Среда обитания

Ислам в наркотическом угаре России

Череда «наркотических» уголовных дел в отношении мусульман продолжает сотрясать Нижневартовск. Громкое дело заместителя имама мечети г.Нижневартовска, Вагифа Нурбаева, который был осужден по обвинению в контрабанде наркотиков в особо крупном размере, знают все мусульмане России. Нурбаев направлялся на учебу в Саудовскую Аравию, где за подобное наказывают смертной казнью. Но абсурдность и нелепость обвинений вовсе не является препятствием для вынесения обвинительных приговоров и лишения российских мусульман свободы с целью вытеснения на периферию социальной и религиозной активности.

Следующим «эстафету» принимает житель Нижневартовска, выходец с Северного Кавказа, прихожанин все той же мечети – Артур Алиев. И если причиной интереса к Вагифу Нурбаеву, помимо национальности, была его исключительная порядочность и проповедническая деятельность, то второй случай не выделялся из массы других мусульман ничем иным, кроме того, что был земляком Вагифа Нурбаева, и, как и многие другие мусульмане, общался с ним.

О причинах того, как в одночасье мусульмане превращаются в оптовых «наркобаронов» и о том, как делается статистика в борьбе с наркопреступлениями в г.Нижневартовск в нашем репортаже.

Досье Ансара:

Алиев Артур Играмуддинович, 1976г.рождения, уроженец деревни Медведково Ярославской области. По национальности – лезгин. Женат, имеет двоих детей. Образование – неоконченное высшее. В г.Нижневартовск приехал в 2009 году на заработки. Работал в «НижневартовскНефтеГеоФизике», водителем грузовых автомобилей, откуда имеет отличную характеристику. Доставлял на буровые взрывчатку. Вынужден был уволиться с работы под давлением сотрудников ФСБ, оказываемого на руководство организации.

В ФСБ недоумевали, каким образом дагестанца (!) взяли на работу, где нужно возить грузы, в числе которых взрывчатка. Не желая создавать работодателю трудности, Артур уволился, хотя его устраивала и работа, и отношения в коллективе.

Похищение

Шестого апреля 2011 года Алиева похитили из подъезда собственного дома. Его уже ждали, когда он возвращался вечером домой. В подъезде его сбили с ног, надели наручники, мешок на голову. Похитители были в масках. Его забросили в машину и вывезли в какой-то гараж, где всю ночь избивали, мучили. Били по болевым точкам арматурой. Пластиковой бутылкой с водой били по голове. Применяли удушение до полной асфиксии, и так несколько раз. Выволакивали на улицу, где держали около 40 минут лежа на снегу раздетым на животе. После продолжали вновь избивать в помещении, приставляя к затылку оружие, передергивая затвор, приставляли нож к горлу, угрожая убийством.

Похитителей было двое, не считая водителя, все были сотрудниками правоохранительных органов, в коротком перерыве между избиением один из них сказал: «Вот так работает ОРЧ». ОРЧ – это аббревиатура одного из подразделения внутренних дел - оперативно-розыскная часть. То, что это были сотрудники силовых структур, абсолютно очевидно: в процессе избиения и издевательств один из них говорил о том, что часто бывает в командировках в Дагестане, куда, кстати, он и собирался в очередной раз. Оба проявляли ненависть к выходцам из Северного Кавказа, не русским и мусульманам, оскорбляли по национальному и религиозному признаку.

Следователь Козакевич, в производстве которого было уголовное дело в отношении Алиева, написал на листке, кто был заинтересован в фабрикации уголовного дела – «ФСБ».

Основные обвинения, которые озвучили сотрудники, похитившие и издевавшиеся над Алиевым всю ночь – это то, что он дагестанец, а, следовательно, ваххабит и террорист и им очень не нравится его борода и короткие штаны. А потому, требовали выдать информацию о том, кто еще в Нижневартовске является ваххабитом, террористом?

Сотрудничество в обмен на безопасность

Утром следующего дня Алиева вывезли в другой город. Здесь его также подвергли избиению, после чего предложили сотрудничество по информированию о том, кто ходит в мечеть и чем занимается. В обмен обещали прекращение пыток и преследования.

При этом, со слов Алиева, второй сотрудник усомнился в том, что он будет на них работать и предложил своему коллеге «потерять пациента» (на правоохранительном сленге – это означает убить – М.Т.)

-Мне «предложили выбор» между наркотиками или убийством: «…выбирай, по 105 тебя или за наркотики..», говорит Артур, - затем меня отвезли на автовокзал, вытащили из машины, сняв с головы мешок. Один из сотрудников приставил мне к спине пистолет и отвел на автостанцию, где меня уже ждал сотрудник ДПС ОВД г. Радужный Федчук, - рассказывает потерпевший.

Теперь уже сотрудники ДПС, со своими понятыми (Сары Н.Р. и Речаповым А.Д.), отвезли его в райотдел г.Радужный и произвели «изъятие» и оформление. Когда Алиева заводили в здание, только тогда он смог разглядеть табличку на фасаде - это был ОВД г.Радужный.

Как фабрикуются уголовные дела

При досмотре в ОВД г.Радужный из барсетки Алиева были извлечены два пакета, которые, если верить экспертизе оказались героином весом 231,7гр.

Адвокат Алиева, Светлана Авджаева, сомневается в экспертизе и в том, что веществом в пакетах был героин в таком количестве: «У нас нет уверенности в достоверности экспертизы и вообще нет уверенности в том, а был ли героин вообще», - заявляет адвокат.

Алиеву Артуру предъявлено обвинение по ст.ст.ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (Покушение на сбыт героина в особо крупном размере-М.Т.). Наказание, предусмотренное данной статьей – до 20 лет лишения свободы со штрафом в размере до одного миллиона рублей или дохода полученного в течение пяти лет.

Из материалов уголовного дела следует, что 06.04.11, Алиев пытался сбыть на автовокзале г.Радужный ХМАО, героин. В дежурную часть поступил анонимный звонок, из которого следовало, что на автовокзале г. Радужный ходит кавказец и предлагает всем героин. Умысел не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, так как был задержан сотрудниками ДПС.

Вторым эпизодом в деле является изъятие третьего пакета с «героином» весом 35,61гр. при обыске, произведенном 07.04.11, в квартире, где жил Алиев вместе с четырьмя своими земляками – лезгинами: Хидировым Э.С., Керимовым К.А., Османовым Л. и Пирмагомедовым Э.Ш.

Почему собственником «находки» назначили сразу Алиева - остается под вопросом, как кажется и не совсем логичным то, что Алиев, взяв с собою 2 пакета весом 231,7 грамма, оставил меньший (третий пакет) дома. Да и рассчитывал ли Алиев продать такое количество героина на автовокзале, выбрав агрессивную стратегию маркетинга (предлагая приобрести всем, попадавшимся на пути), как утверждается в материалах дела, не становится очевидным.

Как добывались показания

Свидетелей Хидирова, Керимова, Пирмагомедова, проживавших вместе с Алиевым, спустя несколько дней, а именно, 11.04.11 привезли в ОВД г.Радужный, где под физическим и психологическим давлением, шантажом, заставили подписать уже готовые протоколы. Ознакомиться с протоколами не дали. На допросах не спрашивали ни про обнаруженные наркотики (которые со слов ребят сотрудники принесли с собой и подкинули им на кухню – М.Т.), ни про пристрастие к наркотическим веществам самого Алиева (ведь это логически следовало бы из того, что меньшее количество Алиев оставил дома – М.Т.). Не спросили и про то, занимался ли Алиев сбытом наркотических средств. Подобные вопросы сотрудников отдела полиции не интересовали. Они лишь утверждали, что Алиев является наркобароном, не особо стараясь чем-то аргументировать, понимая, что ребята в это не поверят.

Всех свидетелей (Хидирова, Османова, Керимова, Пирмагомедова) оперативные сотрудники силовых структур вынудили уехать, не давая работать и угрожая насилием.

Так, одного из допрашиваемых, Хидирова Э., 1992 г.рождения избили и под угрозой позвонить его родителям и сказать, что он задержан и сидит за наркотики (которые тут же и демонстрировали – М.Т.), заставили подписать показания о том, что Алиев призывал соседей по квартире к осуществлению экстремистской деятельности, что у него имелась соответствующая литература, в частности «Сборник» Ахмада Дидата и брошюра «Ислам сегодня».

Из заранее подготовленного следователем Козакевич протокола допроса следует, что Алиев «…рассказывал про установление халифата, читал им Коран на арабском языке, стоял впереди на намазе за имама...».

- Очевидно, для определенного круга сотрудников правоохранительных органов, читать Коран на арабском – это преступление, - уверена Светлана Авджаева, - все эти «аргументы вины» моего подзащитного – попытка силовых структур сфабриковать очередное дело в отношении заведомо невиновного лица, являющегося практикующим мусульманином.

-Такое ощущение, что отдельные сотрудники полиции Ханты-Мансийского АО, руководствуясь личным неприязненным отношением к лицам, исповедующим Ислам и выходцам с Кавказа, дабы удовлетворить свою ненависть, проходят стажировку (в виде очередных командировок), на Северном Кавказе, и в Дагестане в частности, берут оттуда на вооружение «передовые методы борьбы» с инакомыслящими – практикующими Ислам, и стараются применять их на Севере, - считает Светлана Авдажева.

В деле имеются сфальсифицированные «признательные» протоколы, в которых Алиев якобы признает факт наличия у него наркотиков и попытку их сбыта. Датируются протоколы 07.04. и 08.04.11г. В этот период, подписать их Алиев не мог в связи с посттравматическим нарушением моторики (отнялась правая рука, которая просто висела на теле, т.к. с 06.04 по 07.04 он был подвержен многочисленным физическим травмам, полученными в результате пыток и избиений сотрудниками силовых структур).

- Подписи в протоколах поддельные. Почерковедческая экспертиза не подтвердила принадлежность этих подписей Алиеву - заявляет Светлана Авджаева.

Представитель защиты ссылается на ч.3 ст.49 Конституции РФ о презумпции невиновности и о толковании подобных доводов в пользу обвиняемого.

Алиев Артур имеет хорошие характеристики с прежнего места работы, по месту жительства, не состоял на учете у участкового, о нем положительно отзываются соседи.

Авджаева уже четвертый адвокат в деле Алиева. Первый – Артамонов В.С., на адвокатском сленге, был «коридорным». Именно он подписал все сфальсифицированные протоколы и это при том, что видел состояние, в котором находился его подзащитный, что у него было сожжено пол бороды (жгли в том же отделении паяльной лампой).

Вторым адвокатом была Оболенская Г.В., которая добилась медицинского освидетельствования и оказания медицинской помощи задержанному. Со слов своего подзащитного составила заявление в Прокуратуру и следственный комитет о похищении и избиениях в ОВД г.Радужный. Именно Оболенская сообщила жене Алиева, что ее муж жестоко избит и находится в г.Радужный в тяжелом состоянии. Так о нем узнали. К адвокатам Алиева подходили сотрудники ФСБ и прямо говорили, что им «..нужно, чтобы Алиев сидел».

Со слов очевидцев

Свидетели Хидиров, Османов и Пирмагомедов сообщили, что Алиев, когда его привозили на обыск, в квартиру, сам сказал им, что наркотики ему подбросили.

- Когда сотрудники пришли к нам с обыском и привели Артура, мы его с трудом узнали, он еле стоял на ногах, на нем были чужие спортивные штаны, видно было что по всему его телу идет дрожь. И это при том, что Артур спортивного телосложения, всегда вел здоровый образ жизни и был крепким парнем.

-Около десяти сотрудников вошли к нам в квартиру. Нас закрыли в одной комнате, а сами в течение 20 минут ходили по всей квартире, зашли в кухню, где очевидно подложили пакет, затем позвали соседей и в их присутствии «изъяли», - говорят свидетели.

При этом все свидетели говорят, что в квартире не было практически никакой мебели, а в кухне из мебели был стол и один открытый стеллаж, куда и были подброшены наркотики.

Ляпы в деле

Никаких следов пальцев рук на «изъятых» трех пакетах с героином, обнаружено не было. Хотя должны были бы остаться следы рук тех же сотрудников, изымавших героин – оперуполномоченного Врадия Н. и инспектора ДПС Федчука. Попытка «сделать» следы на изъятом героине отпечатками, принадлежащими Алиеву, по всей видимости, не удалась (не достажировались на Кавказе - М.Т.) А попытка такая была, во время избиения Алиева, ему вкладывали в руки какие-то целлофановые свертки и сжимали пальцы.

-Тогда я не придал этому значения, да и не думал об этом – говорит Алиев.

Экспертиза происхождения наркотиков, каналы получения и сбыта следствием не была проведена. Не интересовало.

Само задержание Алиева было произведено в нарушение инструкции №333 от 04.05.10, утвержденной приказом МВД РФ. Так, в деле фигурирует, что задержание Алиева осуществлено на основании анонимного звонка, что противоречит вышеназванной инструкции МВД. Допрошены 2 дежурных, 2 ДПС-ника, понятые, а также оперативные сотрудники, которые ездили на обыск в квартиру Алиева.

- Доказательств того, что звонок на самом деле поступал, - в деле нет. Дежурный не смог сказать, на какой телефон дежурной части, поступил звонок. Из показаний дежурного, именно в этот раз номер звонившего не определился, «по неизвестным причинам», хотя все телефоны в Дежурной части полиции снабжены определителем номера. Лишь от руки написанный рапорт, в достоверности которого у нас есть основания сомневаться по вышеназванным причинам, - сказала адвокат.

- Очень большое внимание при избиении Алиева неизвестными сотрудниками уделили Вагифу Нурбаеву – заместителю имама мечети г.Нижневартовск, осужденного по сфабрикованному аналогичному делу в контрабанде наркотиков. Нурбаев также являлся моим клиентом. Цепь идентичных уголовных дел, в отношении выходцев с Северного Кавказа, здесь на Севере нашей страны по моему сугубо личному наблюдению является политически мотивированным, - заявляет адвокат Светлана Авджаева.

Следствие, длившееся более 5 месяцев, передало материалы дела по Алиеву в суд. Первое судебное заседание прошло пятого сентября 2011г. Проведено уже 2 заседания (5.09 и 02.11). Очередное судебное заседание прошло 20 декабря 2011г. Это было первое слушание с участием Авдажевой.

Из зала суда

На последнем слушании было допрошено трое понятых, двое с обыска в квартире (Шарабарин и Хабдуллин) и один – Сары Н.Р., с личного досмотра, проводимом сотрудником ДПС.

Во время допросов ни один из понятых не подтвердил, что наркотики были упакованы и должным образом изъяты. Также не подтвердили и то, что Алиев подписывал протоколы изъятий. Понятой Сары Н.Р. дал показания о неадекватном физическом состоянии Алиева: «Он был какой-то потерянный, говорил, что ничего не помнит, на лице были ссадины, кровь в районе рта, когда он его вытирал, там появлялась кровь» (кровь вокруг рта – это результат удушения Алиева – М.Т.)

Понятые с обыска на квартире показали, что «был какой-то пакетик, который не открывали и, что было, внутри, - им не показывали, они не видели». Понятой Сары Н.Р. показал, что «...было два свертка, круглых, в черных пакетиках, один кажется, открывали, точно не помню, кажется был порошок белый, близко не показывали, не могу описать, какой он был, второй сверток не открывали и что там было, не знаю. Не упаковывали их, куда они делись, - не знаю, не видел, досмотр делал не сотрудник ДПС, а какой-то сотрудник в гражданской одежде, в свитере».

Свидетель Шарабарин (понятой с обыска квартиры-М.Т.), описывая пакет и показывая «на пальцах размеры», обрисовал сверток размером 10 на 15 см., а понятой Хабдуллин показал, что сверток был размером в три раза меньше, чем показал Шарабарин.

-Эти и многие другие не соответствия и разногласия, дают полное основание для исключения из доказательств протоколов обыска и протокола личного досмотра, которыми зафиксировано изъятие героина, - заявляет Светлана Авджаева.

-Кроме того, понятой Хабдуллин не подтвердил, что подписывал протокол обыска, однако показал, что через несколько месяцев после проведения обыска, в августе 2011 года, к нему домой приезжал сотрудник ОВД Радужного, которому он подписал протокол обыска, в котором, как ему сказали, он не поставил свои подписи, - добавляет представитель защиты.

Судьей и прокурором в судебное заседание был приглашен следователь Козакевич С., который непосредственно принимал участие в обыске и составлявший протокол обыска. Козакевич подтвердил факт подписания протокола обыска понятым Хабдуллиным в августе 2011 года и подтвердил, что отправлял оперативного сотрудника допрашивать Хабдуллина и передавал через оперативника на подпись понятому Хабдуллину протокол обыска, т.е. подтвердил факт фальсификации протокола.

Далее, отвечая на вопросы стороны защиты, следователь Козакевич, попытался отрицать участие не менее чем 10 оперативных сотрудников на обыске (половина из которых была из г. Нижневартовск), и утверждал, что в обыске принимало участие всего двое оперуполномоченных г. Радужный – Врадий и Назарько. При этом, не смог объяснить наличие большего количества подписей в протоколе обыске, чем число лиц, указанных в протоколе и перечисленных им во время допроса. На этом моменте допрос следователя Козакевич был прерван и заседание было перенесено на следующий день, 21 декабря 2011 года на 10.00 часов.

-21 декабря 2011 года, судья Гриценко Г.Л., до времени, на которое было назначено рассмотрение дела (10.00 часов), а именно, в 9 часов 47 минут, в отсутствие защитника, с участием прокурора, Алиева, следователя Козакевич, отложил судебное заседание на 8 февраля 2012 года, чем грубо нарушил право обвиняемого Алиева на защиту. По данному факту защитой была подана жалоба на действия судьи в квалификационную коллегию судей Ханты-Мансийского Автономного округа, - заключила в беседе с Ансар.Ру адвокат Светлана Авдажева.

Автор: Мухаммад Туаев

Комментарии 0