Политика

Сирия: вменяемость населения как опора режима

"Если враг не сдается, его уничтожают" – так можно сказать об идее эмира Катара послать войска в Сирию, чтобы поучаствовать в тамошней "революции". Для нефтяных шейхов оказание такой "братской помощи" будет не первым: катарцы уже помогли, хоть и тайно, ливийским повстанцам, которые боролись против режима Каддафи, кормившего и поившего шесть с половиной миллионов представителей десятков племен.

 Но в Ливии все же было несколько проще. Можно было сыграть на межплеменном конфликте, вооружить повстанцев, профинансировать все нужные операции, высадить спецназ, обстрелять "Томагавками" – и дело в шляпе: при наличии солидной помощи из-за рубежа власть переменилась, труп Каддафи выставили на обозрение восторженной публике, и теперь Ливия... Сами знаете.

В Сирии ситуация иная: здесь нельзя подогреть межплеменные разборки, только межконфессиональные. То есть вариант Ливии или Египта с Тунисом, когда можно все списать на то, что "создалась революционная ситуация, и верхи не могут, а низы не хотят", не пройдет. Народу Сирии не нужно далеко ходить за примерами: последствия "демократизации" можно наблюдать в Ливии, а во что превращает страну межконфессиональный конфликт, можно увидеть в соседнем Ливане. Бывшая жемчужина Ближнего Востока, потенциальная региональная Ривьера сначала превратилась в поле боя суннитов с шиитами и христианами, а потом утеряла практически полностью свой суверенитет, став плацдармом для зарубежных сил. Достаточно вспомнить почти 20-летнюю вялотекущую войну между христианами на юге, которых поддерживал Израиль, и шиитами, которых поддерживал Иран. Да и наличие в стране оккупационных сирийских войск, с помощью которых вершилась вся политика в Бейруте.

В Сирии все это видели собственными глазами, и народ не желает повторения истории на своей территории. Нужно понимать, естественно, что особой любви к режиму семьи Асадов у населения нет и в помине. Не так давно, в 1983 г., отец нынешнего президента, Хафез, без затей подавил бунт в городе Хомс: подтянул артиллерию и танки и распорядился открыть огонь прямой наводкой. Половина города была разрушена, погибли более десяти тысяч человек. Но и без этого у семейства Асадов достаточно причин не быть популярными: они, алавиты, члены религиозного течения, к которому принадлежит не более 12% населения, правят суннитским большинством и еще 10% христиан. При этом даже внутри своего алавитского меньшинства семейство Асада не находится в сильной позиции: эта община делится на "хасса", "посвященных", привилегированную группу, и "амма", непосвященных. Род Асада относится ко второй группе, и, с точки зрения алавитов, у него не было никакого права занимать должность президента.

Сунниты, а вернее, всем хорошо известные "Братья-мусульмане", уже выражали ранее свой протест против того, что алавиты занимают все ключевые должности в стране – именно тогда и имело место восстание в Хомсе, исход которого мы знаем. Сейчас "Братья" снова пытаются изменить ситуацию так, как им это удалось в Египте, но ситуация стопорится, "арабская весна" в Сирии буквально "зависла". Население, сначала бунтовавшее против режима, дало задний ход. И простых сирийцев любого вероисповедания нельзя винить в "инертности", ведь им не предлагают реального улучшения условий жизни путем смены режима. Асад пролил немало крови, но, если его убрать, страна с почти 23-миллионным населением превратится в очередную зону беспредела, да еще и граничащую с Ираком, откуда ушли американцы.

Именно поэтому изначальный протест скатился до рутинных и неромантичных терактов и нападений на представителей армии и спецслужб, поддерживающих Асада. И именно поэтому нефтяным шейхам Катара так хочется приложить руки к разжиганию сирийской гражданской войны. Ведь для них местный вариант "арабской весны" – повод насолить самому страшному врагу – Ирану, для которого Асад является важной фигурой на шиитской шахматной доске в регионе.

В этой же связи стоит обратить внимание и на то, что пока, несмотря на все грозные окрики и намеки, ни одно западное государство не начало активных действий против сирийских властей. Все санкции против режима Асада беззубы и малорелевантны, никакой бесполетной зоной и не пахнет, авианосцев с "Томагавками" на горизонте не появилось. И, честно говоря, отнюдь не визит "Адмирала Кузнецова" в регион стал тому причиной. Скорее всего, тут сыграл свою роль даже не пример Ливии, а понимание того, что не всюду, где кричат "демократия в опасности", нужно сразу появляться во всеоружии и мочить деспотов и тиранов.

Скорее всего, никто не желает выполнять грязную работу за Катар и его богатых суннитских родственников, понимая, что, в отличие от малообразованных египтян и довольно диких ливийцев, сирийское население слишком хорошо понимает, кому выгодна революция в Дамаске. Никакие поставки вооружений из Турции, никакие финансовые вливания и группы спецназа не приведут к тому, чтобы население действительно пошло на штурм президентского дворца в Дамаске.

Решатся ли на такого рода операцию катарцы? Смею предположить, что нет, так как в этом случае на территории Сирии им придется столкнуться не только с местными армейскими подразделениями, но и с гораздо более серьезным противником – бойцами иранского Корпуса стражей исламской революции. Которым, в отличие от катарских суннитов, местное население будет оказывать помощь, не желая испытать на себе последствия "демократизации" за счет нефтяных шейхов.

Комментарии 2