Общество

Футувва – путь духовного воина Ислама

Мусульманский мир периода своего расцвета сделал миру уникальный подарок. Он показал, как можно не только провозглашать высокие моральные и нравственные идеалы, но и как их организационно оформить. Наиболее интересным здесь представляется мусульманский опыт по оформлению молодеческой удали в целое движение, охватившее собой практически весь Халифат. Это движение называлось «Футувва» - в дословном переводе с арабского «молодечество», «удаль», «геройство».

Возникновение

В историческом контексте футувва означала идеал справедливости и по геройски удалой добродетели, как истинно мужских качеств, воплощением которых считались Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) и некоторые его сподвижники.

В корне этого названия лежит арабское слово «фатан» (юноша, мóлодец), которое в доисламский период применялось для обозначения доблестного воина. Значение «доблесть» в последующем так и осталось задающим преимущественное звучание термина футувва несмотря на все вариации его значений.

Данные добродетели, которые охватывает понятие «футувва», были свойственны мусульманскому обществу всегда. Но именно, начиная с раннего средневековья, эти добродетели и именно в понимании «футувва» становятся настоящим знаменем различных социальных групп мусульманских городов.

В это время Халифат переживал ряд серьезных социальных проблем – ослабление центральной власти, усилившееся господство чужеземных солдат и войск, укомплектованных рабами и наемниками, попадание ремесленников в зависимость от крупных собственников и торговцев.

Именно тогда в мусульманском обществе начали возникать ассоциации и объединения молодых мужчин, главным образом в городах восточной части Халифата - Ираке и Хорасане. Члены этих ассоциаций взяли себе именем понятие «футувва» и давали обет придерживаться общественных добродетелей, быть благородными, великодушными, смелыми, предпочитать другого самому себе.

Ячейками этого движения, стихийно охватывавшего один город за другим, становились ремесленные цехи и мастерские. Футувва, появлявшиеся в разных городах, расположенных далеко друг от друга, поддерживали между собой крепкие и постоянные связи.

Коран и Сунна о футувва

 Термины «фатан» и «футувва», несмотря на свое доисламское происхождение, не раз упоминаются Всевышним в Коране в отношении самых праведных и благочестивых рабов Аллаха. Основная праведная фигура, в отношении которой Коран употребляет слово «фатан», - это, конечно же, пророк Ибрахим (мир ему).

Аллах Всевышний повествует нам историю о том как юноша (фатан) по имени Ибрахим, бесстрашно восстав против мерзости идолопоклонства, прямо заявил своему народу о его заблуждениях и разбил всех идолов.

«Затем он разнес на куски всех идолов, кроме главного из них, чтобы они могли обратиться к нему. Они сказали: «Кто поступил так с нашими богами? Воистину, он является одним из беззаконников!» Они сказали: «Мы слышали, как юноша (фатан) по имени Ибрахим выступал против них» (Коран, 21:58-60).

В другом месте Аллах Всевышний приводит историю «фитья» (множ. число от «фатан») - юношей, которые предпочли укрыться в пещере, но не поклоняться идолам:  «Это были юноши (фитья), которые уверовали в своего Господа, и Мы увеличили их приверженность прямому пути. Мы укрепили их сердца, когда они встали и сказали: «Господь наш – Господь небес и земли! Мы не станем взывать к другим божествам помимо Него. В таком случае мы произнесли бы чрезмерное» (Коран, 18:13-14).

Таким образом, в коранической подаче термины «фатан» и «футувва» стали символом восстания верующих юношей против мерзости идолопоклонства, против всякой несправедливости. А также символом самоотверженного стремления к искреннему служению Аллаху.

В свете пророческой сиры и сунны сподвижников образцом благонравия (хусн аль-хулюк) для футувва служил сам Посланник Аллаха (мир ему и благословение), а в качестве эталона доблестного мóлодца (фатан) выступал повелитель правоверных, четвертый праведный халиф Али ибн Абу Талиб (да будет доволен им Аллах).

В этом превращении Али (да будет доволен им Аллах) в ключевую фигуру футувва основную роль сыграл хадис Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), в котором он сказал: «Нет молодца (фатан), равного Али, и нет меча, равного Зу-ль-Факару (мечу Али)».

Кроме того, искренняя вера Али (да будет доволен им Аллах), его самоотверженность, преданность Пророку (мир ему и благословение), мужество и воинская доблесть зарекомендовали его как самого яркого представителя футувва в истории Ислама.

Духовный кодекс футувва

Со временем понятие «футувва» все более детально разрабатывалось и углублялось. Оно начало охватывать такие добродетели, как щедрость, самоотверженность, скромность, целомудренность, преданность, прощение, смирение и благочестие.

Детально проработанный духовный кодекс ложился в основу первых объединений молодых мусульман, дававших обет придерживаться всех этих добродетелей в своей жизни. Члены этих объединений обязывались быть щедрыми, не питать пристрастия к мирскому, любить науку и ученых, не обивать пороги богачей и правителей, раздавать свое лишнее имущество.

Представитель футувва не презирал бедных, не обольщался щедрыми посулами богатых, был справедлив ко всем, не ожидая в ответ благодарности, становился безжалостным врагом собственных соблазнов и желаний, уничтожал всех внутренних идолов эгоизма, восставал против лжи и несправедливости, предпочитал других самому себе.

Он посвящал всего себя служению Всемогущему Аллаху, терпеливо переносил любую обиду, нанесенную лично ему, но восставал против любой обиды, наносимой Аллаху и Его религии. Он всю оставшуюся жизнь испытывал глубочайшее чувство раскаяния за совершение даже самого небольшого греха, но при этом старался не замечать чужие грехи, какими бы большими они ни были.

Существует также краткое изложение духовного кодекса футувва, отраженное в четырех добродетелях, упомянутых Али (да будет доволен им Аллах):

прощение, когда есть возможность наказать;

сохранение кротости и мягкости, когда находишься в ярости;

пожелание благого собственным недругам;

предпочтение других людей самому себе, даже если сам находишься в нужде.

Футувва в социально-экономической жизни Халифата

Движение футувва абсолютно не было оторванным от жизни и ориентированным на уход только в духовную и мистическую практику, как это впоследствии произошло с некоторыми ветвями суфизма. Наоборот члены футувва играли самую активную роль в обществе, проникая во все его сферы.

Футувва не только консолидировало молодежь, не только призывало их к соответствию духовному кодексу, но и ориентировало на освоение и занятие определенным ремеслом. Именно в ремесленной среде футувва нашла себе самую первую профессиональную нишу и завоевала наиболее прочные позиции.

Футувва глубоко проникла в средневековые мусульманские ремесленные цехи и гильдии, пронизала их деятельность своими духовными ориентирами. Именно с этим аспектом связан тот удивительный факт, что мусульманские ремесленники редко подписывали свои изделия и произведения.

Поскольку они свой профессионализм считали не своей собственной заслугой, а даром Всевышнего. И свое ремесло они воспринимали не как способ прославить свое имя, а как способ прославления Творца и Вседержителя.

Благодаря активности футувва ремесленники Сирии, Персии, Анатолии и других регионов исламского мира были плотно интегрированы в духовную жизнь уммы. Футувва начала упорядочивать отношения между самими ремесленниками, подмастерьями, бригадирами и мастерами в атмосфере духовной теплоты, подобно отношениям отцов и детей.

Футувва отстаивала их интересы в противостоянии с классом состоятельных собственников, устанавливала расходы и отношения между производителем и потребителем на основе спроса и предложения, препятствуя бесполезным тратам. Также на них лежала обязанность контроля качества товаров и установления цен. Большое значение придавалось обучению подмастерьев и подготовке молодых кадров.

Футувва в политической и военной жизни Халифата

Более того, с расширением Халифата и стремительным ростом городов, футувва, кроме экономической жизни все более активно начала принимать участие и в политической жизни мусульманских городов и всего государства.

В периоды, когда в Халифате падал политический авторитет правящих династий и государственного аппарата, опиравшихся на армии из чужеземных наемников или рабов, футувва становилась выразителем протеста и голоса городской бедноты и неимущих слоев.

В определенный период футувва сблизилась с другим движением, известным, как «аййарун» (приблизительное значение «бродяги»), состоявшее из представителей низших слоев общества. В таком объединенном формате футувва и аййарун становились серьезной силой, с которой власти уже не могли не считаться.

Правители не раз пытались нейтрализовать их протестный потенциал, создавая для них места в «шурта» (своего рода, городской полиции). Изредка, как это, например, произошло во время осады Багдада, правительство вооружало их и доверяло им защиту города.

Объединенные силы футувва и аййарун порой приобретали настолько большое влияние, что от них начинала зависеть судьба даже городской администрации. Например, в XI и XII веках в сирийских городах глава (раис) созданной ими городской милиции время от времени фактически делил власть с наместником.

Такое объединение низших и средних слоев мусульманского общества имело тенденцию превратиться в политический авангард исламской уммы. И в периоды, когда государство слабело, оно могла стать реальным фактором власти, как, например, произошло в Багдаде, где аййарун, также разделявшие ценности футувва, держали в своих руках бразды правления с 1135 по 1144 г.

В больших городах у каждого братства футувва формировался собственный центр. В эпоху правления Сельджуков в Анатолии футувва занималась представлением интересов различных социальных и профессиональных групп в государственных органах.

 Потенциал футувва использовался и для обеспечения безопасности внутри самого мусульманского общества. Например, в Дамаске футувва успешно противостояла террору ассасинов, в других регионах она помогала в защите городов, пресечении волнений и мятежей.

Одной из главных объединяющих идей футувва была идея джихада на внешних границах мусульманского мира. Эти мусульманские пограничные стражи и воины получили название гази (воители за веру). Гази имели знаки отличия и были связаны присягой халифу, а их духовным кодексом была футувва.

Гази были, прежде всего, воинами-завоевателями, которые старались держаться подальше от всякой власти. Захватывая по мере своего продвижения новые земли, они властвовали на них так же, как и в своих пограничных уделах, весьма мало вмешиваясь в дела местного населения, которое даже стало видеть в них защитников от набегов агрессивных соседей.

Региональные особенности

Ассоциации футувва со временем заняли почти все ниши мусульманского общества – социально-экономическую, политическую, военную, а также охватили большую часть мусульманских регионов – Ирак, Иран, Сирию, Анатолию. Они добились такого влияния, поскольку оказались способны адекватно отвечать на запросы всех социальных уровней населения, равно как и разных этнических групп мусульман.

Футувва в огромной степени выполняла цивилизаторскую миссию и сыграла большую роль при распространении Ислама среди населения Индонезийского архипелага и Африки южнее Сахары. В различных регионах исламского мира футувва не уничтожала и не принижала этнические, региональные, культурные особенности, а наоборот, старалась впитать их в себя. Оттого она в каждом регионе приобретала свои специфические черты.

Футувва со временем внутренне разделилась на «течение меча» и «течение слова». Первое из них возводили к Али ибн Абу Талибу, а второе – к Абу Бакру ас-Сиддику (да будет доволен ими Аллах). Сирийская ветвь футувва приобрела название «ан-нубуввийа», а в Иране – «джаванмард», что является персидским эквивалентом арабского «фатан».

В Анатолии футувва распространилась, как движение «ахи» (от араб. «мой брат»). В более тюркизированном варианте это название звучало, как «ахилик». В Анатолии футувва больше представляла собой способ организации ремесленной и экономической жизни мусульман. А в среде тюркоязычных воинов джихада – «гази», она больше акцентировала внимание на воинской доблести и героизме.

В Азербайджане и Южном Дагестане, где города являлись участниками караванной торговли, и где контролем и управлением городов старались завладеть крупные собственники, торговцы и ремесленники, организуются «ортаги» - своего рода объединения крупных коммерческих компаний. Данные торгово-ремесленные ассоциации превращались в серьезную внутреннюю политическую силу.

Ремесленники Дербента, города в Южном Дагестане, по примеру крупнейших городов Халифата также были объединены в торгово-ремесленные корпорации – гильдии, во главе которых стояли начальники – раисы. Эти ремесленные гильдии, а, по сути, профсоюзы Дербента в X-XI веках обладали фактической властью в городе.

Их влияние на политическую жизнь города было столь огромным, что раисы зачастую выступали в роли противовеса самоуправству недостаточно честных и благочестивых правителей, пытавшихся узурпировать политическую власть. Существуют сведения, что к движению ахи принадлежал даже великий поэт Низами Гянджеви.

Таким образом, все эти ассоциации футувва, ремесленные гильдии, объединения ахи, отряды пограничных воинов гази, распространились по всему Халифату вплоть до уровня деревень. В некоторые периоды истории они невероятно усиливались, наращивали свое влияние и пополняли свои ряды учеными, политическими лидерами, крупными торговцами, мыслителями и военачальниками.

Футувва на службе государства

Конечно же, настолько влиятельная, организованная и высоко мобилизованная сила не могла остаться без внимания центральных властей Халифата. Попытка опереться на данную силу, изначально состоявшую преимущественно из молодых людей и имевшую оппозиционный по отношению к властям характер, впервые была предпринята в конце XII веке аббасидским халифом Насиром (полное имя ан-Насир ли-дини-Лляхи).

Халиф Насир стремился к укреплению основ халифской власти и смягчению социальных конфликтов, которые в это время сотрясали мусульманское общество. Общественное мнение в Халифате было к футувва столь благожелательным, что Насир сам вступил в багдадскую футувва и начал привлекать в нее лиц из высших религиозных, военных и административных кругов Аббасидского Халифата, а также правителей других мусульманских государств.

Насир поручил багдадскому ученому Шихаб-уд-дину Абу Хафсу Умару ас-Сухраварди, носившему титул «шейха шейхов», составить «Китаб уль-футувва» (общий устав братств футувва). Руководство всеми подразделениями братства халиф возложил на себя.

 Затем он отправил послов и указы в соседние исламские государства и призвал их правителей и народы вступить в футувва. Целый ряд дипломатических контактов по этому вопросу был осуществлен в особенности с Сельджукским государством. Насир даже назначил шейха ас-Сухраварди своим наместником в Конье (город на юге сегодняшней Турции).

Халиф Насир особое внимание уделял закреплению организационных форм футувва, детального устава, кодекса, внутренних обрядов посвящения в члены братства. Известно к примеру, что посвящение в члены футувва происходило путем награждения вступающего специальной униформой – шароварами (араб. «саравиль»)

Насир делал все от себя зависящее, чтобы через объединение в рядах футувва честолюбивых мусульман-пассионариев, сплотить и консолидировать мусульманское общество, сохранить его от распада на противоречащие и враждующие течения, а также противостоять нарастающему распаду Халифата.

Насир огромное внимание уделял и физическому развитию членов футувва, поскольку она и на службе халифа не переставала обладать военным потенциалом. Футувва сплачивала и организовывала боеспособных мусульман перед лицом монгольской угрозы. Примерно в те же годы, халиф Насир, опираясь на футувва, сконцентрировав внутренние силы Халифата, продолжил расширение границ государства и дальнейшее продвижение Ислама.

Футувва в тюркском государстве

Несмотря на то, что нашествие монголов смело багдадскую футувва, она продолжала существовать в других регионах исламского мира и в разнообразных локальных формах. Причем особенно стойкой она оказалась на тюркской территории.

Как известно, под влиянием шейха ас-Сухраварди, отправленного халифом Насиром своим наместником в Конью к султану Иззуддину Кейкавусу, футувва появилась и в Малой Азии. Именно здесь футувва приобрела свою новую разновидность социально-религиозного братства и получила название «ахи» (от араб. «мой брат»).

Подобно объединениям такого рода в других странах, братства ахи (в тюркском варианте – «ахилик») не являлись только профессиональной корпорацией, хотя состояли в основном из представителей ремесленников. Среди них было немало бывших скотоводов и земледельцев, переселившихся в города и стремившихся здесь закрепиться. Повсеместно в городах и деревнях начали создаваться завия (центры, обители) братства.

Рядовые братья-ахи и руководители движения видели свою цель в использовании возможностей всей мусульманской общины того или иного города для оказания новым ее членам необходимой моральной и материальной помощи, в том числе в обеспечении жильем, питанием, в приобщении к какому-либо виду городских занятий, а также в защите от произвола местных властей.

Подобная деятельность вполне устраивала сельджукскую правящую верхушку, поскольку она укрепляла единство уммы, прочность государства и авторитет правителей. Поэтому многие правители поддерживали как религиозную, так и социальную активность ахи, демонстрировали свой интерес и уважение к труду ремесленников.

Так, по некоторым сообщениям, султан Алауддин Кейкубад I в часы досуга не только сочинял стихи, но и плотничал, шорничал, делал луки, изготовлял ножи. При поддержке сельджукских правителей влияние ахи распространилось по всей стране, а само братство стало представлять реальную политическую силу.

Вместе с тем, известно, что члены братства ахи сыграли большую роль даже в возникновении Османского султаната. Тесть Османа Гази, шейх Адабдали и многие другие паши и люди науки, сыгравшие роль в укреплении государства, были последователями ахи. Султан Орхан также занимал в братстве степень «ихтийар-уд-дин», а султан Мурат I был известен как «шейх братства» ахи.

Влияние на христианский мир

Бесспорно и то, что настолько мощное движение, поднявшееся из глубин мусульманского общества и завоевавшее прочные позиции среди политической элиты Халифата, не могло не повлиять на соседние народы и цивилизации. Так оно и произошло, поскольку со временем влияние футувва начало все больше распространяться и на Европу.

Принципы молодеческой удали, героического и самоотверженного благородства, чести и отваги, из которых выросла футувва, проникая в Европу, приводят к появлению в христианском мире движения рыцарства и рыцарских орденов по примеру ассоциаций футувва. Известно, что рыцарские ордена крестоносцев, возникли именно в Святой Земле – Палестине.

Здесь мусульманские воины и мусульманское рыцарство (фарисы) были объединены в духовно-рыцарские ордена, связанные между собой единым кодексом футувва. Отсюда ценности и принципы организации футувва, благодаря европейским дворянским семьям, которые во времена крестовых походов прожили какое-то время на Ближнем Востоке, попадают в христианскую Европу.

В Европу проникают также и принципы ремесленных и торговых гильдий футувва. Но проникают в более светской форме и приводят к зарождению европейских ремесленных цехов и торговых гильдий, ставших опорой средиземноморских городов-государств.

Политические позиции футувва, всегда имевших собственное мнение относительно вопросов развития государства приводят к зарождению в Европе первых зачатков альтернативной политической мысли. Со временем они превращаются в дворянские политические клубы, из которых выросли старейшие политические партии Европы, по примеру британских.

Активное, а зачастую протестное и оппозиционное участие футувва в общественной и политической жизни Халифата дало понимание европейским мыслителям необходимости развитого гражданского общества, как противовеса государственной власти. Именно из этой мусульманской основы выросло европейское профсоюзное движение и институты гражданского общества, как защитников интересов и прав различных общественных и профессиональных групп.

Почти полной копией с мусульманских пограничных стражей и воинов гази явилось и украинско-российское казачество, которое уходило подальше от центральных властей и создавало на границах государства свои вольные военные поселения. Даже все стадии развития российского казачества – от вольных поселенцев, первопроходцев Сибири, завоевателей Кавказа, защитников государственных границ, превращения в привилегированное воинское сословие, блюстителей внутригосударственного порядка – в точности повторяли все стадии развития военного крыла футувва.

Зарождению в европейском мире и советской России идей о необходимости создания идеологически мотивированных молодежных организаций, начиная от движения скаутов и завершая пионерами и комсомольцами, веками ранее предшествовало более благородное и чистое движение мусульманской молодежи, ориентировавшейся на ценности Единобожия.

То же самое касается и идеи объединения молодежной энергии, стремления к подвигам и свершениям, направления этой энергии на благо общества, которое нашло отражение в зарождении движения тимуровцев, комсомольских трудовых лагерей, направления их на целину, строительство Магнитки и БАМа.

Подобных примеров использования западным миром бесценного и уникального опыта мусульманской футувва можно приводить бесконечно много. Но здесь важно то, что этим опытом в полной мере пользуется именно западный мир, осваивая его во всех сферах и приложениях, обогащая и адаптируя к собственным реалиям.

А мусульманский мир вновь чувствует себя обворованным и обманутым. Если мусульманские правительства неспособны сегодня исправить ситуацию и обеспечить направление потенциала мусульманской молодежи с горящими сердцами на возрождение величия исламской уммы, то нам остается только один путь. Путь, который прошли прежние поколения мусульманской молодежи – осознать, что мы, как раз, и являемся футувва. И то, каким завтра проснется мусульманский мир – зависит именно от нас.

Автор: Руслан Курбанов

Комментарии 0