автор.


Свое мнение о предложении В. Чаплина мы попросили высказать сопредседателя Совета муфтиев России, руководителя Духовного управления мусульман Саратовской области Мукаддаса Бибарсова.


- Как Вы относитесь к предложению Всеволода Чаплина допустить к политике религиозные партии?


Партии, общественно-политические структуры, отстаивающие религиозные принципы, имеют право на существование. Это соответствует мировой демократической практике – вспомним европейских христианских демократов, исламские, индуистские и иудейские партии.


В любом случае если будет широкий запрос на христианскую или исламскую партию, то она так или иначе возникнет. Все формальные ограничения легко будут обойдены. В той же Турции, которую в пример ставит Чаплин, например, тоже есть запрет на создание религиозных партий, который не мешает т.н. умеренным фундаменталистам быть у власти в течение 10 лет.


Признаться, успехи турецкой Партии справедливости и развития по применению традиционных ценностей и моделей в современном мире впечатляют не только Русскую православную церковь. После событий в арабских странах о них не говорит разве что ленивый.


Потом есть еще один замечательный пример. В кувейтском парламенте традиционно представлен целый спектр исламских общественно-политических сил – и суфии, и салафиты, и братья-мусульмане, и шииты. С ними же рядом заседают левые, либералы, националисты. Такое согласование интересов лежит в основе политической системы этого государства, благотворно на нее влияя. Не случайно концепция аль-васатыи (исламской умеренности, центризма, сбалансированности) родилась именно на кувейтской почве.


Теоретик аль-васатый Адель аль-Фалях, глава министерства вакуфов и исламских дел Кувейта, является сегодня ближайшим другом России в исламском, арабском мире. Он был награжден орденом Дмитрием Медведевым, а распространение аль-васатыи, приветствуется нашими властями.


- Вы в 90-е годы стояли у истоков нескольких исламских общественно-политических организаций. Возглавляли "Мусульман России". Расскажите об этом опыте. Противники религиозных партий постоянно говорят об угрозе с их стороны национальной безопасности страны.


Да, в России в 90-е годы было аж несколько мусульманских общественно-политических движений и партий. Одна из них оказалась в числе системообразующих организаций блока "Единства", из которого впоследствии вышла "Единая Россия".


Конечно, этот опыт не всегда был удачным, но, самое главное, что в то сложное время они помогли дать ответ на крайне серьезный тогда вызов сепаратизма. Все эти организации принципиально отстаивали единство России и федерализм.


По своей сути партия, выступающая с исламских позиций, является противоядием против сепаратизма. Ведь, выражая потребности мусульман на высшем уровне, она консолидирует их и интегрирует в единое политико-правовое пространство РФ; собирает и отражает их согласованный запрос в едином общероссийском пространстве, а не содействует реализации целей и задач отдельных региональных групп. Наоборот, отсутствие такой партии способствует сепаратизму.


Поэтому расширение политической системы за счет допуска коллективных представителей региональных и этно-конфессиональных групп – вопрос национальной безопасности и развития России как современного, единого, социального, демократического, федеративного государства.


Мусульмане в основной своей массе заинтересованы в сохранении единой России, как по патриотическим, так и по чисто прагматическим соображениям. В условиях дезинтеграции северо-евразийского пространства они, очевидно, окажутся еще более задвинутыми на задворки истории, а некоторые регионы может охватить хаос и «война всех со всеми» даже не по югославскому, а сомалийскому сценарию. Чисто интуитивно люди это понимают. В то же время они совершенно оправдано, ищут каналы для расширения своего участия и влияния на общегосударственном уровне.


- Но разве существующие партии не работают с мусульманами, не пытаются выражать их запросы?


Все соперничающие между собой партии – системные и несистемные – говорят о более важных вещах, как им кажется. По "исламскому вопросу", как мы называем комплекс проблем мусульманского населения, особенно не высказываются.


И это происходит как раз по вине самих мусульман. У нас нет влиятельных структур и возможностей для донесения наших проблем до власти, элиты, общества. Поэтому-то нужно какое-то движение, которое бы взяло на себя данную задачу.


Например, остро стоит проблема запрета исламской литературы, в том числе канонической и классической; преследование активистов и даже официальных лидеров мусульман в отдельных регионах; вмешательство некоторых чиновников в деятельность религиозных организаций; противодействие строительству мечетей. Есть также вопросы, связанные с внедрением исламской экономики, религиозным образованием, общественной работой. И многое другое.


Совет муфтиев России много об этом говорит. Но его голос в силу статуса религиозной организации ограничен.


- Вы настаиваете именно на партии или возможны другие варианты?


Не обязательно исламская партия, может быть, общественное движение. Главное – это результат.


Более того, если даже мы говорим об исламской партии или движении, то имеем в виду, скорее, не узко ориентированную структуру, которая политическим языком выражает корпоративные конфессиональные интересы. Речь идет о силе, ориентированной и отстаивающей интересы всего общества и государства с позиций общечеловеческих мусульманских ценностей. Если уж когда-то зайдет разговор об исламской партии, то это должна быть исламская партия современного типа.


Помимо решения трудностей мусульман и вообще верующих, такое движение должно будет отстаивать интересы семьи, защищать здоровье всей нации, высокие стандарты и бесплатность образования, поддерживать моральный климат в обществе, содействовать развитию реальной демократии, самоуправления, федерализма, регионов, всех народов России и их культур.


К сожалению, многие из этих вопросов мейн-стримовскими партиями почему-то не считаются важными. Ни по государственному телевидению, ни на Болотной площади об этом почти не говорят.


- В принципе, на Ваш взгляд, мусульманское сообщество России готово сегодня к появлению такой мусульманской политической организации?


Потребность, возможности, ресурсы, люди есть. Уже выросло целое новое поколение российских мусульман. Эти люди, которые становятся ядром современной российской уммы, минувшее десятилетие читали в оригинале первоисточники Ислама и труды современных богословов, черпали информацию о жизни единоверцев и их опыте за рубежом из Интернета и из личных поездок, в целом жили в гораздо более свободных условиях, чем их родители. Для них Ислам – образ жизни и мысли, а не набор ритуалов на свадьбах и похоронах.


Мусульманский средний класс, активная часть нашей уммы должна быть услышана. Эти люди настроены конструктивно и могут внести свой вклад в решение самых разных проблем.


Российская политическая элита пока не знает, как ей вести себя с общественно-политическими запросами верующих людей. Пришло время найти механизмы включения этого ресурса, этого потенциала в процессы развития страны.


Беседовал Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 3