Общество

Славяно-мусульманская бомба для Сербии

Сербия столкнулась с новым сепаратистским движением. На сей раз речь идет о расположенном на границе с Черногорией регионе Санджак, где большинство населения составляют славяне-мусульмане, близкие к мусульманам Боснии и Герцеговины.

Этот регион промелькнул в сводках информагентств минувшей осенью. 28 октября некий уроженец Санджака обстрелял посольство США в боснийской столице Сараево. Как только стало известно, что преступником оказался уроженец юго-западной Сербии, сербская полиция провела в Санджаке рейд и задержала 17 исламских экстремистов. По утверждению многих сербских экспертов, Санджак — куда более крупный оплот ваххабитов, чем Косово, где уровень религиозности местных албанцев значительно ниже, чем у славян-мусульман.

По злой иронии судьбы, новая головная боль Сербии когда-то была колыбелью сербской государственности. До конца XIV века именно в современном Санджаке был центр сербского средневекового государства — Рашка. Собственно говоря, и сегодня в официальных документах Сербии регион именуется не «Санджаком», а «Рашкой». Но облик этих мест уже очень сильно отличается от патриархальной православной сербской глубинки.
Еще в XV веке, когда началось многовековое османское владычество, жители Рашки начали массово переходить в ислам. И когда в 1878 году по итогам русско-турецкой войны Сербия получила независимость, ее «колыбель» уже называли на турецкий лад — Санджак. Эту область на 25 лет оккупировала Австро-Венгрия. В 1913 году ее поделили между Сербией и Черногорией. Собственно говоря, в их состав она входит и сейчас.

Сегодня 65 процентов населения Санджака составляют славяне-мусульмане (их примерно 200 тысяч), хотя только в трех из шести общин региона они составляют большинство. Становление их национального «я» шло весь ХХ век, на протяжении которого они все больше ощущали свое родство с мусульманами Боснии и Герцеговины. Многие санджаклии (так их именовали в Югославии) поселились в Сараево и других городах Боснии, участвовали в войне 1992-1995 годов, отличаясь особой жестокостью по отношению к сербам и (в меньшей степени) хорватам.

Когда в 1990–1991 годах начался распад Югославии, в Санджаке возник филиал боснийско-мусульманской Партии демократического действия (ПДД). В его руководство вошли все нынешние лидеры санджакских мусульман — Расим Ляич, Сулейман Углянин и муфтий Муамер Зукорлич. Их наставниками (в прямом и переносном смысле) были лидер боснийских мусульман, первый президент Боснии и Герцеговины Алия Изетбегович и боснийский верховный муфтий Мустафа Церич.
Никакой автономии в составе Сербии Санджак (или Рашка, как до сих пор именуется эта область в сербских официальных документах) не имел, что местных мусульман не устраивало. В 1991 году они провели референдум, 98 процентов участников которого захотели автономии «с правом присоединения к другой республике». То есть за выход из состава Сербии и присоединение к Боснии. Было создано Мусульманское национальное вече Санджака (МНВС). Но сербское руководство на шантаж не поддалось.

В январе 1992 года МНВС приняло Меморандум об установлении специального статуса Санджака, который подразумевал бы создание своего парламента и правительства. США и ЕС поддержали их, но только на словах. Ему было не до того — ведь полыхало в Хорватии, Боснии, затем в Косове. В итоге сербские военные и полицейские вошли в регион и навели порядок. Над 45 членами Партии демократического действия прошел суд.

Сегодня Санджак по-прежнему не имеет автономии, однако здесь совершенно официально действуют партии местных мусульман. Наиболее радикальная из них — Боснийское культурное объединение во главе с муфтием Муамером Зукорличем. «Сербские идеологи создали настолько страшную идеологию, что она подпадает под определение геноцида», — сказал он как-то. Излишне говорить, что никакой идеологии геноцида мусульман сербские власти не имеют.
Действия Зукорлича во многом направляются его духовным и политическим наставником — муфтием Боснии и Герцеговины Мустафой Церичем. «Если кто и может стать фактором стабильности в регионе, особенно в Санджаке, то это Сараево. Мы, бошняки из БиГ, хотим сказать бошнякам в Сербии, что мы — с ними и за них, они не брошены, мы — один народ, который живет в двух государствах, мы — в Боснии, они — в Сербии», — заявил он пару лет назад.

Среди других местных организаций выделяются Санджакская демократическая партия Расима Ляича и Боснийский список за европейский Санджак Сулеймана Углянина. Несмотря на то, что и в их программах есть признаки сепаратизма (они требуют автономии), президент Сербии Борис Тадич вручил им министерские портфели. Кроме того, в Скупщине Сербии есть депутаты от Санджака. О языковых правах говорить не приходится — мусульмане говорят на диалекте того же языка, что и сербы.

Но сегодня у санджакских мусульман, похоже, появилась западная крыша. Так, канцлер Германии Ангела Меркель во время визита в Белград потребовала от сербских властей обеспечить права национальных меньшинств. Глава МИД Турции Ахмет Давутоглу уже открыто предложил «посредничество в урегулировании проблем Санджака». Наконец, в шведском Гетеборге при участии местной боснийской диаспоры открылось первое представительство Санджака за рубежом.

Так что уже многое говорит о том, что против Сербии готовы разыграть карту славян-мусульман из Санджака.

Автор: Вадим Трухачев

Комментарии 0