События

Заключённые мусульмане добиваются права на намаз и халяль

мусульмане решили добиваться того, чтобы в колониях, а так же других государственных учреждениях предоставляли мусульманам халяль еду, а так же помещение для молитвы

Вот уже 5 лет Гульнаре Закировой, новообратившейся мусульманке из Набережных Челнов, приходится растить двоих сыновей одной. Скромной зарплаты продавщицы магазина мусульманских товаров едва хватает на самые необходимые вещи. Но девушка не унывает и из последних денег всегда может выделить немного на звонки и передачи любимому мужу, отбывающему срок в колонии строгого режима под Якутском, за 6 тысяч км от дома.

Единственной виной Алмаза Хасанова, по убеждению жены, было его стремление получить исламские знания и распространить их как среди мусульман, так и среди неверующих.

"Алмаз занимался призывом к Исламу и обучал желающих мусульман. У него было много учеников. Но он не просто доказывал существование Творца и что Коран – это чудо и речь Аллаха, но еще он учил тому, что Ислам – это система для жизни с идеальным решением всех проблем любого общества. Убежденность в совершенстве только божественных законов и есть суть свидетельства "Нет божества, кроме Аллаха", - говорит она.

Версия обвинения выглядела иначе: "формировал и организовывал экстремистскую организацию и в нее вовлекал, склонял людей с целью дальнейшего свержения конституционного строя и захвата власти насильственным путем". Позже к этому добавили еще статью терроризм, хотя Алмаз не совершал никаких насильственных действий и не призывал к свержению власти, о чем и заявил на суде. По словам Гульнары, органам не удалось найти людей, которые могли бы засвидетельствовать обвинения и поэтому показания против Алмаза, пришлось "выбивать угрозами и издевательствами".

Приговор мусульманину вынесли только через 3 года после начала предварительного следствия. Его приговорили к 8 годам строгого режима, из которых пять лет он отсидел, осталось 3 года. 

Свидания и передачи затруднены. 

"За 5 лет мы виделись только коротко, через стекло, так и дети его видели (его арестовали, когда детям было 1,5 года - они двойняшки, теперь им 6 лет), по-другому сыновья его и не помнят. Но Аллаху принадлежит всё, что на небесах и на земле, Он нам, наконец, позволил побыть вместе на длительном свидании 3 суток. Пусть Аллах наградит всех, кто помог нам", - рассказывает Гульнара, по возвращении со свидания с мужем. 

Деньги на это путешествие ей выделила адвокат Алмаза, которая после общения с подзащитным приняла ислам.

"Я его расспрашивала обо всем. Я понимаю, что наша жизнь на свободе – детский сад по сравнению с тем, что там, - вспоминает Гульнара о долгожданной встрече с супругом, - Он рассказывал, что в строгом режиме находятся самые отъявленные преступники, рецидивисты. Они уже полностью тюремные люди, которые не способны жить на свободе. Их речь из мата, их темы для разговоров редко поднимаются выше половых органов, алкоголя и наркотиков. Они удовлетворяют свою похоть на глазах друг у друга, они унижают слабых, и их законы жестоки. Один неправильный шаг, слово, взгляд могут стоить жизни и чести.
Но Алмаз не жалуется на такое соседство, он говорит: 
- Это – тоже люди, до них тоже должно дойти Послание Аллаха к ним. Меня Аллах сюда поместил, и только Он меня и вытащит отсюда, когда придет время".

Сидят на зоне и мусульмане. Есть те, которые приняли Ислам в тюрьме, есть кабардинцы, дагестанцы, они осуждены за терроризм. Зэки-немусульмане их уважают за то, что те никого не боятся. А еще больше уважают арабов за арабские революции. У них арабская вязь вызывает бурную радость.

По словам супруги, Алмаз говорит, что к нему относятся хорошо.

"Да я им только статьи называю, они в восторге. А когда я описываю, за что мне такие статьи дали, удивляются. Один сказал: "Вот ты можешь захватить власть у себя во дворе дома? Ну, а в стране как?", - передаёт слова коллеги-заключенного Алмаз и смеётся. 

Некоторые мусульмане в тюрьме теряют моральный облик, начинают пить и употреблять наркотики. Алмаз считает, что вера у таких людей не имеет сознательной основы. Ислам – это религия, основанная на разуме, т.е. не просто акыда (вероубеждение), принятая на чувствах симпатии к Исламу или на подражании предкам, а это акыда, в которую начинают верить только после собственных размышлений о доказательствах. Значит, у этих мусульман Ислам был либо на чувствах, либо как традиция предков.

"А что думаешь о заключенных мусульманах, которые говорят, что невозможно тут делать дагват, потому что Пророк (мир и милость ему от Аллаха) располагал сердце человека добротой и нравственностью, а в тюрьме доброта воспринимается как слабость?", - спросила Гульнара у него.

"Да в тюрьме тоже люди, - ответил муж, - Здесь тоже есть отношения, своеобразные братство и дружба. Иначе не выжить. Здесь тоже чувствуют подлость и надежность, значит, тут тоже есть нравственность. Приговор же не отменяет природу человека. Просто кто хочет призывать, тот ищет способ, а кто не хочет, тот ищет оправдание".

В августе Алмаза сажали в штрафной изолятор, как раз в месяц Рамадан. За то, что он вышел в коридор взять омовение и прочитать ночной намаз после отбоя. Он весь месяц Рамадан сидел в карцере, на каменном полу, с железной кроватью, прикрепленной к стене, весь день кровать сложена и прижата к стене, матрац, чтобы спать, выдают в 9 вечера и забирают в 6 утра, а кроме этого сидеть не на чем. Либо сиди на каменном полу, либо стой.

Алмаз сидел и досыпал на коврике для намаза и укрывался двумя соединенными полотенцами для душа. Держа пост, он очень похудел, но жене сказал: "Ты знаешь, с другой стороны, они мне такой подарок сделали на Рамадан. Я давно не был в тишине. (Он обычно сидит в общем бараке, где больше 50 человек, курение круглосуточно). Я наконец-то побыл один, наедине с Аллахом. Я много молился, читал Коран, много думал в тишине, я столько понял".

Алмаз Хасанов писал жалобы на то, что его посадили в карцер за исполнение религиозных обязанностей, опираясь на статьи Конституции №28: "Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними" ст. №55 п.2, где говорится: "В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина". Его жалобы первое время не выходили за пределы колонии. 

Теперь Хасанов жалуется дальше и не собирается оставлять это, на данный момент жалоба рассматривается в Конституционном суде.

"Хвала Аллаху, в тюрьмах принимают Ислам - говорит Гульнара. - Алмаз утверждает, что из заключенных получаются едва ли не самые сильные мусульмане, им ничего не страшно. С мужем в камере сидел один наркоман, он кололся прямо там же, его носили невменяемым, в таком состоянии он не мог ходить. Как-то Алмаз разговаривал с кем-то о том, существует Создатель или нет. И этот наркоман вмешался в разговор и сказал, что он атеист. Мой муж спросил, по какой причине он атеист. И выяснилось, что он не знает, почему. И так, слово за слово, жаркие споры, этот наркоман убедился, что есть Создатель, что Коран – это истина от Создателя, Судный день – это истина. В течение нескольких месяцев бросил употреблять наркотики, встал на намаз. Потом вскоре он освободился, даже связался с муфтиятом и с Божьей помощью добился того, чтобы в колонии выделили помещение для намаза". 

Еще как рассказал Алмаз среди мусульман есть те, которые придерживаются того мнения, что вся харам еда в тюрьме харам для употребления, даже если грозит смерть. И поэтому некоторые наши братья и сестры практически ничем не питаются и умирают с голоду. Один мусульманин - Анабоков Залим - всё время ел хлеб с молоком или с водой, теперь у него развилась чахотка, он сильно истощен, вероятно, скоро умрет. Его перевели в Петропавловск камчатский в ЛИУ-5. По словам его матери и жены, там он содержался в одиночной камере без воды и туалета, закованный в наручники, его избивали.

"После этого случая Алмаз и другие мусульмане решили добиваться того, чтобы в колониях, а так же других государственных учреждениях: больницах, школах, детских садах предоставляли мусульманам халяль еду, а так же помещение для молитвы, потому что, например, в тюрьмах вся еда, кроме каши, сварена со свиным мясом или костями. Для этого была создана инициативная группа «Наше время», которая при активной помощи мусульман отправила жалобы в ГУФСИН РФ, Министерство юстиции РФ, в ДУМ РФ и другие ведомства, привлекая общественное внимание к этой проблеме. Все это было проделано с целью подачи жалобы в Конституционный суд РФ, где возможно отменить дискриминационные законы", - рассказывает Гульнара.

Она призывает всех - юристов, духовенство, родственников заключенных и просто неравнодушных людей, поддержать борьбу Алмаза с чиновничеством за предоставление халяль еды в колониях и госучреждениях и за возможность беспрепятсвенно совершать намазы. 

"Мы на самом деле имеем право на это по российским законам. Требуется помощь и участие родственников мусульман-заключенных, юристов, искренних среди духовенства и простых мусульман. Жалоба по факту наказания в штрафном изоляторе за намаз уже была рассмотрена в Конституционном суде. Жалоба на отсутствие халяль еды тоже подана, пойдет дальше, до конца, пока не будет результата, иншаЛлах. Но усилий одного-двух-трех человек недостаточно", - говорит супруга осуждённого мусульманина. Гульнара просит всех желающих присоединиться к этой работе, написать представителю инициативной группы Григорьевой Татьяне Игоревне на адрес электронной почты Al-Kahhar@yandex.ru, либо по адресу: 677000, Республика Саха (Якутия), г.Якутск, а/я 191.

Автор: Дина Зварич

Комментарии 0