Общество

ПОЯВЯТСЯ ЧЕТЫРЕ РОССИИ?




Уроки религии в школах приведут к появлению «четырёх Россий»

21 июля ушедшего года в подмосковной резиденции Барвиха Президент Д.А. МЕДВЕДЕВ объявил о начале эксперимента в школах, где появится курс ДНК (духовно-нравственной культуры) с возможностью выбора конфессионального направления, в том числе Ислама, а в армии появятся штатные священники и имамы. Известно, что ранее мусульмане страны выступали против ОПК (Основ православной культуры), но в Барвихе был найден консенсус.

Как это произошло и к чему может привести? — беседа одинцовского культуролога Джанната Сергея МАРКУСА с кандидатом исторических наук, руководителем Энциклопедического отдела Издательского дома «Медина» (Москва — Н. Новгород) Дамиром Зинюровичем ХАЙРЕТДИНОВЫМ.



— Первое время у исламской общественности России было опасение, что внедрение курса ОПК в средние школы — это часть проекта однобокой клерикализации общества со стороны ведущей конфессии. Но сейчас, кажется, найден компромисс. Действительно ли это так?

— Всё верно. Напомню: дискурс о введении предмета ОПК в школах, притом в качестве обязательного, вёлся на фоне других инициатив, которые оглашались в середине 2000-х годов от имени общественности и Русской Православной церкви Московского Патриархата — инициатив, которые назвать иначе как «клерикальные» при всём желании невозможно. Например, был озвучен «Сергиевский проект», согласно которому место нынешнего Парламента занимал бы Сенат, формируемый «из представителей духовного сословия с решительным преобладанием представителей РПЦ МП». По тому же проекту, избрание главы государства должно было определяться поддержкой Православной церкви.

Одновременно произошло массированное вбрасывание через СМИ проектов по введению в армии института православных капелланов. Естественно, последовала реакция со стороны мусульманской общественности, которая сделала вывод о готовящемся массовом крещении мусульманских детей и юношества. Все эти годы, как мы помним, велась довольно интенсивная и местами весьма неполиткорректная дискуссия о том, следует ли реализовывать эти планы, и если да — то как именно, чтобы учитывать интересы разных конфессий.

Так что нынешнее решение о многомодульном предмете ДНК — безусловно, компромиссное на фоне того тупика, в котором оказались многие участники этой ожесточённой дискуссии.

— Один из первых, поразивших многих наблюдателей, результатов: школьники Ставропольского края предпочли «Основам православной культуры» -светскую этику и курс по мировым религиям. Означает ли это, что в целом большинство россиян склонно именно к нейтралитету в изучении истории религий?

— Я думаю, Ваша оценка верна. Однако хотел бы уточнить: я бы не стал делать подобный вывод относительно большинства этнических мусульман, то есть татар, башкир, казахов, чеченцев, аварцев, кабардинцев и т. д. — народов, традиционно исповедующих Ислам. По моим оценкам, их подавляющее большинство не относятся к религии нейтрально, поскольку Ислам является неотъемлемой частью их образа жизни, их менталитета. Во многих случаях именно Ислам способствует сохранению национальной идентичности этих народов, подвергающихся усиленной ассимиляции, особенно в городах.

— В связи с этим: каков прогноз — что будут выбирать учащиеся в традиционно исламских регионах Российской Федерации? Вряд ли в Дагестане это будет что-то вне-исламское…

— Нам известны предварительные результаты выбора школьниками одного из модулей ДНК в Карачаево-Черкесии. Две трети учеников выбрали ОИК (основы исламской культуры), одна треть (местные русские) — ОПК. Что мы знаем об этой республике? Она многонациональна. Здесь помимо карачаевцев с сильной религиозностью (у них был распространён суфизм, они подвергались депортации и т. д. — все эти факторы способствуют усилению роли религии в обществе) проживают также черкесы, абазины, ногайцы. У последних этносов религиозность заметно ниже. Тем не менее, сообщений о выборе альтернативных предметов не последовало: дети ВСЕХ этнических мусульман выбрали Ислам (я для краткости так назову этот курс).

Поэтому для таких республик, как Дагестан, Чечня, Ингушетия и Кабардино-Балкария, прогноз однозначен: подавляющее большинство учеников будут изучать в школе Ислам. Предполагаю, что в Башкирии и Татарстане (когда там начнут изучать многомодульный предмет ДНК) мизерный процент школьников из числа этнических мусульман могут выбрать курс мировых религий, но всё же большинство опять же будет изучать Ислам.

Наконец, в Адыгее, Северной Осетии, Астраханской, Оренбургской областях и ряде других регионов от 1/3 до ¼ учеников — то есть все этнические мусульмане — также выберут Ислам.

— Итак, отныне дети, причём в очень чувствительном возрасте, начинают через государственную школу знакомиться с явлением религии как таковой и её моральными принципами, в частности. Это такой задел на будущее, которого ранее у наших детей (да и у нас с Вами, воспитанных в советских школах и ВУЗах) не было. Как примерно через 20 лет изменится этика в обществе, и в целом — религиозность населения?

— У нас будет, если можно так сказать, четыре разных России. Первая — в границах Московии: это нынешний ЦФО (без Москвы) плюс ряд областей по периметру. Здесь с давних времён Православие господствует в мировоззрении русского населения. Картина не изменилась и сегодня, как мы видим по Тамбовской и Смоленской областям: от 55 до 60% учеников выбрали ОПК.

«Вторая Россия» — это почти все остальные регионы с русским большинством. Это территории, которые были заселены русскими из Московии, начиная с 16 века и позднее (в виде исключения сюда относится также Москва). Здесь народ достаточно индифферентно относится к религии. Смотрим примеры. Калининград: 30% — ОПК, остальные — светская этика и мировые религии. Новосибирск: соответственно 18% и 75%. Свердловская область: 21% и почти 78%. И даже Ставрополь показал совсем не те результаты, которые ожидались церковными кругами. Без сильного давления на школу, учителей и родителей со стороны государства (с подсказки Церкви, разумеется) разрешить ситуацию в пользу ОПК здесь невозможно. Потому что «вторая Россия» — это совсем не Московия. Этот феномен подробно исследовался в ряде специальных работ, в частности — в книге С. Б. Филатова «Религия и общество».

«Третья Россия» — это регионы с мусульманским и буддийским большинством или значительным меньшинством. Повторю сказанное ранее — относительно традиционно мусульманских регионов прогноз однозначен: подавляющее большинство учеников здесь будут изучать в школе Ислам. Через 5-6 лет они окончат школы, часть из них пойдёт в армию, где уже будут действовать армейские имамы. Таким образом, будет воспитано новое поколение, со знанием Ислама. Подобные процессы можно прогнозировать и для буддийских республик (Калмыкия, Бурятия, Тува).

Наконец, «четвёртая Россия» — это русское национальное меньшинство в регионах с мусульманским и буддийским большинством. Все дети из русской среды в этих регионах поголовно выберут ОПК. Это, опять-таки, известный феномен в этнологии, когда религия играет роль этнического идентификатора, способствует сохранению малой группы в инонациональной среде. Именно эти группы русского населения будут отличаться самой высокой религиозностью без примеси шовинизма (агрессивный национализм, увы, с раннего Средневековья является данностью Московии).

По этим причинам я бы не стал делать обобщённую статистику по религиозности населения во всей России: показатели по четырём региональным группам будут чрезвычайно отличаться друг от друга. И это — лишь самый первый прогнозируемый результат введения нового предмета в общеобразовательной школе, о чём и предупреждали в своё время мусульманские деятели.



Джаннат Сергей Маркус, г. Одинцово

Комментарии 0