Их нравы

Моя милиция меня, тебя, – всех!

В Дагестане сотрудники правоохранительных органов избили мальчика, подозреваемого в краже. В избиении участвовали пятеро работников ОВД Магарамкентского района. Это уже не первый случай избиения подростка дагестанскими полицейскими. Попытка качественно изменить работу дагестанских правоохранительных органов путем смены вывески и переаттестации, все-таки, прошла более «успешно» – полиция не увеличилась. Но лучше ментов не стала. В следующий раз логичнее провести переаттестацию под контролем общества, которому она обязана служить, а не власти, которой она угодливо прислуживает.

Полиция решает для власти ее деликатные вопросы (как и судьи), а за это власть разрешает правоохранителям неделикатно решать свои материальные проблемы. Это сложно назвать произволом, поскольку подобная «форма работы» обрела уже «форму порядка». Поэтому в полицию, как правило, идут служить те, кто, потеряв совесть, надеется обрести власть и материальное благополучие. Те, кто жаждет возвыситься унижением людей.

Кулак как метод дедукции

Пятеро работников ОВД Магарамкентского района били 14-летнего Шарвили Рамазанова. Меньшим числом кулаков это было сделать просто неприлично. Иначе, какими же они были ментами в глазах своих товарищей?

Хотя своя логика тут была. Шарвили, несмотря на свои четырнадцать, крепкий парень – занимается дзюдо. «Когда они меня избивали, я им говорил: давай один на один, – рассказывает он». Ишь чего захотел. Менты демонстрировали свое боевое искусство иначе: двое крепко держали, трое били. Теперь за что били.

3 января в доме начальника уголовного розыска была совершена кража – из сейфа пропали золотые украшения и крупная сумма. Жена начальника –  приходится тетей Шарвили. Логика понятна? Все-таки умеют они думать,  когда очень хотят.

Цуквер Рамазанова, мать Шарвили, сообщила, в ночь на 4 января к ним домой пришли сотрудники РОВД и попросили разбудить сына. Силовики заявили, что Шарвили подозревается в краже золота и денег из дома одного из сотрудников полиции (имя его они почему-то не уточнили), и он должен проследовать в отделение для дачи показаний. А потом его привезут обратно.

Ток – шоу

В РОВД ему сказали, что он виновен в краже и лучше сразу признаться. «Никаких денег я не крал и у тети давно не был, – говорит Шаривли. – Но меня никто не слушал. В кабинете их вначале было трое. Полный, которого звали Эмиром, ударил меня кулаком по лицу, затем они втроем начали меня бить руками, ногами, стульями».

Потом к «допросу» подключили ток. «В кабинете, один на другом, стояли два тяжелых сейфа. От удара током я отлетел на них, и верхний сейф упал», – вспоминает Шарвили.

Экзекуцию над подростком полицейские прервали, чтобы перекусить – война войной, а обед по расписанию. К трем полицейским пришел их коллега. С водкой. «Передохнув», продолжили допрос.

Своих обидчиков Шарвили помнит в лицо и только по именам – это Ямутдин, Фарид, Марат, Эмир.

Полицейский по имени Ямутдин, по словам Шарвили, предложили 150 раз ударить подростка по голове. На 50-ом ударе подросток потерял сознание, но его быстро привели в чувства. «Постучав» ногами по животу.

Полицейские били Шарвили с 4 часов ночи до 6 утра, а затем ушли спать, передав его свои коллегам.

В ОВД его не трогали до обеда.

Но потом опять начали бить.

К счастью, тут приехали в РОВД родители парня и потребовали встречи с сыном. Полицейские вынуждены были отпустить Шарвили. Не по закону – просто мать стала названивать родственникам, работающим в органах.
Некрасиво, да?

Легкий вред и бред сивой кобылы

Мать подростка обратилась к судмедэксперту, который после осмотра подростка установил, что был причинен «лёгкий вред здоровью». Причем, настолько легкий, что врач с трудом его обнаружил. Так вот незаметно меняется клятва Гиппократа на устав внутренней службы…

Поскольку были праздничные дни, то больница не работала и только 6 января, когда дежурный хирург случайно оказался на работе, Цуквер с сыном попали к нему на прием.

Хирург срочно отправил Шарвили на УЗИ почек и томографию головного мозга. Но эти обследования Шарвили прошел 9 и 10 января (опять же из-за праздников).

Врачи улетели…

В районной больнице Шарвили несколько раз отказались госпитализировать. Диагноз про «легкий вред здоровью» дошел, естественно, и сюда. И какой врач возьмется лечить РОВД?

14 января Цуквер поехала с сыном в Дербент. Но и здесь его не смогли уложить – не было направления с районной больницы.

Шарвили смог начать нормальное лечение только 17 января. Он находится в частной клинике. Цуквер жалуется на состояние здоровья сына,  которого  мучают сильные головные боли и боли в области почек.
Она уже написала заявления во всевозможные инстанции – начиная от правозащитных организаций и заканчивая администрацией президента России.

В Магарамкентском РОВД, куда мы обратились за комментариями, ответили, что руководитель выехал куда-то, и только он имеет право что-либо говорить по данному поводу.

Источник в МВД по Дагестану сообщил, что дело по поводу кражи в доме начальника угрозыска не возбуждено. Наверно, потому, что том  самом  сейфе, нашли…. отпечатки дочери полицейского чиновника.

А били до дактилоскопии…

Уроки правосудия

Доказательств садизма ментов – много. Но шансов на то, что расследование проведут, а виновников накажут – мало. В июле 2010 года в Шамильском районе Дагестана произошел аналогичный случай. Трое полицейских зверски избили 14-летнего Махмуда Ахмедова, требуя признаться в краже дрели. Махмуд лечился в нескольких клиниках, его отвозили на лечение в Москву.

Трое полицейских зверски избили 14-летнего Махмуда Ахмедова, требуя признаться в краже дрели. Махмуд лечился в нескольких клиниках, его отвозили на лечение в Москву. Вроде успешно лечили. Но сильные головные боли и приступы продолжаются до сих пор

Вроде успешно  лечили. Но сильные головные боли и приступы продолжаются до сих пор. А правое ухо вообще ничего не слышит.

Районный суд, куда попало дело садистов в погонах, вынес всем троим условные сроки от 2-х до 4-х лет.
Вышестоящая инстанция отменила это решение.

Суд Шамильского района вернул дело на дораследование, которое еще продолжается. И будет, скорее всего, продолжаться до тех пор, пока дело не замнут.

Мать Махмуда Айшат, говорит, что ходоков с просьбами забрать заявление к ней становиться все больше. Угрозы, подкупы – Айшат сейчас проходит через эту школу российского порядка.

А Цуквер только-только  подала  заявление. Но звонок на первый жестокий урок уже прозвенел.

Автор: Закир Магомедов

Комментарии 4