Политика

Французские репортеры в Сирии оказались агентами спецслужб

 

Ситуация в Сирии напряженная: полиция и войска разгоняют антиправительственных манифестантов. Но, оказывается, за протестующими стоят внешние силы.

Фото: REUTERS
 
 
 
 

Французский журналист Жиль Жакье был убит 11 января в сирийском городе Хомс, когда готовил свой репортаж

Он приехал в Сирию, чтобы рассказать правду о происходящем в этой стране. Но официальный Париж посчитал это опасным для себя.

СЛУЧАЙНАЯ СМЕРТЬ?

Жакье был убежден, что никаких террористических группировок в Сирии нет, что речь идет о революции, которую власти топят в крови. Поэтому он отказался от охраны, не носил ни каску, ни бронежилет. С ним вместе приехали коллеги, которые разделяли его убеждения. Журналисты арендовали три микроавтобуса, нашли себе «проводников», то есть местных, которые служили бы им переводчиками, помогали бы передвигаться по стране и организовали встречи.

Сначала члены группы решили встретиться с представителями алавитов, а потом отправились в кварталы Bab Amr и Bab Sbah, где идут столкновения с повстанцами. Когда журналисты добрались до отеля As-Safir, они увидели там капитана, предложившего доставить их в сопровождении его отряда до алавитского квартала Najha, а там группу уже ждала помощница коменданта города Хомса, которая организовала им встречи с интересовавшими их официальными лицами. Попутно журналисты поговорили и с обычными гражданами. В 14.45 помощница коменданта попросила всех покинуть территорию как можно скорее, потому что режим прекращения огня действовал по факту только до 15.00. Однако представители бельгийског-фламандского телерадио (VRT) зашли вглубь района Akrama к кому-то в дом, поэтому группа была вынуждена их ждать. Тем временем члены ассоциации жертв терроризма, намеревавшиеся устроить демонстрацию перед автобусом, арендованным министерством информации для четырех десятков англо-саксонских журналистов, которые так и не приехали, увидели иностранных корреспондентов с телекамерами и стали скандировать лозунги в поддержку Башара. В 15.00 как и каждый день битва за Хомс возобновилась. Первый снаряд взорвался на террасе здания, попав в емкость с мазутом. Второй упал на здание школы,  третий на про-асадовскую демонстрацию, и двое митинговавших были убиты на месте. Журналисты поднялись на террасу, чтобы снять разрушения, а когда все стихло Жиль Жакье решил, что перестрелка завершена и спустился со своим оператором вниз, чтобы заснять погибших демонстрантов. Как только он показался в дверном проеме, его и еще шесть про-асадовских демонстрантов убило четвертым снарядом на месте. В момент взрыва Жакье отбросило назад. За ним шла ассистент оператора, которая получила ранения в ноги.

В суматохе погибший журналист и раненая девушка были отправлены в больницу. Всего погибло 9 человек, пострадало еще 25. Битва за Хомс сопровождалась и другими подобными инцидентами  вечером, и ночью.

И на первый взгляд все вроде бы ясно. Жиль Жакье погиб случайно. Оказался в ненужный момент в ненужном месте. Ведь он был убежден, что в Сирии ему следует опасаться лишь правительственных войск, что опасность могла подстерегать только во время антиправительственных выступлений. Поэтому он и отказался от сопровождения, не носил ни каску, ни жилет, не воспринял всерьез предупреждения о временном прекращении огня. То есть неправильно  оценил ситуацию – не разглядел реальность за пропагандой коллег.

Но тогда совершенно непонятно, почему Франция, которая поначалу, как и подобает в подобных случаях, потребовала проведения расследования обстоятельств гибели своего гражданина, а потом вдруг, не дождавшись результатов, сделала резкое заявление, что Жиль Жакье был убит сирийцами. К тому же Франция отказалась провести вскрытие на месте в присутствии своего эксперта. Обвинения в адрес сирийцев были публично озвучены Жаком Дюплесси (Jacques Duplessy) одним из журналистов, которые сопровождали Жакье.

КТО ЖЕ СТРЕЛЯЛ?

Представителям французской прессы все не так очевидно – разгорелись жаркие споры относительно того, каким именно оружием был убит Жакье. Большая часть репортеров полагают, что стреляли из миномета. И действительно, сирийские военные подтвердили, что таким оружием нередко пользуются хомские террористы.  Но некоторые свидетели утверждают, что речь идет о реактивном снаряде, пущенном из переносной ракетной установки. Частный сирийский телеканал  Ad-Dounia даже показал обломки ракеты. Дискуссии  на форумах велись не без задних мыслей: живущие во Франции противники Асада уверены, что речь идет о миномете, и обвиняют во всем сирийскую армию. А вот про-асадовские группы уверены, что это был реактивный снаряд и обвиняют террористов. В любом случае оружие ничего не доказывает. Действительно, сирийская армия использует минометы, правда другого калибра, и действительно вооруженные группировки используют реактивные установки, но ведь оружие легко может переходить с одной стороны на другую.

В итоге, если речь идет о минометах, то первые два выстрела могли быть пристрелкой, а вторые два имели целью поразить демонстрантов. Но если речь идет о реактивном снаряде, то прицел там более точный и можно легко попасть в конкретного человека. Тогда появляется гипотеза убийства.

Изучение фотографий и видеоматериалов показывает, что тела жертв не окровавлены и не разорваны на куски, как это бывает при взрыве обычных снарядов.  Напротив, они практически нетронуты, только кровь вытекает из носа и ушей, как при взрыве термобарического снаряда, когда ударная волна сжимает внутренние органы, вызывая обильные внутренние кровотечения. Тротуар тоже не разворочен в месте попадания ракеты.

Примечательно, что некоторые свидетели говорят о гранатах, что еще больше запутывает дело, потому что есть разрывные гранаты, а есть вакуумные. В итоге побеждает версия термобарического оружия будь то ракета или граната, потому что запечатленное на фотографиях и видео ни с чем другим не совпадает. Прибывшие на место трагедии сирийские следователи и наблюдатели из Лиги Арабских государств обнаружили хвост ракеты и два обломка гранатомета калибра 82 мм.

Но французские власти в любом случае имеют основания говорить об убийстве, даже если намерены сделать из этой драмы очередное оправдание войны против Сирии. При этом французские дипломаты, задача которых вроде бы узнать правду, явным образом пытаются скрыть ее от Сирии. Именно поэтому они не допустили ни одного франкоговорящего сирийца к фотографу Каролин Пуарон (Caroline Poiron), подруге Жиля Жакье, которая просидела рядом с телом всю ночь. Девушка была в состоянии шока, не могла сдержать эмоций, а следовательно могла наговорить лишнего. И не случайно французы не разрешили проводить вскрытие на месте и немедленно вывезли тело во Францию. Что же сами французы хотели выяснить такого, о чем никто не должен был знать?

Это последнее фото Жиля Жакье, сделанное в день его гибели в сирийском городе Хомс.

     Это последнее фото Жиля Жакье, сделанное в
     день его гибели в сирийском городе Хомс.
     Фото: REUTERS

ЖУРНАЛИСТЫ-РАЗВЕДЧИКИ

На этом месте стоит углубиться в детали деятельности западных спецслужб, которые ведут в Сирии «войну низкой интенсивности», подобно тем, что велись в 80-ые в центральной Америке и недавно велась в Ливии, с целью подготовки, а главное оправдания, вторжения НАТО.

Жиль Жакье считался хорошимрепортером, его профессиональные заслуги были отмечены Премией военных корреспондентов, лондонской Prix Albert Londres, но это далеко не все…

В официальном письме, отправленном 1 декабря от имени France-Télévisions, редакторы программы Envoyé special – самой популярной политической передачи страны – просили для Жакье визу у сирийского министерства информации. Предлогом было желание проверить сирийскую версию событий, согласно которой «сирийские солдаты становятся жертвой засад и нападений вооруженных группировок, которые свирепствуют в стране». В письме просили, чтобы Жакье получил возможность сопровождать солдат 4-ой бронетанковой дивизии под командованием  генерала Maher el-Assad (брата президента) и 18-щй бронетанковой дивизии, под командованием генерала  Wajih Mahmud. Сирийские власти были потрясены такой наглостью: с одной стороны французы поддерживают группировки, которые нападают на регулярные войска, а с другой пытаются внедрить своего военного разведчика прямо в войска, чтобы тот мог информировать противника обо всех их передвижениях. Просьба не была удовлетворена.

Тогда Жакье пошел другим путем. Он воспользовался посредничеством известной религиозной деятельницы, независимой и уважаемой в стране гречанки-католички, которую побаиваются даже власти. Agnès-Mariam de la Croix, мать-настоятельница монастыря Saint-Jacques de l'Intercis организовала в свое время первую поездку западных журналистов в Сирию, чтобы  показать им как сирийские христиане поддерживают режим Садата и как они боятся, что западные страны приведут к власти такфиритов. И на этот раз знаменитая католичка, имеющая двойное гражданство, решила, что французская пресса сработает профессионально и поможет восстановлению национального единства. Поэтому она надавила на министерство информации и добилась визы для Жакье и его оператора.

После 20 декабря события стали развиваться стремительно. Узнав о помощи, оказанной Жакье матерью-настоятельницей, представители других СМИ обратились к ней с аналогичной просьбой. В частности сам Жакье попросил ее похлопотать за свою подругу Каролин Пуарон и репортера Flore Olive. Обе они работают в еженедельнике Paris-Match. В результате получилась группа из 15 человек – французов, бельгийцев, голландцев и швейцарцев. По всей видимости и французы, и голландцы были в большинстве своем, если не все до единого, агентами французской внешней разведки (DGSE). Время поджимало, пора было действовать.

ВМЕСТО ВСКРЫТИЯ ТЕЛА - ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ

А теперь самое время отмотать назад.

Чтобы ослабить Сирию, вооруженные с помощью НАТО группировки совершили целый ряд  подрывных действий. Несмотря на то, что исторически центром фронды Братьев мусульман является город Хама, а в Хомсе их поддерживают всего два квартала, НАТО выбрал именно этот город для проведения своих секретных операций. Он находится в самом сердце страны, является основным транспортным узлом, а также центром снабжения. Поэтому именно там «революционеры» сначала перекрыли нефтепровод, потом канадские инженеры, которые работали на электростанции были срочно отправлены домой по просьбе США, а затем пять иранских инженеров, которые должны были запустить электростанцию снова были похищены 20 декабря 2011.

После этого похищения СМИ получили требования загадочной группировки, которая якобы борется с распространением шиизма в Сирии. Затем посольство подтвердило, что с похитителями ведутся переговоры. Нужны были только доказательства, что заложники еще живы, нужна была к примеру фотография, где было бы видно, что заложники живы и здоровы. И фотография была получена, только ее отправили не в Исламскую республику, а в еженедельник Paris-Match (выпуск от 5 января). Типа фотокорреспондент издания тайно проник в Сирию и сделал снимок. Французские читатели крепко призадумались о том, что же это за человек такой, если он просто пофоткал заложников и не оказал им никакой помощи. Но послание тем не менее дошло – инженеры живы и похитители находятся под контролем французских спецслужб. Никакой официальной реакции не последовало ни с той, ни с другой стороны, что могло означать только одно – переговоры продолжаются.

По приезде в Дамаск, представители французских и голландских СМИ были расселены властями по разным гостиницам, но Жакье немедленно всех собрал в Fardos Tower Hotel. Управляющей этого заведения является не кто иная как Roula Rikbi, сестра Bassma Kodman, официального представителя Национального совета Сирии, базирующегося в Париже. И гостиница эта традиционно принимает агентов французских спецслужб.

Короче, агент военной разведки, его подружка фотограф, ее коллега из Paris-Match которая имела возможность войти в контакт с заложниками, сформировали группу «журналистов», целью которых было завершить историю с заложниками, передать их например от лица французов иранцам. Группа прибыла в Хомс, скинула с хвоста местные службы безопасности, но руководитель был убит и контакт не состоялся.

Понятно, что в такой ситуации французский посол начал нервничать. Он вполне мог предположить, что Жиль Жакье был убит членами вооруженной группировки недовольной распадом союза Турция-Франция, желающей немедленной полномасштабной войны. Поскольку факт переговоров их не устраивал, они их и сорвали.

Когда все случилось, французский посол не мог в одночасье свести все детали произошедшего воедино, но решил не дать этого сделать и сирийцам. Именно поэтому он, вопреки всем международным нормам, отказался от проведения вскрытия на месте в присутствии французского эксперта. Сирийцы со своей стороны согласились нарушить правила и отдать убитого, но при условии, что им дадут сделать рентген тела, попутно они фотографировали его в самых разных ракурсах. Есть информация, что на теле убитого было ранение в грудь и порезы на лбу.

Когда необходимые формальности были завершены, посол посадил французских и голландских «журналистов» в свои бронированные машины, загрузил туда тело убитого и уехал  из больницы в сопровождении внушительного эскорта, чем поверг в ступор прибывшую туда мать-настоятельницу и журналистку агенства Франс-Пресс – французский дипломат забрал своих агентов, но в спешке забыл гражданских лиц. Кортеж проследовал в гостиницу As-Safir Хомса, где каждый журналист забрал свои вещи, после чего все отправились в посольство в Дамаске, откуда двинули в аэропорт, где отъезжающих уже ждал спец самолет, арендованный французским министерством обороны, который и эвакуировал агентов во французский военный аэропорт Paris-Le Bourget. Агенты уже не изображали, что приехали делать репортажи, забыли, что им продлили визы, а просто бежали, пока сирийцы не догадались о реальной причине их приезда. По прибытии в Париж тело незамедлительно перевезли в институт судебной медицины, где тут же произвели вскрытие, не дождавшись приезда официальных экспертов из Сирии. Нарушив все правила проведения вскрытия, представители закона сделали его результаты незаконными, и рано или поздно они будут таковыми признаны, но правду уже будет не узнать.

Чтобы помешать настоящим французским журналистам докопаться до правды псевдо журналисты, которые сопровождали Жакье, вернувшись во домой засыпали аудиторию взаимоисключающими свидетельствами. Они бессовестно лгали, чтобы запутать всех окончательно. Так, несмотря на то, что 8 про-асадовских митингующих были убиты, Жак Дюплесси говорил о «западне, устроенной сирийскими властями» с целью убийства его товарищей. Расследование однако показало, что господин Дюплесси никогда не был настоящим журналистом, зато долго работал на крупную неправительственную организацию, про которую все знали, что она является… прикрытием французских спецслужб!

Для иранцев и сирийцев смерть Жакье стала катастрофой. Если бы группа осталась в стране, за ней можно было бы вести наблюдение и добраться таким образом до похитителей, а следовательно спасти заложников и наказать преступников.

* * *

Вот уже год как французские военные спецслужбы обслуживают американский империализм. Это они развязали гражданскую войну в республике Кот-д’Ивуар, они манипулировали сепаратистами в Киренаике, чтобы мир поверил в анти-каддафийскую революцию, и позволил захватить Ливию. Теперь они рулят бандитами, рекрутированными Катаром и Саудовской Аравией с целью посеять панику в Сирии и свергнуть ее законное правительство. Но едва ли французский народ обрадуется узнав, что Саркози опустил свою страну до уровня вульгарного захвата заложников, и в будущем уже никто не станет удивляться, если государство, практикующее терроризм, столкнется с ним рано или поздно на своей территории.

Автор: Борис ВИАН, французский публицист, - для «Комсомольской правды»

Комментарии 0