Политика

Глобальные угрозы - от США до Саудовской Аравии

Эксперт рассказывает о глобальных угрозах и странах, от которых они исходят

Борьба глобальных проектов

Сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа Деньга Халидов провел анализ геополитической ситуации в мире и вокруг России. По мнению эксперта мировая сцена является ареной действия нескольких глобальных конфликтов, среди которых проект нацеленный на построение униполярного мира во главе с США, а также планы некоторых стран ставящие перед собой задачу кардинального переформатирования пространства Большого Ближнего Востока и Кавказа. Все это напоминает более цивилизованную форму средневековых Крестовых походов: методы другие, но цель одна.

Деньга Халидов участвовал на заседании Межпарламентской рабочей группы МИД РФ посвященной деятельности неправительственных организаций, которая прошла 17 января. Заседание было посвящено деятельности неправительственных организаций (НПО) по линии международных связей, участию отечественных НПО в работе 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и в других международных организациях и структурах, рассказали корреспонденту IslamNews в пресс-службе Российского конгресса Народов Кавказа. 

Так в своем выступлении сопредседатель организации провел анализ геополитической ситуации вокруг России и в мире в целом. По его мнению, мировая сцена является ареной действия нескольких глобальных проектов, находящихся в состоянии взаимодействия или конфликта. IslamNews предлагает своим читателям ознакомится с мнением эксперта.

Деньга Халидов, перечисляя все глобальные проекты, делает условную нумерацию каждого из них.

- Первый проект, условно англосаксонский, Рокфеллеровский (в лице его ярких представителей –протестантов и республиканцев- неоконсерваторов). Он нацелен на построение униполярного мира во главе с США. Проект находит поддержку у агрессивных сионистов в США и Израиле и в этом своем качестве тесно связан с сионистским проектом о котором речь пойдет позже.

- Второй проект мондиалистский (условно, Ротшильдовский) предполагает построение мирового правительства и демонтаж наций-государств и отражает интересы глобальной финансовой олигархии. Термины «Рокфеллеровский» и «Ротшильдовский» отражают характер (преимущественно) контролируемого транснационального капитала: в первом случае- нефтяной и банковский; во втором случае- преимущественно, банковский, добыча, производство и торговля драгметаллами, контроль наркотрафиками.

- Третий проект, условно обозначаемый «Великий Сион(Израиль)» предполагает кардинальное переформатирование пространства Большого Ближнего Востока и Кавказа; активное продвижение сионистской идеи и переориентацию политик целого ряда ключевых стран мира в интересах диаспоры и Израиля.

- Четвертый проект- Святого престола Ватикана опирается на концепцию ЭКУМЕНИЗМА. Он также предполагает построение несколько иной модификации Нового Мирового Порядка, опирающегося на суррогат религии и «союз» христианских конфессий во главе с Папой Римским.

- Пятый проект – условно «исламский халифат»- носителем и главным актором которого является Саудовская Аравия и страны Персидского залива – территория распространения идеологии салафизма (в обиходе, ваххабизма). Проект нацелен на переформатирование исламского мира. Все эти проекты, при всех их различиях и определенном конфликте друг с другом (особенно значимого в случае с проектом «исламского халифата» со всеми остальными) внутренне связаны друг с другом. По всем косвенным признакам, роль неявного «медиатора» и ключевого актора, достаточно сильно влияющего на все эти проекты играет Лондон (имеется в виду не правительство Великобритании, а система включающая в себя королевский двор, финансовую элиту и ряд институтов) а проект исламского халифата, при всей автономности и видимости независимости включенных в него групп и движений, вторичен и неявно зависим от Лондона; Запада, в целом.

- Шестой проект, условно – «шиитский блок» - носителем которого является Иран, совершенно независим и находится в состоянии конфликта со всеми остальными, вышеперечисленными проектами. Масштабы амбиций ограничиваются территорией ряда стран Большого Ближнего Востока и Каспийского региона.

- Седьмой проект -Китайский, опирается почти на 3-х тысячелетнюю, конфуцианско- даосскую, политико -идеологическую традицию и идею социализма с китайским лицом. Проект реализуется при достаточно тесном взаимодействии с Лондоном.

"Эту линейную одномерную модель можно преобразовать в 2-х или 3-х мерную, учитывающие ресурсные возможности проектов: финансовые, военно- политические, научно-технологические, информационно- психологические и демографические. Недостаточность ресурсов может быть скомпенсирована социо- культурными и идейно-мировоззренческими качествами, или – степенью пассионарности. Моя экспликация картины взаимодействия и/или конфликтов глобальных проектов по ряду параметров серьезно отличается от картины Академии небополитики (в лице одного из ярких и плодовитых представителей, полковника Андрея Девятова), хотя есть и много общего. Во всяком, случае заслуга А.Девятова в «провоцировании» в хорошем смысле этого слова дискурса на тему «взаимодействие глобальных проектов» несомненна", - отмечает Деньга Халидов.

Россия - как территория действия чужих проектов

Россия в анализе эксперта выделяется в отдельную главу: "Наша страна отказавшись, с начала 1990-х г., от собственного геополитического проекта- во всяком случае, не видно ни явных, ни скрытых признаков наличия подобного большого проекта - по факту является ареной действия всех вышеперечисленных проектов, кроме иранского. Особенно сильно влияние первых 3-х проектов - либерально- прозападного и сионистского, что постепенно лишает страну и её народ собственной цивилизационной идентичности, стратегической перспективы и обрекает Россию на медленную геополитическую и цивилизационную деградацию".

По мнению автора, попытки «освоить» территорию России со стороны исламского проекта были пресечены в начале 2000-х г., с подачи сионистского и неолиберального лобби в правительстве: "Предлог- связь или возможность связи с «террористами»; вобщем презумпция виновности и соображения профилактики. Проект Европейского дома, на которую нацелена часть российской элиты, не есть самостоятельный проект и представляет собой результирующую (интегральную) модель- как следствие взаимодействия следующих проектов: мондиалистского, католического и сионистского, при активной роли Лондона".

Как уверяет Деньга Халидов, в настоящее время мы являемся свидетелями сверхактивности главных мировых акторов и жесткого конфликта больших проектов переустройства мира. Такая активность вызвана системным кризисом финансового капитализма на Западе.

- Глобальные и региональные «вызовы» в частности, в регионе Большого Ближнего Востока и Центральной Азии, во всем их спектре связаны, прежде всего, с этим кризисом. Арабская «весна» и прогнозируемая в самом ближайшем будущем большая война с перспективой трансформации в мировую на Большом Ближнем Востоке и Центральной Азии – от Суэца и до границ Китая- есть нечто иное как попытка выхода из кризиса за счет чужих стран и чужих активов и ресурсов. Мы прогнозируем начало войны сразу после президентских выборов в США на конец 2012- начало 2012. Вероятность втягивания в эту войну России очень велика, ибо затрагиваются наши геополитические интересы. Все это ставит на повестку дня проблему ревизии концептуально- теоретического фундамента западного проекта (его геополитической и финансово-экономической доктрины) или совокупности проектов, в которые вписана, по факту, Россия. Это - с одной стороны. С другой стороны – все это актуализирует проблему разработки собственного большого проекта. В 3-х– важно выработать такую стратегию, чтобы не допустить или уменьшить риск большой войны, - делает подобные выводы автор.

В кругах принимающих стратегические решения дискурс, пока, ведется в рамках «старой» неолиберальной модели и монетарных рецептов, лежащих в основании западного проекта, отмечает сопредседатель РКНК.

Он выделяет, что лишь в отдельных, не связанных друг с другом, научно-общественных и антиглобалистских кругах Америки и Европы, России и ряда других стран включая Китай и исламский мир, дискурс ведется с альтернативных позиций и ценностей. - При этом все больше тех экспертов и общественных деятелей в странах Запада и исламского мира, которые возлагают немалые надежды на Россию, как на относительно независимый политико- интеллектуальный «плацдарм» для выработки адекватной альтернативы глобальным вызовам, - делает выводы аналитик.

Комментарии 1