Общество

Часть молодежи республик СКФО выступает за развитие саудовского ваххабизма и интеграцию с султанатами

Дагестану нужен архитектор межконфессионального чуда

Во многих регионах России, особенно в тех, где идет активный приток мусульманского населения, растет недоверие к исламу и мусульманам, неприязнь, а в большинстве случаев и враждебность. Причем этот негатив проявляется как на бытовом, так и на политическом уровне.

В последние годы ислам, особенно в его радикальных проявлениях, ассоциируется с терроризмом. И не всегда эти тревоги безосновательны. Враждебность и недоверие к нему часто возникают просто из незнания, непонимания и предвзятости по политическим и иным убеждениям. Общественность всегда была ориентирована на то, что незнакомое — обязательно чуждое. Абсолютное большинство мусульман во всем мире — полтора миллиарда человек — с отвращением смотрит на террор, не приемлет и отвергает его во всех формах проявления.

В России, чем дальше развиваются либеральные ценности, тем больше осознают угрозы, которые несет экстремизм, и делают ставку на пропаганду умеренности и терпимости. Отношения России и республик СКФО за последнее время стали более дружественными. Они соответствуют общей политике страны на развитие конструктивных отношений со всеми северокавказскими республиками вне зависимости от доминирующей в ней религии. Проходит время, когда Россия не могла не согласиться с тем, что делалось на Северном Кавказе. Сегодня российская политика во многом соответствует международной политике. Но таков ли ответный шаг со стороны республик СКФО, где зачастую проводимый курс идет вразрез с федеральной политикой.

Многие аналитики подчеркивают, что именно Дагестан будет играть важную роль в создании мира. Он призван стать регионом, который не будет множить угрозы для Большого Кавказа. В республике сейчас нацелены на достижение инвестиционных показателей, поскольку этого требуют президент России Дмитрий Медведев и глава СКФО Александр Хлопонин. Но при этом никто не задается вопросом, что здесь нет слаженных финансовых, технологических и, главное, кадровых ресурсов, способных стать реальным фактором республиканской политики и началом прорыва на основных направлениях экономики. Кроме того, существует проблема внутриконфессионального дисбаланса.

Республике Дагестан необходим архитектор межконфессионального чуда, его строитель. К сожалению, нет достаточной осведомленности федерального руководства о ситуации в нашем регионе, отсутствует серьезный анализ и, как следствие, понимание Дагестана и Кавказа. Политическая ситуация, в которой мы оказались, очень опасна. В Дагестане необходимо сделать упор на развитие местного самоуправления, его политической системы, и прошедшие недавно выборы этому подтверждение. Отсутствие современного управленческого менеджмента не позволяет нам выгодно использовать ключевое положение в регионе: выход к Каспию, соседство с Ираном, осознание того, что мы часть большого Кавказского рынка, в котором заинтересована Россия. При такой конъюнктуре республика, конечно, сыграет ключевую роль в достижении мира в СКФО и на Кавказе в целом. Но пока, к сожалению, у Дагестана на этом пути нет ощутимых достижений. Дагестан не видит своей роли во всех этих направлениях, нет понимания значимости геополитического превосходства Дагестана, отсутствует стремление к модернизации и действию.

Особым раздражителем стало и недавнее заявление в СМИ Министра ВД России Рашида Нургалиева. «В последнее время бандподполью в Дагестане нанесен серьезный урон, в целом ситуация в республике нормализована», — уверял он российскую аудиторию. Откуда такой оптимизм? Притом, что часть дагестанской молодежи ориентирована на развитие именно Саудовского ваххабизма и в этом с ними солидарно огромное количество молодежи в республиках СКФО и даже СНГ.

Напомним, что в Саудовской Аравии практикуется ваххабизм как самое консервативное течение ислама. В Королевстве законодательно запрещены другие религии, особенно их ритуальное отправление. Такой вариант не приемлем для многонационального и поликонфессионального общества России. При таком раскладе четкий ориентированный на внутриконфессиональную среду региона подход будет в полной мере отвечать как интересам наших народов, так и гуманистическим ценностям, которые проповедуют все мировые религии, в том числе ислам.

Весьма полезным и своевременным был бы развернутый доклад президента Дагестана Магомедсалама Магомедова о положении в республике в такой сложный и очень ответственный для Дагестана период. Главными приоритетами остаются вопросы обеспечения безопасности и благополучия дагестанцев, повышения качества их жизни, которые, к сожалению далеки от реальности.

Никто не может дать четкие и внятные объяснения — откуда исходит опасность и, самое главное, что делать. Всем понятно, что, убивая молодых людей, на смену которым придут другие, проблему не решить. В тени остается значительная часть бюджетообразующих предприятий, не отработана система антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов. Отсутствует активное вовлечение в эту работу институтов гражданского общества, СМИ, нет оперативного реагирования на их выступления по фактам коррупции.

Проведенный анализ проблем регионов выдвигает требования совершенно иного, нового стратегического подхода к федеральной государственной политике, требует создания условий для успешной социализации и эффективной самореализации регионов. Государственная политика Кремля на Северном Кавказе должна быть ориентирована на долгосрочную перспективу. Только это, в конечном итоге, сформирует устойчивые условия для самоорганизации российских республик на Кавказе. 

Автор: Руслан Гереев - эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа

Комментарии 0