Политика

Когда рухнет режим Асада

Президент Сирии Башар Асад 10 января выступил с пространным двухчасовым обращением к своим согражданам, которое транслировалось в эфире местного телевидения. В речи, посвященной ситуации внутри Сирии, глава государства четко и недвусмысленно продемонстрировал, что имеет весьма слабое представление о происходящем в стране.

Обращение сирийского президента до боли напоминало "психоаналитику", которой в свое время пытались успокоить взбунтовавшийся народ его прежние коллеги по цеху - египтянин Хосни Мубарак и ливиец Муаммар Каддафи. Условно эти речи можно поделить на три части: а) кто виноват, б) какой хороший режим и в) как лидер этого режима справится с происходящим.

Итак, врагов народа Башар Асад нашел ровно там же, где и остальные: за границей. Как выяснилось, Сирия стала жертвой зловещего заговора, в который вовлечены международные террористы, могучие супердержавы и, естественно, иностранные СМИ. Последним досталось особенно, поскольку они, как пояснил президент, ухитряются не только фальсифицировать данные о том, что происходит на улицах сирийских городов, но и его - Асада - интервью кромсают и перекручивают. Тут оратор посетовал, что нормальных журналистов в мире почти не осталось, а ненормальных он в страну пускать не собирается.

Что касается людей, протестующих против его власти на улицах Хамы, Хомса и других городов, то их президент записал в террористы. Признавшись, что испытывает теплые чувства к разного рода "революционерам", Асад отказал тем, кто выступает против него, в этом гордом звании. По его мнению, "революционеры" - это благородные люди, которые ничего не жгут, не ломают, не стреляют и вообще ведут себя прилично. "Я бы первый вступил в их ряды", - поделился он. Но вот к своим противникам, которые отстреливаются от правительственных войск, строят баррикады и жгут государственные учреждения, Асад никакой симпатии не испытывает. Более того, он собирается выжигать их "каленым железом".

Сирийский президент проявил оригинальность лишь в одном пункте списка врагов, добавив туда Лигу арабских государств (ЛАГ). По его словам, лига - организация слабая, ни на что не способная, несамостоятельная, но в то же время - подрывающая сирийский суверенитет. То, что участие Дамаска в ЛАГ было приостановлено, Асада сильно задело. Он, в частности, сказал, что Сирия - это "сердце арабского мира", которое было "вырвано из тела".

Покончив с врагами и приступив ко второй части своего выступления, Асад заявил, что народ его любит и уважает, поэтому уходить со своего поста он не собирается. Затем, скромно называя себя "мы", президент напомнил согражданам, за что именно они его так любят: при Асадах расцвели промышленность, торговля и туризм, поднялся малый бизнес и вообще все стало очень хорошо. Ну и главное, чем очень гордятся диктаторы - это набившая оскомину "стабильность".

Понимая, что неотделимой чертой такого рода стабильности является всепроникающая коррупция, сирийский президент не стал оригинальничать: пообещал создать комитет по борьбе с этим злом и, конечно, побороть его. Справедливости ради надо сказать, что газават коррупции и кумовству Асад провозгласил еще в июне 2011 года, но, как и следовало ожидать, результатов пока что-то не видно.

Ну, а пока взяточничество в Сирии доживает свои последние дни, глава государства пообещал местным торговцам (очень многочисленная и влиятельная категория граждан) создать все возможные преференции для работы. "Международная экономическая блокада нас не задушит", - пообещал Асад. В общем, по его словам, с нынешним президентом страна вот-вот заживет так, что соседи обзавидуются.

Однако тут есть небольшая проблема: в сравнении с соседями сирийцы живут исключительно плохо. Несмотря на политическую систему Ливана, которую "стабильной" не назовешь при всем желании, сограждане Асада рвутся в Бейрут на заработки, ливанца же в Сирию калачом не заманишь. Впрочем, разница видна и невооруженным взглядом - после двух десятилетий гражданской войны, нескольких израильских бомбардировок и перманентного хаоса в политике Бейрут выглядит на порядок богаче и опрятнее "стабильного" Дамаска, где ничего такого давно уже не было.

Но поскольку расписывание собственных достоинств входит в обязательную программу любого "отца народа", оказавшегося в затруднительном положении, без этой части (в целом - пустой) было не обойтись. Гораздо интереснее другое - как он собирается выбираться из сложившейся ситуации.

Для начала президент сказал, что Сирии не надо никакого правительства "национального единства", так как (тут многие удивились) в стране не наблюдается никакого "разъединения". В сущности это означает следующее: все нормально, народ - един. А если кто и баламутит воду, то это не сирийцы, а террористы, с которыми разговор короткий.

Про оппозицию президент высказался в том духе, что ему вообще непонятно, кто эти люди и кого они представляют. При этом, он, правда, добавил, что вообще-то к диалогу готов. Но тут же пожаловался, что лидеров у оппозиции нет, поэтому разговаривать не с кем. Поэтому придется ему и дальше справляться с ситуацией самостоятельно.

При этом стратегия успокоения сограждан, которую избрал Асад, несколько отличается от той, которую предлагал народу, например, Каддафи. Если ливийский диктатор, не мудрствуя лукаво, обещал просто перебить всех недовольных, то его сирийский коллега представил несколько модифицированную версию этого плана: наиболее активную часть - выжечь, как уже упоминалось, "каленым железом", а тех, что поспокойнее, - задобрить новой конституцией и выборами. Замысел такой: в марте провести референдум по "демократической" конституции, предполагающей многопартийность и разнообразные свободы, а в мае-июне - провести парламентские выборы в соответствии с новыми порядками.

В общем, план хорош. Непримиримых боевиков - к ногтю, а всем остальным (даже несогласным) - свободу, демократию и выборы. Но осуществить его будет крайне непросто. По нескольким причинам.

Во-первых, у Асада возникнут большие затруднения по части "каленого железа". Армии, которая медленно, но верно разбегается и разваливается, противостоят уже до 20 тысяч тех самых "террористов". Они уже взяли под контроль целые районы Хомса, приграничные с Турцией территории и постоянно наносят вооруженным силам болезненные удары. Это настоящая армия, а не сотня-другая боевиков, без долгой и упорной войны тут не обойтись. Но что еще хуже - силы повстанцев постоянно растут, а правительственных войск - тают. Если режим не справился с "вооруженными бандами" за предыдущие 10 месяцев, то непонятно, откуда возьмутся силы сейчас.

Во второй части - референдум и выборы - тоже все непросто. Дело в том, что большинству недовольных режимом этого недостаточно. Они Асаду не верят и хотят сначала увидеть его на скамье подсудимых, а потом уже решать остальные вопросы. Вероятность того, что эти люди примут участие в референдуме и выборах очень невысока. Кроме того, в местах, превратившихся в зону боевых действий, провести голосование будет очень сложно технически. В свете обещаний уничтожить террористов затишья в Хомсе и других горячих точках не предвидится.

Ну и главное - со своими инициативами Асад ошибся ровно на год. Если бы референдум состоялся в марте 2011 года, когда все только начиналось, подавляющее большинство сирийцев восприняло бы его с восторгом. С "террористами", которых тогда были единицы, тоже все было бы значительно проще. Сейчас же ситуация принципиально иная, поэтому скорее всего ни то, ни другое не получится.

Ведущие эксперты по Ближнему Востоку вообще и по Сирии в частности еще весной 2011 года в один голос утверждали, что если Асад проведет реформы и выборы в сжатые сроки, у него будут все шансы не только удержаться у власти, но и войти в историю своей страны освободителем. Однако сирийский лидер пошел по другому пути, решив для начала усмирить протесты с помощью оружия. Сейчас он оказался в ситуации, когда в стране действует целая армия террористов/оппозиционеров, в Дамаске гремят взрывы, а экономика разваливается на глазах.

Сирии необходимы срочные и радикальные меры, но президент предлагает согражданам план, устаревший еще год назад. Возникает вопрос: насколько адекватно он оценивает обстановку? По мнению большинства наблюдателей, лишь нечто экстраординарное могло бы спасти власть семейства Асадов. Вопрос не в том, рухнет ли режим, а в том, когда именно это произойдет. Оценки тут даются разные - от нескольких недель до полутора лет. По всей видимости, истина лежит где-то посередине.

Кстати, лидеры повстанцев уже прокомментировали выступление Асада от 10 января. По их оценкам, президент стал опасен для общества, поскольку оторвался от реальности: называет восстание "иностранным заговором", собирается и далее применять силу против своего народа и отвергает любые попытки поиска политического решения конфликта. Оппозиционеры в этой связи призвали международное сообщество срочно вмешаться и спасти население от власти Башара Асада.

Автор: Иван Яковина

Комментарии 0